Войти на сайт
График работы:
пн-пт: 10:00-20:00
сб-вс: 10:00-18:00

ЭЦ ТУРБАЗА

Украина, 40001, г. Сумы
ул. Герасима Кондратьева, 6  

+38 050 913-36-63

Дневник велосипедного похода по Синайскому п-ову (Египет)

Страницы: 1
RSS
Дневник велосипедного похода по Синайскому п-ову (Египет), Обсуждение дневника велосипедного похода по Синайскому полуострову в Египте
 
В феврале 2008 года Константин Карачев совершил двухнедельное велопутешествие по Синайскому полуострову. Наконец-то, дошли руки до отчета. Фотографий из той поездке не осталось по известной причине (бедуины украли фотоаппарат), зато отчет порадует любителей мемуарного жанра.



Теперь осторожно, много букофф!

Собственно, сам дневник похода:

Маршрут
Нитка: Шарм-Эль-Шейх – Набк - Дахаб – мыс Рас-Абу-Галум - мыс Эль-Хибик - Нувейба – вади Хуейт – «Цветной каньон» – оазис Фуртага – вади Худра - оазис Айн-Худра – Сант-Катерин – оазис Фейран – Белайим - Эт-Тур (Тур-Синай) – Рас-Мухаммед - Шарм-Эль-Шейх
Километраж: 653 км
Активных дней: 14 (16-29.02.2008)
Формат: палатка, горелка

Участники:

  1. Максим Горячковский
  2. Борис Святенко
  3. Константин Карачёв

ДНЕВНИК

День первый (16.02.2008)

Пробег: 31 км
Аэропорт Шарм-Эль-Шейха – где-то в нац. парке Набк
В Киеве было -5 и метель. Здесь на безоблачном небосклоне ярко светит африканское солнце. Хотя, строго говоря, азиатское, так как Синай считается уже Азией.

Заходя на посадку, пилоты накреняют самолет и в иллюминаторах открывается чудесная картина: лазурное море и красные горы в голубоватой дымке.

Аэропорт выглядит современным и блестит чистотой. Опасливо присматриваемся к новым для нас арабским лицам. Туристов разгребают фирмы: Pegass Touristic, Tez Tour, Tourtess – это основные туроператоры, занимающиеся Египтом. Это они выкупают чартер, и именно их продукт продают многочисленные туристические агентства. Мы, "дикие" туристы, сиротливо озираемся. Пока успокаивается  вся эта неразбериха, покупаем визу: $15 и меняем деньги 5.48 LE (египетских фунтов) за $1. Египет – удобная страна! Время – киевское, фунт – практически та же гривна.

К этому времени людей в зале практически не остается, берем анкеты последними. Заполняем, подозрительно поглядывая на пункт "Адрес пребывания". Блин, даже не узнали название какого-нибудь отеля! Надо мной склоняется египтянин-распорядитель, раздававший анкеты, сердце замирает, ручка медленно подбирается к проклятому пункту. "Хватит, хватит, дальше не надо" – нетерпеливо кричит распорядитель. Хух! Пронесло.
Долго сидим в аэропорту, поджидая третьего участника похода – Борю. Он вылетел на неделю раньше по горящему туру за $250 и уже неделю прохлаждается в Шарме. Нам билеты обошлись в $400. Но обратный билет Боре все равно придется выкинуть и покупать заново. Забегая вперед, скажу, что обошелся он ему в $150, так что те же яйца, вид сбоку. Боря и я знакомимся, т.к. видим друг друга впервые.

Мотаем наши первые египетские километры. В этом месте Шарм-Эль-Шейх выглядит бесконечной стройкой на бесконечном пустыре. Возле оазисов шикарных отелей отдыхающие пары своей расслабленной пляжной одеждой абсолютно выпадают из окружающего ландшафта.

Заезжаем в магазин скупиться. "Supermarket" – горделиво гласит вывеска. На деле – небольшой магазинчик со скудным выбором. И такое мы будем видеть везде. Настоящие супермаркеты попадались всего 2 раза: в Дахабе и в Шарме. Пока ребята скупаются, со мной перезнакамливаются все местные торговцы-зазывалы. Вопросы настолько одинаковые («Откуда?» «Как зовут?»), что на третьем человеке я просто начинаю смеяться. Английский этих ребят не на высоте, но это с лихвой компенсируется неуемной общительностью. Я смотрю, как они обращаются к русским, полякам, чехам и т.д. на их родных языках и представляю, какая у парней в голове каша. Действительно, много слов не влезет, да и не нужно им.

Шоссе резко уходит влево, от моря. Спрашиваю полицейских о дороге на Дахаб. Они уверенно показывают на шоссе. Махаю в сторону моря. Там тоже Дахаб. "Сафари" – улыбаются они.

А вот и первая синайская экзотика: фотографируемся возле таблички "Mines". Табличка ржавая, но колючая проволока выглядит добротно и отбивает желание экспериментировать.

Отличная накатанная твердая грунтовка, идущая вдоль моря, поднимает настроение. Едется легко. Видны следы квадрациклов, а вскоре встречаются и они сами - народ возвращается в Шарм с сафари.

Темнеет, нам нужно достать бензина для горелки. Подъезжаем к хибарке на берегу моря, навстречу выбегают сопливые ребятишки, клянча еду, а потом и деньги. Обращаемся к благообразного вида бедуину с нашей просьбой. Он подходит к своему белоснежному джипу и сливает нам литр бензина. Давать за услугу такую мелочь (литр 95-го стоит 90 пиастров) нам неудобно, поэтому дарим шариковую ручку. Отъезжаем метров 20 и видим за хибаркой солнечную батарею. Шариковая ручка - нашли чем удивить!

Становимся лагерем на берегу возле мангровых зарослей. Это одна из фишек национального парка Набк, в который мы к этому времени въехали. На Синайском полуострове 5 охранных природных территорий: Рас-Хухаммед, Набк, Рас-Абу-Галум, Таба и Сант-Катерин. Маршрут пролегает через  все 5.  Или даже не так: мы практически не будем покидать природоохранные территории, переезжая из одной в другую. В основном национальные парки созданы для охраны кораллов, но Набк также известен мангровым зарослям. Скажу честно, мне они показались самыми заурядными кустами, просто растут в соленой воде.

На ужин местная фета с пресными лепешками и вареными яйцами. Сегодня День рождения у Бори. По этому поводу распиваем бутылку виски, предусмотрительно купленную в duty-free.

День второй (17.02.2008)

Пробег: 30 км
Все еще где-то в дебрях национального парка Набк
Перед отъездом мне много рассказывали о красоте и богатстве коралловых рифов Красного моря (именно поэтому я и одолжил в поездку маску с трубкой), но то, что я увидел, превзошло  все мои ожидания. Есть такая метафора -  "коралловый сад". С одной стороны она мне нравится. Действительно, кораллы можно сравнить с прекрасными цветками удивительных форм и оттенков, а плавающих среди них рыбок – с огромными пестрыми бабочками, перелетающими между цветками. Но много ли вы вспомните реальных земных садов, выдерживающих подобное сравнение? Паря над коралловым рифом, не устаешь восхищаться щедростью, с которой природа населила эти места жизнью. Это настоящий полигон, где она, не стесняясь, воплощала самые причудливые свои фантазии. Особенно поражает контраст пустынного ландшафта на берегу и буйства красок под водой.

Чтобы наслаждаться красотами коралловых садов не нужно громоздкого дорогого оборудования и сертификата дайвера. Достаточно маски и трубки. Для такого плавания с маской и трубкой существует даже специальный термин – сноркеллинг (от английского названия трубки snorkel).

