Войти на сайт
График работы:
пн-пт: 10:00-20:00
сб-вс: 10:00-18:00

ЭЦ ТУРБАЗА

Украина, 40001, г. Сумы
ул. Герасима Кондратьева, 6  

+38 050 913-36-63

По Полярному Уралу в августе 2006. Байдарочно-пеший поход.

Страницы: 1
RSS
По Полярному Уралу в августе 2006. Байдарочно-пеший поход., Автор отчёта: Михаил Кувшинов
 
Автор отчёта: Михаил Кувшинов

Вот мои хаотичные впечатления от похода, написанные по горячим следам в поезде (и не только)

Действующие лица и исполнители:
• Сергей – Родин Сергей Павлович
• Серж – Тесленко Сергей
• Алексей или Леша – Муратов Алексей Петрович
• Евгений или Женя – Браво Евгений
• Я (голос за кадром) – Кувшинов Михаил Валерьевич

Предыстория или события, которые предшествовали тому, о чем далее пойдет речь.

Дома… Упаковка рюкзака. Личных вещей вроде немного, значит рюкзак не должен быть очень тяжелым.

Дома… Блин, еды больше, чем вещей. Распихиваю одноразовые макароны и сухой картофель пюре по многочисленным карманам. Мысль – неужели мы три недели будем питаться этой экспресс-гадостью? А есть ли нормальная пища?


Тринадцать буханок хлеба в один рюкзак! А вам слабо?!

Дома… Да, надо было брать рюкзачок на 120 литров, иначе как же запихнуть все, что занимает сейчас полкомнаты, в мою маленькую 100-литровую барсетку. Трамбую… пихаю…снова трамбую…снова… Жена!!! Help me, please!

Не верю глазам своим! Все убралось, правда, рюкзак стал похож на вздувшуюся бочку, обвешанную, словно новогодняя елка, игрушками походников (пенки, шлем, гермомешок и пр.). Хорошо, что на рюкзаке предусмотрено уйма всяких ремешков.
Дома… Хорошо бы теперь все это поднять. Интересно, кто же из нас больше весит? Почему я не убираюсь по высоте в дверной проем? Сомнения в глазах Ирины (а может это стоит назвать SOS-траданием?) – далеко ли я с этим грузом уйду? Сохраняется, однако, надежда переложить часть груза при встрече другим участникам.

Дорога на ж/д вокзал… Удивительно, но я все-таки могу передвигаться. Медленно. Недоуменные взгляды прохожих. Паника в глазах пассажиров маршрутки, которую с трудом надел на свой рюкзак… Приехали. Выгружаемся. А как надеть рюкзак, если рядом нет ни кресла, ни, даже, дивана? Тогда я еще не знал, что существует лишь один чудо-способ надеть тяжеленный рюкзак без посторонней помощи – необходимо было сесть на асфальт посреди Московского вокзала, затем плавно встать на четвереньки и лишь после этого ритуала подняться на ноги. Но в тот момент кувыркаться по земле я был не готов.

На Московском вокзале… Встреча с другими участниками похода, которые на ближайшие 3 недели должны стать моими попутчиками, соседями по палатке и по котелку, то есть, друзьями и почти родственниками. Почему только они так цивильно одеты? Ах, это провожающие! Я ведь из четырех моих попутчиков к началу похода знал (то есть, видел 1 раз в жизни) только двоих – Женю и Сергея Родина. С остальными – Сергеем Тесленко и Лешей – познакомился прямо около вагона.

Сергей Р. тем временем, примерил мой рюкзак и сделал вывод, что он довольно легкий. Сколько же тогда весит «нелегкий»? По его словам рюкзак начал рваться и расползаться уже в автобусе, стали разлетаться пластмассовые застежки-крепежи, на которых держаться лямки. Не зря же на рюкзаках (в инструкции) пишут предельный вес! А пластмассовая фурнитура – это реально слабое звено, чья слабость проявлялась на протяжении всего похода.

Постепенно подтягиваются хозяева байдарок – Серж и Леша. Тает, тем временем, надежда поделиться ношей с другими – мой груз действительно не самый тяжелый, ведь у хозяев плавсредств имеются еще собственные рюкзаки. Вернулась из магазина Ирина, купила шелковых ниток и новогодних хлопушек. Теперь нам, с одной стороны, никакие медведи и прочие грызуны не страшны – сами кого хочешь напугаем, а с другой – всегда есть, чем зашить всякие укушенные, рваные, колотые, резаные и другие раны. Доктор Ампуташкин быстро избавит вас от мучений!
Последние подергивания и сопение паровоза перед отправлением.

Прощальные снимки и кадры видео. Напутственные речи провожающих, в которых угадывается и некоторая зависть и, в то же время, беспокойство, так как нас не будет почти 4 недели – внушительный срок! За суматохой прощания и погрузки как-то потерялись собственные ощущения – для меня ведь это вообще первый в жизни серьезный поход, выезд за пределы Нижегородской области сроком более 10 дней. И непонятно в какие точно места. И с полузнакомыми людьми. Чуть не на месяц! Если посмотреть на ситуацию с позиции разумной логики, то без сомнения, это – авантюра чистой воды! Но, дух авантюризма во мне неискореним, и, потом, как показывает практика, все более-менее значимые события в моей жизни происходят экспромтом, когда решения необходимо принимать прямо на ходу. Поэтому все должно было быть нормально, хотя дежурная доза адреналина в крови присутствовала – а какое удовольствие от жизни без адреналина?

До отправления несколько минут… Вот и сказаны все слова, получены и подарены последние поцелуи и рукопожатия. Пытаемся загрузить вещи в вагон. Две байды и 5 огромных рюкзаков – видимо, нам следовало арендовать отдельный грузовой вагон. А мое место вообще в соседнем вагоне, хотя я бодро заталкиваю себя и свои вещи вместе со всеми. Главное сейчас – тронуться и поехать, а там уж разберемся и уложимся как-нибудь.

В поезде «Горький – Воркута»… Удалось удачно поменять нижнюю полку на верхнюю боковую и теперь мы едем одной тесной компанией. Причем, все на боковых… Возрождаются хорошо забытые впечатления от поездок в плацкартных вагонах. Пролетарии всех стран, объединяйтесь! Почти двое суток такого удовольствия (с 1400 13.09. по 600 15.09.) – еда, здоровый сон, карты, общение с многочисленными соседями по вагону, снова еда и так по кругу…

Раннее пробуждение – станция «Сейда», наш выход. Очень забавные названия станций и городов – Чум, Синя, Котью, Инта, Сивая Маска, Кожва, Каджером, Ираель, Княжпогост, Микунь, Межег, Урдома, Котлас, Ярега, Ухта, Савватия, Луза, Панасюк, Пинюг, Альмеж и другие.

Станция «Сейда»… Достаточно холодное сырое утро, безлюдный перрон. Куда ж податься бедному крестьянину – до нашего следующего поезда больше 6 часов… Супер! Тут, оказывается, есть зал ожидания! Заходим. «Уютная» клетушка 44 метра, где спят, едят, пьют (и, пардон, наоборот) десятка два аборигенов и интеллигентной наружности работяг, подавшихся на Север за длинным рублем. Занимаем места, а также половину всей свободной площади – наши рюкзаки и байды смотрятся весьма живописно посреди баулов и тюков.

Станция «Сейда»… Везет же некоторым, например, Сергею Р. Он умеет спать в любом положении, хоть сидя на рюкзаке, хоть стоя. А мы с Сержем отправляемся обозревать окрестности. Не очень понятно, как вообще тут люди живут? В смысле – чем они занимаются и как зарабатывают на жизнь? Здесь нет ничего – ни производства, ни природных щедрых богатств – лес не растет, огородов нет – на них, видимо, тоже мало чего вырастает, кроме травы.