Дорога, по которой мы двигаемся вдоль моря вполне проезжабельна, хотя иногда, все же, приходится вести велосипед в руках и, даже, перетаскивать его через скалы.
"Синай – идеальное место для велопутешествия, а февраль – идеальное время" – читаю я в своем блокноте. Вряд ли такая запись могла бы появиться несколько дней спустя, когда сильный северный ветер превратил продвижение вперед в непрерывную борьбу со стихией, а купание – в неприятную криогенную процедуру.

На берегу, кроме всякого человеческого хлама, валяются огромные раковины разной формы и степени сохранности. Поначалу мы останавливаемся, составляем из них композиции и фотографируем, но после того, как нам попалось несколько пляжей, просто утыканных огромными, прекрасно сохранившимися раковинами, мы перестаем обращать на них особое внимание. Находка подобной раковины у нас в Крыму на берегу Черного моря стала бы событием всего отпуска.

День третий (18.02.2008)

Пробег: 36 км
Где-то в дебрях национального парка Набк – где-то за Дахабом
Горы подступают ближе к морю, и сегодня часто приходится перетаскивать велосипед через скалы и камни. Ветра нет совсем, солнце припекает - становится жарко.
Выезжаем на асфальт перед Дахабом, очень непривычные ощущения после 2-ух дней скачки по камням.

Дахаб – маленький тихий курортный городок, совсем непохожий на Шарм. Он не такой пафосный, как Шарм, здесь нет многоэтажных гостиниц, зато есть маленькие аккуратненькие белоснежные бунгало у моря на пляже Happy life. У Дахаба своя атмосфера - расслабленная и слегка патриархальная. И еще здесь не чувствуется того туристического конвейера, который так не понравился мне в Шарме.  Его история начиналась с хипующих израильских студентов. Да и превращение всего Синая из пустыни в райский туристический уголок берет начало от тех 12 лет после Пятидневной войны, когда он был израильской территорией. Говорят, что местные бедуины с ностальгией вспоминают о тех временах и жалеют, что Синай вновь отошел Египту. Не знаю, я на эту тему с ними не разговаривал. О хипующих израильских студентах  сейчас напоминают только бедуины, предлагающие травку.

Дахаб считается центром дайвинга и виндсерфинга. Здесь находится знаменитая Blue Hole – культовое место для погружений, а заодно и самое опасное, его еще называют кладбищем дайверов.

Мы устраиваемся в ресторанчике на набережной. Почти под ногами плещутся волны. Рядом стоят топчаны – можно покупаться и загорать. Пока ждем своего заказа, ветер усиливается, и волны начинают захлестывать наш столик. Официанты предлагают перейти за другой, но вскоре и здесь у нас под ногами хлюпает вода. По набережной оживленно носятся виндсерферы со своими досками, у них радость – ветер. В конце концов волны загоняют нас во дворик отеля, при котором работает ресторан. Приносят еду. К нам присоединяется Андрей, наш земляк, киевлянин, с которым мы познакомились в аэропорту. Он тренер йоги и выбрал местом для проведения своих семинаров именно Дахаб. И не случайно, ведь это особенное место, где оседают дауншифтеры, духовные искатели и прочие романтики.

Еда стоила нам по 50 фунтов. Не скажу, чтобы сильно понравилось.

Находим настоящий супермаркет и скупаемся. Кроме всего прочего покупаем специальные тапочки ходить по кораллам. Для Красного моря это "is a must”.

Вечереет. Ищем рынок, о котором нам рассказал Андрей. Проезжая автомастерскую, спрашиваем за бензин. Хозяин долго выясняет зачем нам бензин, удивляясь, что его можно использовать для приготовления пищи. Бензин из машины он слить почему-то не может и посылает человека на автозаправку, а нам выделяет мальчика, чтобы показал пока дорогу на базар.

На базаре мы покупаем полюбившиеся нам лепешки, огурцы и помидоры по 2 LE, бананы и апельсины по 4 LE и килограмм огромных обалденено вкусных фиников за 5 LE.
Когда возвращаемся к нашей автомастерской, уже совершенно темно. Хозяин просит дать бакшиш человеку, ездившему за бензином. Почему бы и нет? Он заработал. Тепло прощаемся и выезжаем из Дахаба.

Когда проезжали поселок рабочих-строителей, к нам привязалась собачка. Она охраняла наш лагерь всю ночь.

День четвертый (19.02.2008)

Пробег: 35 км
где-то за Дахабом – мыс Эль-Хибик
Ночью дул сильный ветер. Иногда палатка складывалась пополам. Спали очень беспокойно и не выспались.

На завтрак открыли рыбную консерву с желтой этикеткой. Это должно было нас сразу насторожить, ведь в природе все ядовитое и опасное окрашено в яркие цвета. Внутри, в дурно пахнущем старом масле одиноко плавали просоленные жесткие тараньки. Все досталось собачке за самоотверженную охрану лагеря. Дальше собачка за нами не бежала. Надеюсь у нее все в порядке.

Сильный, порывистый, холодный ветер. Не смотря на то, что шкварит солнце, одеваем штаны и ветровки. Это очень кстати, потому что сгорело уже все, что могло сгореть.  Люди берите солнцезащитный крем! Море по сравнению с ветром кажется очень теплым, но купаться совершенно не тянет.

С нашим продвижением на север Аккабский залив сужается. С той стороны, в Саудии, просматриваются большие горы. По ночам видим огни селений.

Дорога от Дахаба до мыса Рас-Абу-Галум тяжелая, почти все время приходится вести велосипеды в руках – настоящая верблюжья тропа. И действительно часто встречаются верблюды с туристами, Рас-Абу-Галум – популярное направление для сафари. Сам мыс представляет собой огромное пространство, продуваемое всеми ветрами. Едем на самой низкой передаче, борясь со шквальным ветром. В Рас-Абу-Галум пополняем запасы воды.

От Рас-Абу-Галум дорога вполне сносная, но сильнейший встречный ветер делает передвижение очень тяжелым. Применяем тактику езды на колесе. Здорово помогает.
Проезжаем дорогу, уходящую в ущелье к шоссе. По ней на Рас-Абу-Галум приезжают машины.

До мыса Эль-Хибик добредаем уже в полной темноте и пешком, надеясь, что сможем укрыться от ветра за мысом. Напрасно.

День пятый (20.02.2008)

Пробег: 40 км
Мыс Эль-Хибик – 15 км по трассе за Нувейбой
Снова тяжелая дорога. Тяжелая в основном из-за ветра. Но к тому же еще и сильно разбитая машинами – натурально стиральная доска.
Перед Нувейбой – пост. В Нувейбе - порт и паром в иорданскую Аккабу. Огромная очередь из фур.

Пополнили запасы в местных магазинах и на рынке: 3 шестилитровые баклажки воды, картошка, огурцы, помидоры, вермишель, чечевица, рыбные консервы, лепешки, мандарины и апельсины.

На заправке набрали бензина. Спокойно наливают хоть литр хоть пол-литра куда угодно. Вот этим мне нравится сервис в арабских странах. Есть продавец и есть покупатель, все остальное – мелочи.

Выезжаем из Нувейбы загруженные, как торговый караван. Едем по шоссе в сторону Табы. Шоссе поперло к горам, взбираясь на холм, и мы сворачиваем к морю. Достаем пиво, добытое в Нувейбе.

Проезжаем интересную скалу яркого красного цвета. Табличка так и гласит: «Red Rock». Останавливаемся сделать снимок. Максим лезет за камерой… и достает из футляра сначала смятую баночку из-под колы, а потом камешки. Это хреново, мы потеряли единственный фотоаппарат и из поездки вернемся без единого снимка. Максим воспринимает происшедшее с буддистским спокойствием и настроен забить. Но мы с Борей настаиваем на принятии мер. Максим сдается и вдвоем мы едем в Нувейбу на машине по бессовестной цене в 50 фунтов. Боря остается в кемпинге на пляже.