Есть речка, а за речкой тундра, откуда люди корзинами несли грибы да ягоды. А как жить зимой и в другие времена года, когда грибы искать трудно? Видимо, вся местная жизнь – вокруг железной дороги. Из транспортных средств встретилось только одно – вездеход, стоящий около дома. Кстати, о домах. Таких я нигде не видел – они сделаны из всевозможных подручных (и подножных) материалов. В основном, из металла и каких-то огрызков фанеры. Да это и понятно – откуда взяться бревнам там, где они вообще не растут?

А вот огромные баки-цистерны или сваренные трубы – это пожалуйста. Идем к реке. В поселке полное запустение и упадок. Целые ряды одиноко торчащих печных труб – дома, похоже, сгорели или просто разрушены до основания. Кругом разруха и нищета. Ни одна деревня или поселок до того или после не произвели такого гнетущего впечатления, как станция «Сейда».

Станция «Сейда»… Вернулись, убили прогулкой 30-40 минут. В зале ничего не изменилось, только стало более душно, да сильнее пахнет бормотухой и перегаром. Несколько оживила обстановку тетечка с горячими пирожками, которые разлетелись у нее… ну прямо как горячие пирожки, оказавшись, на удивление, вкусными и дешевыми. Все дружно зачавкали – и в такой дыре можно, оказывается, существовать! Задумавшись, обнаруживаю, что на моем рюкзаке уютно улегся какой-то полутрезвый покоритель Севера. Тревожить его не рискнул. Люди, насытившись, снова засыпают, а мне ничего не остается, как отправиться на прогулку по знакомому уже маршруту. Теперь с Алексеем. Под ногами валяются мотки алюминиевой проволоки. Никому она здесь на фиг не нужна – не организовать ли сбор цветного металла? С вывозом вот только будут проблемы.

Станция «Сейда»… Грустно, гнусно, холодно и сыро. Никаких федеральных операторов мобильной связи нет и в помине.

…ну наконец-то, скоро подъедет наш поезд. Нежно спихиваю мужика с рюкзака, впрягаюсь, выползаем на платформу. Где же остановится наш общий вагон? На какие места укажет нам любезный проводник?

…ура! Поезд! Проводница и впрямь оказалась любезной – любезно отправила (вернее сказать – послала) нас в …багажный вагон, заявив, что у нее нет мест не только для нашего могучего багажа, но и для нас самих. Бежим. Еще более любезный работник в багажном вагоне с помощью жестов и междометий объяснил, куда мы должны отправиться вместе с нашими пожитками. Бежим обратно…

Поезд «Сейда – Собь» (вообще-то сообщение поезда «Воркута – Лабытнанги)… Сержу удалось очаровать нашу проводницу и она согласилась нас пустить с условием – первые 9 купе не занимать (шутка). Контингент жутко приличный: «Кто-то спит, а кто-то пьет, ну а кто по морде бьет…». Проехали столбик, означающий, что мы уже не в Евр-азии, а в Ази-опе. За окном мелькает совершенно непривычный пейзаж – тундра, покрытая мелкой кучерявой порослью полярной березы. Какая зараза, эта береза, нам в полной мере еще суждено прочувствовать…

Поели. Прощай, домашняя еда! Когда же мы встретимся с тобой?… Поспали… Готовимся к выходу. Проводницу вдруг осеняет, что у нас слишком много вещей и мы должны доплачивать, а то… Кстати, интересно – а что? Повезли бы до Воркуты? Приходят на память рассказы некоторых наших туристов о Египте, где сесть на верблюда стоит 5 баксов, а вот слезть с него – гораздо дороже. Дело кончается тем, что добрый Серж разорился еще на 50 рублей, чем вызвал справедливый гнев всей мужской половины нашей компании, так как было совершенно очевидно, что эта продувная бестия просто решила попытаться срубить с нас еще хоть сколько нибудь. Что ж – ей это удалось.

Станция «Собь»… Уф, вылезли! Никто не забыт, ничто не забыто! К счастью до реки не больше 100 метров. Река называется также «Собь», видимо в честь станции, и ехали мы вдоль нее довольно долго. А воды в ней было довольно мало. Но в этом месте плыть можно. Как говорится, «смеркалось…». Раскидываем железо. Начинаем собирать лодки. Собираем каркас от тройки – обнаружили, что перепутали стрингера. Разбираем. Собираем заново. Надеваем шкуру, начинаем закрывать шпингалеты. Оп! Обнаруживаем, что перепутали шпангоуты. Разбираем.

Смеркалось… Дело спорится. Между делом ломаем шпангоут, после чего я по неопытности подумал, что наш поход тут и завершится. Что с такими повреждениями плавать нельзя. Опасно! «Ах, какими мы были наивными…». Пара гвоздей и 4 метра скотча творят чудеса и… «Титаник» к плаванию готов. Когда натягиваем борта – от шпангоутов отваливается еще кое-что по мелочи и теперь приставка «фальшь» в слове фальшборт приобретает зловеще-комический смысл. Но нас уже ничто не остановит и кружок «Очумелые ручки» продолжает свою работу. Никогда не думал, что гвозди – это незаменимая деталь при сборке байдарок. Еще какая! Также в этот момент я понял, что раз начало такое многообещающее, то дальше будет еще интереснее. Если лодка разваливается еще при сборке, то во что она превратится, когда 3 здоровых мужика с грузом начнут на ней проходить пороги и прыгать по камням? Но не будем забегать вперед.

Смеркалось… Заиграл марш «Прощание славянки» и мы отчалили: Серж и Женя на двойке, остальные – на тройке.

Первый вечер… Прошли час-полтора. На несколько километров отошли от места заброски. Стало темнеть. Остановились на пологом каменистом берегу. Дрова – никакие (ивняк и то, что принесено рекой и валяется на берегу). Оказалось, что и на таких местах можно стоять. Сейчас после завершения похода и глядя с высоты пережитого, могу сказать, что стоять можно не только на таких местах, а и на гораздо более худших, по сравнению с которыми это покажется идеальным. Далее – все по походному регламенту: дрова, костер, шмотки в кучу, все это накрыть целлофаном, поесть, первые 30 г спирта, перемешанного с «Vana Tallinn», - за приезд, в палатку и спать.

Surprise: палатка 3-хместная, нас при приблизительном подсчете оказалось пятеро, причем дистрофиков и лилипутов было решено в этот поход не брать. По мере заполнения палатки снижается уровень комфортности, повышается уровень интимности и цифра «3» в названии палатки уже не ассоциируется с количеством звездочек. Втроем там отлично, вчетвером – терпимо, более или менее. Впятером – откровенно хреново. Лежать приходится всем на боку, поворачиваться, соответственно, желательно одновременно, по команде, а если один или двое лежат на спине, то площадь соприкосновения с полом остальных заметно уменьшается.

Сразу вспоминается слова из известной песни: «…ну кто же мне в палатке на морду наступил?» Переворот на другой бок мне лично приходится совершать исключительно через положение «сидя». Постоянно затекают конечности, с которыми вообще проблема – их просто некуда девать! Куда не положишь – там уже оказывается лежит фрагмент чьего-то тела. Блин! Руки ночью в палатке – совершенно бесполезны (особенно, при отсутствии комаров), более того, они реально мешают! Дальше – хуже, они начали чесаться среди ночи.

Первое утро… Ранее пробуждение. На дворе 7 часов утра, а я уже проснулся. Да и остальные тоже. Странно – чё это народу не спится? …здесь попущенный абзац – см. в рабочем ноутбуке!

В качестве моего ответа можно процитировать строки из известной песни В.В. Высоцкого:
«Я сказал – я вот он весь,
Ты же меня спас в порту.
Только, говорю, загвоздка есть –
Русский я по паспорту…»

Конечно, я согласился. Мне ли было выпендриваться, тем более, будучи абсолютно новым человеком в этой компании и не зная особенностей характера никого из членов команды, мне было, в сущности, без разницы, с кем сидеть в байде. В общем, так и прошел я весь поход на двойке матросом у Сержа, о чем ни разу не пожалел. Ну или почти ни разу, так как за 3 недели ежедневных экстремальных ситуаций и суровых испытаний неизбежны различные мелкие шероховатости, когда появляется некая злость и на себя, и на всю окружающую действительность, что впрочем совершенно не сказалось на общем впечатлении от всего похода. Если же говорить абстрактно-логически (дебилам и имбецилам, у которых абстрактно-логическое мышление нарушено, просьба, данное предложение пропустить), мы с Сержем нашли общий язык!