В полицейском участке нас отфутболивают в туристическую полицию, это их парафия. Дают провожатого. Рассказываем нашу историю там. К нашему удивлению в таком заведении, как туристическая полиция, по-английски говорят единицы. Не очень понятно чем занимаются все эти здоровые дядьки с автоматами в расцвете трудоспособного возраста.

Оказывается, что полицейский, перед которым мы распинались, ничего не решает и, нужно дождаться офицеров, которые придут только через 2 часа. Коротаем время, сидя в соседней кафешке. Когда заказываем кофе, мне не нравится цена - 5 LE, а когда его приносят и сам напиток – не кофе, а помои. Официант интересуется, как мне понравилось, и я, пытаясь оставаться вежливым, отвечаю, мол “so-so”. И тут между нами происходит следующий диалог:

Официант: Почему тебе все so-so?
Я: Знаешь, дорогой, вообще-то кофе не “so–so”, а “absolute shit”, просто не хотел тебя обижать, потому как на Синае я другого и не пробовал.

Он начинает оправдываться, пенять на здешнюю воду, ведет нас, даже, на кухню и показывает, как они готовят кофе и из чего. На стремной пачке читаю: ”Turkish Coffee”, но обоняние протестует, по крайней мере против второй части утверждения.

Слово за слово – разговорились. Джозеф, так зовут нашего нового знакомого, только закончил университет (факультет истории и археологии), и в процессе получения лицензии гида. Он из Верхнего Египта. Христианин. Рассказал, что 18 из 80 миллионов населения Египта – христиане. Христиане и мусульмане живут смешано и совершенно мирно. Сразу поинтересовался женаты ли мы. Сам он не женат, хотя ему уже 32. Мы спросили: "Как же так, ведь в твоей стране так важна семья и так строго с взаимоотношениями вне брака, почему до сих пор нет?" Оказывается, для создания семьи ему не хватает всего-то $10 000. Это для того, чтобы купить квартиру, обставить ее мебелью, устроить свадьбу и подарить жене драгоценности. Без приличных драгоценностей нельзя, это позор. Самое пикантное, что  избранницы у него на данный момент нет.

Дальше разговор пошел о различии во взглядах на отношения между мужчиной и женщиной на Востоке и Западе. И тут он задал страшный вопрос: "В чем смысл вашей жизни?" Все остальное время беседы заняло обращение нас в христианство. Я сразу вспомнил беседы с молодыми людьми, которые подходят на улице с вопросом "Верите ли Вы в Бога?".

Один из пассажей Джозефа поразил меня особенно сильно. Он предложил полюбоваться папирусами на стенах комнаты и стал рассказывать, какая это уникальная штука и что каждый образованный человек хотел бы иметь у себя дома папирус. Сразу заподозрив неладное, я твердо сказал: "Мне не нравятся папирусы". Это была правда. Большинство людей, побывавших в Египте, тащат домой папирусы, чтобы потом развешивать их где попало. И потом, я не вижу в них никакой эстетической ценности. Вот тогда-то Джозеф и отмочил: «Ты и папирусы не любишь, потому что всем недоволен, несчастлив и не имеешь смысла в жизни». Это было бы смешно, если бы не было правдой.  Перед уходом в отпуск я написал заявление об увольнении. Это было увольнение в никуда. У меня не было ничего, кроме страстного желания убежать из офиса. Будущее было туманно и немножко пугало. Мысли о возвращении к киевским проблемам вызывали только приступ мигрени.  Впрочем, до прямого впаривания папирусов дело не дошло.

Джозеф-проповедник помог нам скоротать 2 часа и, время уже было идти в участок. Там появилось множество нового народу, но офицеров все не было. Наконец-то еще через час они появились. Нам который раз пришлось пересказывать, что случилось. Затем нам предложили изложить все письменно на английском языке. Это перевели на арабский и снова зачитали нам, переводя на английский. При этом присутствовал независимый переводчик, который согласно кивал. В конце концов, нам торжественно объявили, что нас не задерживают и, если мы хотим, то можем быть свободны. К этому времени уже действительно хотелось быть свободным.

Нас подвезли до Red Rock, где в темной хижине мы обнаружили замерзшего и заспанного Борю. История с полицией заняла не менее 6 часов.

Все местные, которых мы спрашивали, очень скептически отзывались о полиции: «Они только бла-бла-бла. Ни черта не делают. Еще и все ночь можно в участке просидеть, пока  разберутся, что ты только свидетель». О возможностях туристической полиции отзывались еще хуже: «Да у них даже своей агентурной сети нет, а с обычной полицией они на ножах». Оптимизм высказывал только Джозеф-проповедник. Хорошо ему, он в Бога верит.
P.S. Фотоаппарат так и остался в Синайской пустыне.

День шестой (21.02.2008)

Пробег: 13 км
Red Rock – вади Хуейт
Спали долго после вчерашних происшествий. Последняя морская стоянка перед рывком в горы. Хочется поплавать напоследок (в дальнейшем события сложились так, что это действительно была последняя возможность поплавать). Хватаю маску, трубку и шагаю к морю. Здесь интересный рельеф дна: риф сильно изрезан бухточками, каналами, повсюду встречаются небольшие гроты. За рифом – подводная песчаная пустыня.

Слегка штормит, вода мутновата. Волны захлестывают в трубку, бьют об острые кораллы. Пока добредаю по мелководью до берега, ветер выдувает душу и минут 5 меня просто трясет от холода.

На завтрак у нас вареная картошка,  тунец с перцем чили и свежие овощи – питание наладилось.

Выезжаем только к 12:30. Километра через 2 по трассе сворачиваем на грунтовку, уходящую в каньон. На встречу шагает бедуин. Спрашиваем про Colored canyon. Все верно, дорога та, но с велосипедами, говорит, никак не пройдете. При этом жестами  показывает что-то ужасное и большое. Ну нас так просто не испугаешь, хотя это уже не первый человек, который отговаривает ехать этой дорогой…

Через несколько километров утыкаемся в пороги. Начинаются обносы. Еще через несколько сотен метров перед нами вырастает стена метров 10-15. Это и есть то страшное препятствие, о котором нас предупреждали. Приходится заняться велоскалолазаньем...
Не смотря на обносы и пешие участки, в основном едем в седле. Ехать приятно, т.к. наклон совершенно не чувствуется, а, самое главное, совершенно нет ветра, так досаждавшего нам в последние дни.

В ущелье царит абсолютная тишина. Ни глухая, ни звенящая, а именно абсолютная. Ни единого малейшего колебания не может уловить слуховой рецептор. Это диковинно и немножко тревожно. Стены вади, красных и желтых тонов, вылизаны водой и ветром. Они кажутся мягкими. Мощная работа воды угадывается повсюду. По следам на стенах понятно, что бывает ее здесь очень много и лучше в такое время быть подальше от этого места.

Ни ветер ни солнце  нас не беспокоит, зима – прекрасное время для путешествия по вади. Можно только представить, что творится здесь в летние месяцы - раскаленный каменный ад.

В расщелинах иногда попадается какое-то вьющееся растение с темно-зелеными мясистыми листьями. Оно выглядит очень свежим и жизнеутверждающим среди голых безжизненных стен. Встречаются и деревья. Листья у них такие маленькие, что теряются среди огромных темных колючек. Плотная крона аккуратной бонсайной формы выглядит от этого зловеще черной. Вокруг этих деревьев раскиданы коварные колючки, что создает нам проблемы: уже 2 прокола.

Становимся рано в 17:00. Лагерный быт налажен, все вещи лежат на своих местах, каждый  знает, что ему делать, за 6 дней мы уже привыкли друг к другу и довольны друг другом. Вкусный, сытный неспешный ужин. Ни ветерка, ни звука. Закатное солнце окрашивает горы во все новые и новые оттенки, разыгрывая перед нами прекрасный  спектакль. Все это создает ощущение комфорта, спокойствия и умиротворения. Я счастлив! Джозеф, ну вот я всем доволен

День седьмой (22.02.2008)

Пробег: 19 км
Вади Хуейт – оазис Фуртага
Продолжаем двигаться по вади. Ехать несложно и приятно. Вокруг горы самых разнообразных оттенков красного. Те, что подальше, подернуты голубоватой дымкой. Насыщенный красный – цвет гор, и насыщенный голубой – цвет неба, создают поразительный контраст. Некоторые горы покрыты каменной крошкой черного цвета. Такое впечатление, что это солнце пережгло камни.

Буквально через 6 км подъезжаем к Цветному каньону или к тому, что мы считаем Цветным каньоном. Туда уходит едва заметная тропинка. Идем по очереди смотреть. Каньон дикий и трудно проходимый. Очевидно, что мы ошиблись, видим, как туристы выходят из соседнего каньона. Заезжаем и туда.

После этого - капитальный обнос на полтора часа. Возможно имело смысл пройти через Цветной каньон. Там несколько порогов по 1-3м. Потом он расширяется и, по-видимому, можно ехать. Наверху магазинчик: только прохладительные напитки втридорога.

До Фуртаги 15 км. Именно этим путем возят туристов. Дорога идет по широченному вади и страшно разбита джипами. Сегодня я понял, что «гребенка» на дороге не самое страшное - по ней все-таки можно ехать. Самое страшное – это песок, перемешанный колесами джипов. Так вот, дорога представляет собой ядреную смесь «гребенки» и песка.
Ставим лагерь, не доезжая до Фуртаги километр-два. Боря разжигает костер. Кажется, что в этой пустыне нет дров, но на самом деле можно насобирать разных веточек. Эти веточки, не смотря на то, что маленькие и суть трава, горят долго и ярко. Секрет в эфирных маслах, которыми насыщены все растения пустыни. На дороге мы часто  видим остатки небольших костров - как раз вскипятить небольшой бедуинский чайничек.

День восьмой (23.02.2008)

Пробег: 20 км
Фуртага – вади Айн-Худра
Сегодня поднимаемся в 6:00 по будильнику. Выезжаем в 8:54 и через 12 минут уже на трассе у оазиса Фуртага. Оазис представляет собой следующее: несколько густых красивых пальм  на обочине шоссе и парочка бедуинских хибарок, склепанных из чего попало. А ведь мы планировали здесь пополнить запасы. Еда и вода у нас на исходе.
Как только подходим к одной из хибар, из нее выходит женщина с закрытым лицом и приглашает нас внутрь. Мы рассаживаемся на ковре и наблюдаем, как она печет лепешки. Женщину зовут Азиза. Выходит ее мать. Нас угощают некрепким, но сладким чаем. Общаемся почти на английском. Следует непременный вопрос о семье. Сама Азиза на встречный вопрос о семье отвечает: «Уже нет».

Нам дают полный кулек свежих лепешек, пачку вермишели, рис, картофель, помидоры, лук. Благодарим и даем 40 фунтов. Видимо хозяйки довольны и добавляют еще полбанки джема. Затем из огромной канистры набираем воду во все емкости. Азиза объясняет, что вода пригодна для питья и что она ее покупает в Нувейбе. Даем еще 13 фунтов за воду. Пока разбираемся с водой овцы вытаскивают из рюкзака кулек с хлебом. Следующие два дня нам придется есть хлеб с песком…

Азиза показывает, куда нам ехать и спрашивает, когда мы вернемся. Иншала (на все воля Аллаха), Азиза...

По асфальту мы ездим в основном поперек, поэтому выехав из одного вади, тут же заезжаем в другое. Дорога здесь еще хуже. Я бы сказал, что это самая плохая дорога, которая нам попадалась. Ехать по ней невозможно – Песок! Едем без дороги - там песок не разъезжен машинами и хоть немного держит. Лучше всего ехать по камням, хотя и трясет при этом немилосердно. Чем дальше, тем чаще приходится толкать велосипед в руках. Это и тяжелее и медленнее, чем хоть как-то, но ехать.

Встречаем сооружение типа дамбы. Это напоминает нам, что вади это русло гигантской реки. Сейчас в это поверить трудно. Перед дамбой выше по течению - бетонированный закрытый  бассейн с водой. Позволяем себе роскошь умыться.

Когда обедаем в густой тени «бонсайной акации», мимо проезжает вереница джипов. В последнем из них видим в окошке Андрея-йога, который отчаянно нам машет рукой…

На ночевку становимся в уютном «кармане», отходящем от основного русла вади. Проснулись сегодня рано, ехали до темна, а километраж скромный - больно уж тяжелая дорога.

День девятый (24.02.2008)

Пробег: 15 + 3 км по трассе
Вади Айн-Худра – трасса на Сант-Катерин
Сегодня опять ранний подъем, но выезжаем только в 10:22. Я никак не мог заклеить камеру. Вчера огромная колючка прошила ее насквозь да еще и в таком неудачном месте – возле старой заплатки.

На распечатках из GoogleEarth находим «карманчик», в котором мы ночевали. Эти распечатки здорово помогают в ориентировании. Гораздо больше, чем старые военные советские двухкилометровки, по которым тяжело прочитать рельеф. На снимках же из Google, напротив, вади очень хорошо просматриваются, так как их светлое песчаное дно резко контрастирует с окружающими горами. Советские карты хороши для озвучивания топонимов.

Вади – интересная штука. Дно практически идеально ровное, сложено из песка, гравия и камней. Наклон совсем не ощущается. То тут, то там попадаются небольшие деревья, разные пустынные кустики. Вот по этому ровному песчаному дну и можно догадаться, что это работа воды.

Недалеко от места стоянки проезжаем интересную форму выветривания – «гриб». Две бедуинки разложили под ним свой нехитрый товар – украшения из разноцветных шерстяных нитей и бисера.

Ехать сегодня решительно невозможно! Практически все время толкаем велосипед по глубокому песку. Мимо время от времени лихо проносятся джипы с туристами. До оазиса Айн-Худра добредаем еле-еле, уже по уши в песке. Нам повезло, что с утра  небо заволокла странная дымка – видимо, какое-то чисто пустынное явление, иначе бы мы расплавились в этих песках, как сыр.

Оазис Айн-Худра однозначно стоит всех потраченных усилий. Это удивительное место! Вади здесь оканчивается, попадая в мешок, образованный скальной грядой. Влево лабиринтами уходят несколько каньонов. Черные горы чередуются с красными. По голым бокам некоторых змейкой вьются тропы. Одна из гор, особенно темная, причудливыми формами выветривания напоминает огромный древний индуистский храм.

С одной стороны взгляду есть, где разгуляться – пространства  достаточно, а с другой - оазис, защищенный со всех сторон от внешнего мира горами, кажется очень уютным. Он зеленый и богатый. Видны сады и, даже, огороды. В этом месте хочется задержаться, тем более, что в каждом из десятка домов Худры рады гостям, охотно предлагают чай, обед и даже душ! Но  мы, к сожалению (редкий случай, когда к сожалению!), не организованные туристы, поэтому закупив продуктов и набрав воды, покидаем оазис.

За 1 кг риса, 0.5 кг чечевицы, 2 консервы, пачку местной феты, банку джема, кулек хлеба, кулек овощей, пакет сока и баночку фанты после продолжительных подсчетов, во время которых хозяин перекладывал продукты туда-сюда и никак не мог  составить цену, мы отдали 55 фунтов. Воду набрали бесплатно.