Поплыли… Собь – веселая такая речка. Течение хорошее, средняя скорость около 7 км/ч. периодически встречаются перекаты, которые опасности не представляют, но, по крайней мере, не дают уснуть. Еще одни препятствия – отмели, на которых приходится вылезать и идти рядом с лодкой метров 20-30, что весьма приятно и полезно, так препятствует гипокинезии и застою крови в определенных органах.

В целом, сухо, тепло и приятно. Периодически (каждые 5-10 минут) раздаются возгласы моего капитана, обращенные ко второй байде: «Бл… Вы грести сегодня будете или только весла макать?» Или конкретно к Сергею Родину:
- Серёг! Сколько уже сегодня прошли?
- Тринадцать семьсот.
- А чё как мало?
- Ну хорошо. Раз этого тебе мало, тогда девятнадцать. Этого достаточно?

Были иногда (в дальнейшем) другие диалоги:
- Серёг! Уже час идем. Сколько прошли?
- Пять и восемь десятых километров.
- А какая средняя скорость?

Река Собь течет между двумя красивыми горными хребтами, на которых природа в некоторых местах сотворила причудливые нагромождения камней, а из некоторых – как будто высечены фигуры древних божеств. Вода в речке поражает своей чистотой и прозрачностью и имеет потрясающе красивый изумрудный оттенок. По берегам встречаются камни с вкраплениями, похоже, малахита. Будучи ледникового происхождения, вода не имеет абсолютно никакого привкуса и запаха. Зачерпываешь и с наслаждением пьешь, не думая ни о гепатите А, ни о всевозможных гельминтозах и других прелестях жизни, которые грозят незадачливому туристу, рискнувшему напиться из крупных наших рек.

Первый день… Плывем, непринужденно махая веслами. В общем, никаких сильных впечатлений этот день не оставил. Все события и действия не отличались от обычного бескатегорийного водного похода, коих в моей жизни было немало. Гребли не в напряг, поэтому 8 часов сидения в лодке прошли достаточно легко, а мы, в свою очередь, прошли чуть более 50 км. Неплохо для начала – за один день тройную норму. Если все идет так быстро, то что мы будем делать целых 3 недели? Наверное, дальше все будет чуть сложнее и чуть медленнее…

Первый вечер ничем особенным также не отметился. Нормальная стоянка с хорошими дровами, сытным изысканным ужином, состоящим из фирменного пакетного супа, отборного цейлонского чая и уникальных сушек с супер-курагой. Последнее блюдо и впрямь поразило меня своим необыкновенным вкусом! Никогда бы не подумал, что одна курага в сочетании с двумя сушками, запитые глотком горячего сладкого чая – это же безумно вкусно!

Действительно, в походе очень многие вещи воспринимаются совершенно по-другому в сравнении с обычной городской цивилизованной жизнью. В полной мере это относится к продуктам питания. То, что никогда не ел в городе, на природе имеет потрясающий вкус и превращается в деликатес. Видимо, сказывается еще и отсутствие выбора.

Следующий продукт, оставивший неизгладимое впечатление, это сало. До этого сало с походом у меня не ассоциировалось никак. Видимо потому, что ничего серьезного и экстремального в жизни пока еще не было. На деле оказалось, что сало – это стратегически важный продукт, имеющий не меньшее значение, чем спирт. Может быть, даже большее, поскольку в отличие от спиртных напитков, его можно употреблять не только перед сном. В общем, сало можно с уверенностью назвать брендом этого похода – по значимости, по времени, потраченному на его поиски и на разговоры – где бы еще его поискать и кто же так ловко упер или уплел сразу два килограмма. Ну и потом сало – это реально вкусно! А в условиях повышенных энергозатрат – еще и полезно. Просто незаменимо!