Женщины в Айн-Худре не закрывают лиц. Видимо тлетворное влияние туристов. Запомнился забавный эпизод с растаманской бабулей. Все время, пока мы пили чай и закупали продукты, бабуля курила дурь. Когда же понадобились спички для раскурки очередного косяка, она поймала брошенный ей коробок без единого суетливого движения с ловкостью и расчетливостью ниндзя.

Как я уже упоминал, вади упирается в скальный массив. Перевал представляет собой заметное понижение в стене. Чем ближе мы подъезжали, тем более проблематичным казался нам подъем, тем более с грузом. Но все следы вели к перевалу и сомневаться не приходилось. Когда же навстречу сошел старичок с осликом, все опасения совершенно рассеялись. Действительно, на скалу серпантином поднимается нахоженная тропа. Местами она выложена камнями, местами укреплена кладкой, а местами высечена в скале.

Подъем занял около часа. Сверху открылся потрясающий вид на вади Айн-Худра. С той стороны перевала простиралось плоскогорье. Ландшафт  вади вызвал ассоциации с Марсом, а плоскогорья –  с Луной.

Еще километр песка и ветра – и мы на асфальте трассы. Пожалуй сегодня был самый тяжелый день похода.

День десятый (25.02.2008)

Пробег: 70 км
Айн-Худра – Сант-Катерин
До Сант-Катерин 4 подъема, а может 5 –это не важно, потому что Ветер! Я не знаю как это получилось, но опять в лицо. Иногда в бочину порывами, но большинство времени прямо в рожу. Особенно свирепствовал он на плоскогорье, трепал и влево и вправо, не давал ехать. Морально тяжело давались абсолютно прямые участки, уходящие в горизонт, которые приходилось проползать на скорости 7 км/ч. На каждом подъеме было место подвигу. От постоянного свиста ветра в ушах мы глохли и дурели.

До Сант-Катерин докатываемся на последнем издыхании уже практически в полной темноте. Над городом нависла мрачная туча. Прямо перед блок-постом особенно сильный порыв ветра вздымает столб пыли, едва не сбивая нас на землю. Чтобы это значило?

Селимся в первом же попавшемся мотеле. Fox Camp называется. Комната стоит 60, но уламываем за 45. Ужин 20. Самое главное – есть душ. Моемся впервые за поход.

После ужина пьем чай под навесом возле костра, болтая с австралийцами. Ветер завывает и треплет пологи навеса. Залетают снежинки. Да, несладко сейчас паломникам на восхождении.

День одиннадцатый (26.02.2008)

Пробег: 15 км
Сант-Катерин – 5 км от поворота на  Сант-Катерин
Спали, как невинные младенцы, но только до 7:30. В планах на сегодня - осмотр монастыря и восхождение на гору Моисея (местное название – Гебель-Муса). Первоначально рассматривался вариант восхождения на гору Св. Екатерины (Гебель-Зебир), самую высокую на Синае, высотой 2639 м, но вчера выяснилось, что подъем на нее занимает 5 часов. Даже если учесть, что время рассчитано для не самых спортивных туристов, Гебель-Зебир требует целый  день. У нас нет столько времени.

Возле монастыря – базар-вокзал: бродят толпы туристов, как отары овец, за своими гидами, между ними шныряют торговцы, бедуины предлагают верблюдов, за всем этим наблюдает полиция.

Прямо перед нами привозят целый автобус негров. Вид у них странный. Тучные, неспортивные, что сильно режет глаз, т.к. нехарактерно для их расы. Одеты богато, но безвкусно. У некоторых поверх блайзера  ковбойская шляпа, что невольно вызывает мысли о туземце, только что закусившем европейцем и щеголяющем своими трофеями. Они шумят, громко перекрикиваются. У подножия горы многие из них облачаются в рясы веселенькой зелененькой расцветки с изображениями Иисуса в современной манере, становятся на колени и бьют поклоны в сторону вершины. На самой горе мы их, слава Богу, не видели.

Вход в монастырь, как это не странно, бесплатен. Видимо египтяне стригут свои купоны на других вещах: гидах, автобусах, гостиницах, магазинах и т.д., а монастырь –  просто один из аттракционов, обеспечивающих поток туристов. Вереницы автобусов, которые мы встречали по дороге в Сант-Катерин создают неприятное ощущение конвейера, где туристы – это богатая руда, из которой после соответствующей обработки получают чистые доллары. В этой связи вспоминается, как при подъеме на Гебель-Муса мной заинтересовался полицейский: «Почему я один? Где гид?» И не важно, что на гору ведет утоптанная, нет даже не тропа, а дорога!, и заблудится абсолютно не возможно, я показался ему подозрительным, потому что выпал из общей схемы, как батон, вылетевший с ленты на хлебокомбинате.

Монастырь Святой Екатерины очень хорошо смотрится на фотографиях, сделанных с высоты птичьего полета, где действительно, выглядит затерянным в каменной пустыни, как пишут в подписях к фотографиям. Мне же место показалось слишком шумным, суетным и затасканным. Нет здесь ни умиротворения тихой обители ни медитативной атмосферы размышления о Вечном, ни благоговейного почитания святыни.

Неопалимая купина. Мощный куст, действительно очень старый, но в то же время очень живой и зеленый. Туристы любят фотографироваться с веточкой в руке. От этого ветки снизу мертвы и ровно оборваны под рост человека. Куст обороняется: многие вскрикивают, уколотые шипом.

Ассуарий или костехранилище. Кости аккуратно сложены штабелями, с другой стороны громоздятся черепа. Сделано это для экономии места, которого за высокими стенами монастыря мало. Монахов хоронят, через несколько лет достают истлевшие кости и складывают в ассуарий, а место на кладбище освобождается. Ассуарий очень популярен у туристов, перед входом гиды нагоняют страху.

В церкви под колокольней греческие, видимо, паломники слушают священника с окладистой бородой. Греческие слова звучат, как древние заклинания. Туристы внимают с видом приобщаемых к сакральным знаниям.

Слишком много людей, слишком суетно, слишком туристично и слишком попсово – мы спешим покинуть монастырь и начать восхождение. По традиции восхождение совершают ночью, чтобы встретить рассвет на вершине. Тогда отпускаются все грехи. Люди, проведшие сегодняшнюю ночь на горе действительно этого заслужили. Погода была ужасная: холодно, сильный ветер. Даже сейчас в тени скал, под камнями – во всех местах, куда не успело заглянуть солнце, видна снежная крупа.    Мы идем не по традиции, с утра, под теплым ярким солнцем, поэтому унесем свои грехи с собой. Зато кроме нас на тропе практически никого нет и бедуины-торговцы не пристают, после ночной страды они спят, разморившиеся на солнышке.

Подъем долгий и пологий. Весь путь воняет верблюжьей мочой. Кстати, взять верблюда не так уж дорого – $20. Но последнюю часть подъема все равно придется преодолеть пешком по крутым ступеням.

По пути постоянно попадаются халабуды торговцев, предлагающих колу, сникерсы и тому подобную дрянь по ценам вчетверо выше нормальных.

Нас напугал утренний холод, и мы одели на себя все, что можно. Солнце припекает все сильнее и сейчас приходится раздеваться.

На вершине 2 часовни аскетичного вида: христианская и мусульманская. Отсюда можно хорошенько рассмотреть эту самую высокую часть Синайских гор. Вокруг – крутые скальные утесы красных и черных цветов, дальние – в холодной голубой дымке. Хорошо заметно, что Гебель-Зебир значительно выше, ее пик покрыт инеем, как сахарной пудрой. По дну долины протянулись ниточки дорог. Видны одинокие разбросанные домики бедуинских селений. Какие-то ограды. Нет ни полей ни пасущихся стад. Сказано: пустыня.

Спускаемся более короткой дорогой, следуя за указателем «Stairs to monastery». Этот путь более живописный, но и более трудный. За все время спуска не встретили ни одного человека. Сколько же труда вложили монахи в эти бесконечные каменные ступени! Правда у них было много времени…

Несколько раз проходим под полуразрушенными каменными арками. Какие кадры! Но сделать их не чем…

Наблюдаем интересные формы выветривания. Скажем, лежит огромный валун. А обойдешь его, и окажется, что внутри он полый, словно выеденное яйцо. Или скала со множеством полостей. После посещения ассуария она напоминает груду черепов, зияющую десятками пустых глазниц. А другая, похожа на древний индийский храм или пудинг, политый шоколадом.

На обратной дороге на базарчике  возле монастыря покупаю довольно приличный альбом с фотографиями Синая. Продавец выбирает из пачки разноязыких  изданий русское. Лихо торгуюсь, сбрасывая цену с 70 до 40 фунтов. Отдавая книгу, продавец смотрит на меня так, будто я вырвал кусок хлеба у его детей. Мне становится не по себе, они действительно живут не бог весть как в этой пустыне.

Сегодня у нас шикарный обед (или ужин?): хлеб, фета, помидоры и восточные сладости (баклава и сладкая «вермишель»).
Решено выезжать сегодня же, поэтому молниеносно собираемся и расплачиваемся с хозяевами Fox Camp. Они дают нам в дорогу хлеба (мы не успели купить в магазине). Хорошие люди.

10 км до блок-поста пролетаем на одном дыхании. Неужели попутный ветер? Аллилуйя! Полицейский проверяет паспорта и говорит, что с нашей визой нельзя ехать в Эт-Тур. На вопрос «почему?», он ответить не в состоянии и после долгих раздумий решает, что ехать мы можем.

Присматривая место для ночевки, сворачиваем на грунтовку.  К нашей досаде на встречу выезжает пикап (мы всегда старались становиться на ночевку незаметно). За рулем араб, а пассажиром – монахиня. Они говорят, что впереди – женский монастырь, и нам туда нельзя. Тут со мной происходит лингвистический казус. Я говорю: «We won’t go to the monastery». Монашка интерпретирует это как «We want go to the monastery» и никак не может понять, почему я упорствую. В конце концов уверяем их, что не собираемся совершать ночных рейдов по девочкам и они убираются восвояси, а мы ставим лагерь в живописнейшем месте.

Ночь обещает быть холодной и не обманывает наших ожиданий.

День двенадцатый (27.02.2008)

Пробег: 105 км
7 км за блок-постом на перекрестке к Сант-Катерин – в окрестностях города Белайим
Ночью температура опустилась ниже нуля. Мерзли в спальниках и всю ночь ворочались. Утром все было в инее.

Почти сразу после стоянки проезжаем красивую гробницу с маленьким садиком.

Дорога хороша! Высоту сбрасывает толково, без единого крутого участка, что позволяет держать скорость 25-35 км/ч. Постоянно попадаются населенные пункты.

Оазис Фейран - настоящий пальмовый лес. Столько деревьев сразу на Синае мы еще не видели. Останавливаемся, как потом оказалось, возле кладбища. Привлекают внимание постройки типа сарайчиков, внутри – могилы. Это склепы.

В Фейране есть гостиница. Когда мы проезжали мимо, автобус как раз подвез туристов.

За Фейраном дорога заметно ухудшается. Ремонт. Вдоль дороги вырыта глубокая траншея – прокладывают трубы. Движение слабое. Если на участке Нувейба - Сант-Катерин  в основном попадались автобусы и белые джипы с туристами, то сейчас это грузовики, везущие солдат или стройматериалы и раздолбанные легковушки местных.

На подъезде к трассе Суэц – Шарм принимаем решение ехать к Эт-Туру вдоль моря по грунтовке. При проверке документов на блок-посте говорим чиновнику, что направляемся в Белайим. Чиновник загадочно улыбается, и скоро мы понимаем почему.

Белайим. Город стоит на обширном, абсолютно плоском и безжизненном пустыре возле моря. Это скорее не город,  а огромный завод под открытым небом. Дымный шлейф от бесчисленных труб тянется далеко вдоль побережья. На некоторых трубах горят огромные факелы. От города идет мерный шум работающих механизмов.

Вид этого урбана настолько поражает нас, что сворачиваем в чистое поле, только бы проехать подальше от него. При съезде с асфальта счетчик показывал 95 км. Ехать можно, хотя, конечно, скорость значительно снижается.

Неожиданно упираемся в глубокий (2-3м) и широкий ров с валом. В обе стороны ров уходит в бесконечность. Штурмуем препятствие. Снова ров! Снова штурмуем. Вспоминаются каналы на Марсе…

Солнце заходит, а покрытие совсем испортилось. Стремимся к одиноко стоящей горе, напоминающей Фудзияму. Когда идем пешком, когда едем. «Фудзияма» все так же остается в загадочной дымке.

Ставим лагерь в кромешной тьме прямо посередине равнины. Все это похоже на начало игры «Успей на самолет». Засыпаем под мерный шум Белайима.

День тринадцатый (28.02.2008)

Пробег: 99 км
В районе г. Белйим – в районе г. Эт-Тур
Встаем и выезжаем рано. Штурм очередного рва. Выдвигаем различные гипотезы об их предназначении. Мне кажется, что все это военные штучки.

Наконец-то выбираемся на дорогу, естественно, в нескольких сотнях метров от блок-поста. К нам бегут военные. Кричат и машут руками. Подходят. Один из них очень активно и много говорит, жестикулирует, но в основном по-арабски. Из того, что можно понять: дорога дальше закрыта, ехать нельзя, опасно, дикие звери, змеи. Если мы поедим, нас: оштрафуют, арестуют, расстреляют. Последнее красноречиво демонстрирует при помощи своего автомата. Мда.. Что делать? Покорно идем к блок-посту. Там наши паспорта списывают, переспрашивая и удивляясь диковинным для арабского уха фамилиям. Пьем чай, ожидая машину, которая  должна нас забрать. В тайне надеемся, что подбросят до Эт-Тура.

Приезжает машина и мы таки попадаем в загадочный город Белайим. Наши паспорта снова списывают и даже ксерят. Затем объясняют, что для того, чтобы проехать в Эт-Тур дорогой, которой мы хотим ехать, нужно разрешение.

-    Где взять разрешение?
-    В Эт-Туре! Подумав: - в Каире!!!
Все понятно. Нас ждет прямое, как стрела, шоссе Суэц-Шарм. И подбрасывать нас никто не собирается. Эх!

Дорога до Эт-Тура – это ровный однообразный асфальт. Слева – обширная песчаная равнина Каа, за которой в дымке проступают высокие горы. Справа – невысокий, но очень узкий и длинный хребет, сходящий на нет в районе Эт-тура. Поскольку понижение это просматривается, то можно сказать, что практически весь наш сегодняшний маршрут находится в зоне прямой видимости, а это ни много ни мало 70 км.

Трасса с очень хорошим покрытием и просто громадной обочиной, надежно отделенной от движения четкой, жирной, сплошной линией. Да, загружена, да, много грузовиков и фур, и носятся очень быстро, но сказочная обочина компенсирует все эти неприятности.

Ветер в спину – справедливая награда за наши страдания. Спидометр показывает 20-30 км\ч, но из-за монотонности дороги и удаленности ориентиров скорость не ощущается. Одно из развлечений – рассматривать хлам, валяющийся вдоль обочины. Поражает огромное количество ошметок от покрышек. Они разбросаны буквально на каждом метре. Видимо летом трасса превращается в раскаленную сковородку. Сейчас ехать прохладно, приятно. Часто видим следы аварий: стеклянную крошку, пятна обгоревшего асфальта. Попадаются трупы верблюдов.