Первый вечер… Поели, попили, посидели, попели. После чего стали расползаться… чуть было не сказал «по палаткам». Ничего подобного! Палаток больше не стало, места в нашей одной – тоже. Тесновато! Да еще некоторые товарищи имеют привычку ложиться на спину, что делает существование остальных совсем не веселым. Немного успокаивает мысль, что килькам в банке, наверное, еще хуже. Жить можно…
Второй день… Проснулись. Настроение у всех оптимистичное. По плану нам по Соби осталось 30-35 км, причем должны пройти порог «Инна», который, если верить описаниям, имеет 3-ю категорию сложности.

Второй день… До «Инны» дошли без приключений. Река периодически разделяется на русла, приходится выбирать. Мы с Сержем всегда идем в одном направлении – налево. На другой байде народ более разумный – они выбирают русло, руководствуясь другими соображениями. В районе порога на левом берегу находится поселок Харп – последний крупный населенный пункт на нашем пути.

Супер! Здесь есть федеральные операторы сотовой связи (по крайней мере, МТС), которых мы уже и не ожидали встретить. Звоню жене, узнаю, что она как раз приехала на море в Анапу, задаю себе вопрос: «Почему же я сейчас на Севере?». Ответ придумать не успеваю, так как неотвратимо приближается порог и капитан недвусмысленно дает понять, что хватит расслабляться… Причаливаем. Выходим на берег. Осматриваем препятствия.

Порог «Инна»… Порог на деле кажется легче по сравнению с описаниями. На 3-ю категорию он явно не тянет. Может быть при большой воде и более сильном течении его сложность повышается, а сейчас она не выше 2-б. Не смотря на это, мы подходим к делу со всей ответственностью. На осмотр уходит минут 30, выгружаем герму с камерой, экипируемся по полной программе. На меня напяливают спасжилет Алексея, представляющий аккуратные брусочки пенопласта, причудливо и элегантно связанные веревочкой. Но даже это рукодельное творение является весьма кстати, так как мой спас – вообще надувной и при опрокидывании есть большая вероятность пробить его на камнях.

К слову, за весь поход я его так ни разу не надул и, соответственно, не надел. Лишние 2-3 кг балласта… Стильный мой велошлем с хорошей аэродинамикой тоже заменили на менее стильную, но более полезную в данной ситуации каску, мотивировав это тем, что она в отличии от шлема закрывает уши, которые иногда очень легко отрубаются веслами при прохождении порогов. Алексей, пользуясь случаем «жизнерадостно» заметил, что двухлопастное байдарочное весло – штука весьма опасная, особенно, на трехместной байде, где расстояния между седоками небольшие и контакт весла с головой соседа вполне вероятен.

… Порог пройден!!! Первый в жизни настоящий порог. Не впечатлил! Камни, волны, но острых ощущений, которых я так ждал, было не много. Прошли как по маслу. Вторая байда тоже проблем не испытала. Видимо, для хорошей, ощутимой порции адреналина мне требуются более серьезные препятствия, которые, я надеюсь, у меня еще впереди.

Вот и все. Последнее прибежище цивилизации осталось позади. Река, правда, до сих пор течет параллельно с железной дорогой. Оставшиеся километры по Соби ничем особым не отметились. Через какое-то время после «Инны» все чаще начинаем смотреть на карту – скоро должно быть впадение реки Хара-Маталоу, в которую мы и должны свернуть. То есть дальнейший наш путь должен проходить вверх по Хара-Маталоу, а затем – по Малой Хара-Маталоу. Интереса добавляет то, что в месте впадения в Собь река Хара-Маталоу разделяется на 3 русла и нам желательно выбрать наиболее полноводное.

… вот, кажется, и первое впадение.
– Давайте пройдем пониже, посмотрим, может там воды больше?
– Ага, вот и второе. А давайте еще ниже?
– Не вопрос!