Мысли, подобно облачкам, плывут неспешно и непринужденно. И точно так же легко меняют форму и направление под случайным порывом ветра.

Водители каждой второй машины нас приветствуют: подмигивают фарами, гудят, приветственно поднимают руку или даже высовываются в окно, кричат что-то подбадривающее. Приятно чувствовать себя героем! Временами задалбливает каждые 30 секунд поднимать  руку, но когда водитель огромной фуры гудит в свой басистый паровозный гудок, как ребенок, невольно отвечаешь  на приветствие и улыбаешься 

Эт-Тур на указателях почему-то фигурирует, как Тур-Синай. Перед въездом в город, естественно, блок-пост с проверкой документов. Город может гордиться длинной пальмовой аллеей, разбитой вдоль трассы. В зелени пышных пальм щебечут птицы, яркая зеленая трава, такая непривычная для этих мест, радует глаз.

Проезжаем однотипные кварталы, застроенные ровными рядами однотипных трехэтажных домов.

Большая красивая мечеть утопает в роскошной зелени. На лужайке перед ней дети гоняют в футбол. Солнце садится и мечеть с двумя своими высокими минаретами выглядит особенно эффектно. На той стороне залива на фоне заката проявляются очертания огромных гор, не видных в дневной дымке.

Тянем по шоссе практически до полной темноты. Кажется, что море совсем рядом, но до него добрых 5 километров и ехать это расстояние по песчаной равнине без дороги – дурное дело.

Ура! Долгожданный асфальт в нужном направлении. Мы несемся тихо, как призраки, не включая фар и ощущая невидимую дорогу только через вибрации велосипеда. Дорога идет под уклон, и подкручивать педали не нужно. Тихо, только шуршат шины. За темной громадиной моря догорает небо. Меня охватывает эйфория, хочется скользить так бесконечно.

Но все заканчивается и мы упираемся в грунтовку. В темноте слышны голоса. Тихо по-партизански ставим палатку возле самого прибоя.

Воздух очень влажный и одежда отсыревает мгновенно. Становится некомфортно и мы спешим залезть в спальники. Засыпаем под песни цикад и шум прибоя.

День четырнадцатый (29.02.2008)

Пробег: 122 км
район Эт-Тур – Шарм-Эль-Шейх
Обычное утро, правда слегка прохладное. Макс, как обычно варит кашло. Я пишу дневник. На блокнот падает тень. Поднимаю глаза – передо мной человек с автоматом. Жестами показывает, что нам нужно убираться пока не пришел офицер, а то будет штраф, наручники, казенный дом. Знакомая история. Неохотно собираемся и отъезжаем на несколько километров, чтобы позавтракать.

Сегодня дорога еще ровнее, а попутный ветер еще сильнее. Держим 25-35 км\ч. На некоторых участках доходит до 40 км\ч.

Еду без футболки. Пока едешь, такое впечатление, что ветра  совсем нет, но стоит остановиться, и в спину толкают прохладные сильные порывы. Приходится одевать ветровку.

Крейсерская скорость позволяет нам добраться до Рас-Мухаммеда к двум часам дня. Сворачиваем на пустынный асфальт, ведущий к заповеднику. Он обходит выросшую перед нами горную гряду справа. Шоссе ныряет в горы налево.

Перед въездом в заповедник обедаем и разделяемся. Боря едет в Шарм решать вопрос с обратным билетом, а мы с Максом – осматривать заповедник. Он представляет собой мыс длиной 10-15 км сложной неправильной формы. Центральный вход находится на узком перешейке, соединяющем мыс с сушей. Он сделан из огромных мегалитических глыб, которые удерживаются только собственным весом.

Едем  по каменной дороге, ведущей к Главному пляжу. Вокруг – красивые и разнообразные ландшафты. Постоянно встречаются указатели.

На Главном пляже мы в 14:50. В 15:00 на пляж выходит человек с автоматом и объявляет, что заповедник закрывается. Туристы (человек 10) покорно собираются и разбредаются по своим такси. Мы пролетаем, как фанера над Парижем. Ну да и не очень-то и хотелось – ветерок-то холодный. Главный пляж – это идиллическая бухточка лазурного цвета, окруженная скалами, с прекрасным песчаным дном. О местных кораллах, к сожалению, ничего сказать не могу. Мне представляется, что Рас-Мухаммед – идеальное направление для велосипедных прогулок из Шарма.

Выруливаем 9 км обратно к перекрестку, уже борясь со шквальным встречным ветром. Называется: «Почувствуй разницу»!

Шарм в пределах видимости, к нему по берегу идет грунтовка. Асфальт тянет в горы к основной трассе, наматывая лишний десяток километров. Решение очевидно: берем грунтовку.

Проезжаем несколько соблазнительных  мест: тихих бухточек с песчаным пляжем и коралловым сбросом всего в 10 м от берега.

Перед выездом на трассу – блок-пост. Паспорта, тра-ля-ля. Неожиданно устраивают Максиму обыск. Забирают паспорта и ведут к основному блок-посту на въезде в Шарм. Там нас передают из рук в руки, рассказывая все новым и новым действующим лицам, откуда мы взялись. Наконец-то нам объясняют, что ездить нужно по «правильным» дорогам, а по «неправильным» - не нужно, потому что это опасно. Интересуюсь какого рода опасности подстерегают нас на «неправильных» дорогах. - Мины и дикие животные. Где-то я уже это слышал… Пользуясь тем, что собеседник хорошо владеет английским, пытаюсь выяснить, что же за животные нам угрожают. - Змеи, а еще лисицы. Но не простые, а очень большие и кровожадные, они впиваются в горло (показывает).

В Шарме устраиваемся в отеле Rock. 300 LE за двухкомнатный номер на троих. Еще по 50 LE ужин (шведский стол). За все торгуемся.
Всю ночь не давали спать комары.


Общие выводы, замечания,  рекомендации

Южная часть Синайского полуострова – отличное направление для велотуризма в зимнее время.

Климат
Если вы соскучились по лету посреди украинской зимы, вам сюда! На побережье всю зиму можно ходить в футболке, температура моря не опускается ниже 20º С. Однако, часто дует холодный северный ветер. И дует очень неслабо! Когда это происходит, весь день можно проходить в ветровке, а вечером обнаружить, что все открытые части тела… сгорели. Не шутите с южным солнцем, пользуйтесь солнцезащитным кремом, а еще лучше купите сразу арафатку.

Синай – это пустыня, но пустыня горная. И горы в южной части полуострова весьма немаленькие – самая высокая вершина, Гебель-Зебир, достигает высоты 2639 м. В горах, конечно, прохладнее, а ночные заморозки – обычное дело.

Чего ради ехать
Мне видится 3 вещи, наиболее привлекательные для туриста на Синае: кораллы, пустыня и Сант-Катерин.

Кораллы
Красное море – одно из чистейших в мире и, как я уже упоминал, температура в нем никогда не опускается ниже 20º С. Соблюдение этих условий делает его идеальным для роста кораллов. От Шарм-Эль-Шейха до Нувейбы мы не нашли места, где бы не было кораллов и, я уверен, та же ситуация сохраняется до Табы. Берег может выглядеть абсолютно безжизненным, но зайдите в воду и вы обнаружите все буйство красок жизни.  Авторитетнейший ныряльщик Жак-Ив-Кусто называл Синай одним из лучших мест для погружений. Но вам совершенно не обязательно иметь сертификат дайвера и тащить с собой громоздкое оборудование, достаточно маски и трубки. Все находится прямо у берега и недалеко от поверхности. Ну не все, конечно, но очень много – вам точно хватит!

Здесь я хочу сделать 2 замечания:

  1.  чтобы зайти в воду вам понадобятся специальные тапочки, ходить по коралловому рифу босиком – безумие! Тапочки можно купить здесь же на месте, как, впрочем, и маску с трубкой ;
  2. не следует ничего трогать под водой. Во-первых, этим вы наносите вред рифу, а во-вторых, если вы без перчаток (а именно по этой причине перчатки запрещены), можете нажить серьезные неприятности со здоровьем. Тут же отмечу, что не стоит брать сувениры под водой, даже ракушки, которые валяются на берегу, иначе вы рискуете быть оштрафованным на таможне. С Синая нельзя вывозить ничего, что касается кораллов.

Пустыня
Она прекрасна! И так непохожа на наши родные «леса поля и реки». Что представляет себе рядовой обыватель при слове «пустыня»? Наверное, бесконечную песчаную равнину, уходящую за горизонт,  или огромные дюны, переносимые ветром. У пустыни много образов, и это далеко не самый распространенный. Вот и Южный Синай – это сплошные горы и дюны еще придется поискать.

Если взглянуть на карту Синая, то можно заметить, что почти все географические названия содержат либо слово «джебель» либо слово «вади». Первое означает «гора», второе – «долина». Например Гебель Муса или Вади Худра. Вади не совсем обычные долины, они напоминают гигантские русла пересохших рек. Дно вади плоское, сложено из песка и камней. Наклон практически не ощущается,  ехать комфортно. Однако вади часто используют для джип-сафари, колеса машин перемешивают песок, и передвигаться становится очень тяжело.

Горы самых разных оттенков, но в основном красного. Полностью лишенные какого-либо растительного или почвенного покрова, они обнажают все подробности геологического строения. Ветер беспрепятственно шлифует их песком, создавая невообразимые формы. Особенно эта созидательная работа стихии поражает в узких (до метра  и меньше!) каньонах. Их вылизанные ветром стены выглядят невероятно пластичными, мягкими, текучими. Как после шлифовального станка, отчетливо видна каждая прожилка в каменной породе.

Пустыня очень фотогенична. Особенно на закате или рассвете, когда палитра меняется каждую минуту. Жесткое полуденное солнце скрадывает богатство красок, и пустыня кажется монотонной.

Сант-Катерин, место, где Библия оживает
Синай – та самая пустыня, по которой Моисей 40 лет водил свой народ и осталось множество памятников тех библейских событий, самый известный из которых – гора Моисея. Согласно Торе, Библии и Корану, это та самая гора Хорив, на которой Бог явил пророку Моисею свое откровение в виде 10 заповедей. Огромное количество людей приезжает сюда, чтобы ночью начать восхождение и встретить рассвет на вершине. Считается, что в этом случае отпускаются все грехи и на человека снисходит благодать. С вершины открывается потрясающий вид, особенно эффектный именно на рассвете.

Высота горы Моисея (местное название Джебель Муса 2285 м). Подъем от монастыря занимает около 2-ух часов. Есть более короткий, но крутой путь через 3750 ступеней, вырубленных в скалах.

Рядом с горой Моисея находится высочайшая гора Синая – гора Св. Катерины (Джебель Зебир). С высоты 2637 м открывается круговой обзор всего Синайского полуострова.
Под горой Моисея расположился древнейший христианский монастырь Святой Катерины. Монастырь построен на месте, где Моисею впервые явился Бог в виде горящего, но несгорающего куста терновника. Правда это или нет, но это единственный куст такого вида на всем полуострове. Все попытки пересадить его в другое место закончились не удачно. Это знаменитое место паломничества.

Прокладывая маршрут
Прокладывая маршрут, нужно учесть, что западное побережье Синайского полуострова оккупировано военными и выйти к берегу в этом районе не удастся. Еще один нюанс – виза, выданная в аэропорту Шарм-ель-Шейха действительна только на территории Синая. Не знаю насколько это строго, но если есть намерение покидать полуостров, то лучше уточнить в отчетах путешественников.

Дороги
Асфальтированные дороги на Синае отличного качества, чему, по-видимому, способствует щадящий сухой климат. Загружены не сильно. Они охватывают южную часть полуострова по периметру.

Езда вне основных трасс на запад от Шарм-аль-Шейха местными властями не приветствуется.

От Шарм-ель-Шейха до Нувейбы можно проехать вдоль побережья. Дорога не будет легкой, однако главным фактором, влияющим на скорость передвижения и отодвигающим на второй план и перепад высот и сложное покрытие, является сильный северный ветер (для нас он был встречным), обычный для Синая в январе-феврале.

В горах можно передвигаться по вади, собственно, таким образом и поступают бедуины. Ветра здесь нет, но основная проблема – песок. Особенно на популярных туристических тропах, где он перемешан колесами джипов. Тут, скорее всего, придется идти пешком. При путешествии по вади актуальны покрышки с антипрокольной защитой из-за колючек.

Ориентирование
Мы использовали старые советские военные карты и снимки GoogleEarth. Карты  довольно сильно устарели, многие названия не совпадают. По снимкам хорошо отслеживаются русла вади, которые светлым песчаным  дном контрастно выделяются на фоне темных скал.

Еда
Для приготовления еды мы использовали бензиновую горелку. Принципиально можно разводить костры, однако для успешного поиска дров нужно обладать навыками бедуина.

Несколько раз мы обедали в кафе. Не скажу, что еда была особенно вкусной. Однако, готовя самостоятельно, можно обеспечить вкусное, сытное и разнообразное питание. Из круп популярны рис и чечевица. Чечевица, заправленная растительным маслом, была нашим любимым блюдом. Если покупать консервы, то дорогие. Очень хороша и достаточно недорога местная «фета». Хотя Синай и пустыня, но свежие овощи и фрукты стоят здесь копейки: огурцы/помидоры – 2LE, бананы/апельсины - 4LE, королевские финики – 5LE, внимание! свежая, крупная, пахучая клубника – 4LE! (на момент нашей поездки египетский фунт практически равнялся гривне). Все это великолепие завозится из долины Нила. Очень нам полюбились и местные пресные лепешки.

Магазины и базары есть только в городах: Шарм, Дахаб, Нувейба, Сант-Кетерин. В оазисах провиант можно покупать у бедуинов, непосредственно из их личных запасов.

Бутылированная вода доступна  только в магазинах. У бедуинов питьевую воду можно покупать – собственно, они ее тоже покупают.

Местные жители
Принцип очень простой: чем дальше от туристических центров, тем все лучше и лучше. В городах торговцы могут быть чрезвычайно навязчивы. Не следует терять бдительности – в Нувейбе у нас украли фотоаппарат. С другой стороны первый же прохожий, у которого мы спросили о продуктовом магазине в Шарм-аль-Шейхе, сразу же хотел вручить нам свой кулек с едой (это было в самом начале путешествия, когда нас еще трудно было принять за бродяг).

Практически все говорят по-английски, хотя бы на элементарном уровне, многие – свободно. Всегда охотно идут на контакт, помогают. Особенно приятное впечатление оставил этикет пустыни: если вас увидят вдали от дорог, никогда не пройдут мимо - поздороваются, спросят, как дела, все ли в порядке, поинтересуются, даже, есть ли вода, еда. Наш способ путешествий (ночевать в палатке, готовить на горелке) приводил бедуинов в восторг. Водителей на дорогах тоже! На дороге Суэц-Шарм каждый второй приветствовал нас, иногда довольно бурно.

Военные
Военных  на Синае очень много! Блок-посты встречаются постоянно: на въездах в города, перекрестках. Обычно ограничиваются проверкой документов и вопросом о пункте назначения, не препятствуя перемещению по полуострову. Но это не справедливо для западного побережья.

Заинтересовались Синаем? Загляните сюда! :D
Изменено: Velovuyki - 30.11.2009 18:04:25
 
Страницы: 1
Читают тему