… проходим еще 1-1,5 км вниз и понимаем, что никакого другого впадения Хара-Маталоу уже не будет. Как выяснилось потом, третье русло просто-напросто пересохло и на месте его ответвления мы через час обнаружили груду камней, образующих вместо водного каменное русло.

Ну это далеко не самый большой «облом», который нам пришлось испытать за весь поход, хотя обидно сознавать, что надо было просто вовремя свернуть, а теперь приходится возвращаться, что всегда неприятно, да и время теряется. А так, ну прошли лишних 15 минут вниз, затем тоже расстояние и уже за 40 минут, и вверх. Сначала гребли, потом решили, что лучше будет байды тащить за веревки.

Вошли в Хара-Маталоу, течение стало сильнее, река мельче, каменистые дно и берега – это уже не просто пейзаж, проплывающий мимо тебя. Это то, что реально надо топтать ногами. Одеваешь на себя петлю, берешься дополнительно за веревку рукой и шаг за шагом протягиваешь байду, пытаясь не упасть на скользких мокрых камнях, не сломать и не подвернуть ноги и другие части тела. Конечно, стало значительно веселее – уже ничего не затекает и совсем не хочется спать.

… весь оставшийся день до вечера бредем. Да, скорость значительно упала. За час удается пройти от силы 1,5-2 км и то при «удачном раскладе», что в данной ситуации означает отсутствие порогов и перекатов, нормальный берег, по которому можно идти, не ОЧЕНЬ рискуя свернуть шею. Подчеркиваю, не очень, так как определенный риск есть всегда, поскольку берега все равно каменистые. Вот тогда я в первый раз подумал, что в серьезном походе любой алкоголь АБСОЛЮТНО ПРОТИВОПОКАЗАН, за исключением вечерней стоянки – по 30 капель. Даже не для аппетита, а чисто ради психологического эффекта – раз выпил, значит должно быть хорошо. А во всякое другое время – категорически нет, так как каждое движение требует 100%-ной сосредоточенности и координации. Сергей Родин подкрепил это убеждение, рассказав, что на данном маршруте летальные исходы в результате травм – не исключение.

… Вечер второго дня. Он тоже не стал особо примечательным. Устали, я думаю, чуть больше, чем накануне. Стоянка ничего себе, на правом берегу, практически на перекате. Все оставшиеся стоянки вплоть до Пятиречья сопровождались шумом воды, бегущей по камням – звук, между прочим, очень приятный и успокаивающий, особенно, если ты отдыхаешь на берегу, а не ломаешься, тягая байдарку вверх по течению через порог. Нормально так пообедали, нормально так легли спать. Температура в палатке такая, что ложишься одетым и в спальнике, потом начинаешь по очереди все снимать, пока на тебе не остается лишь то, что снимать либо нельзя, либо не имеет смысла (трусы и собственная кожа). Однажды мне реально «сплохело» – жарко, душно и не хватало воздуха – пришлось проснуться, подняться, открыть палатку и впустить несколько комаров и литров свежего воздуха.

Третий день, хотя, наверное, правильнее – четвертый, если первым считать вечер, когда мы забросились и прошли первые километры. О том, что бы идти на веслах, даже и мечтать нечего. Собрались. Первые метры – и первый мощный перекат, посреди которого стоять практически невозможно, а я поперся через него с видеокамерой, снимая первую байду. Главная мысль, которая терзала меня, пока я перебирался на другой берег, как бы хорошо было не утопить чужую камеру, да еще в начале похода!.. Ура! Повезло! Всего лишь зачерпнул, чуть-чуть, всего одним сапогом. Изматерился. Тогда я еще не знал, чудак, что это – обычное состояние в течение следующих 10 дней.

… весь день бредем по Хара-Маталоу. На перекатах и порогах приходится тянуть, сцепив зубы – выходить на середину реки на сухой (по возможности) камень и подтягивать лодку, потом перебираться на следующий на сколько позволяет веревка и все вновь повторяется. А на относительно спокойной воде в остальное время завидовать бурлакам, которые топали по Волге-матушке. Их было много и дорожки, наверное, были протоптаны. А здесь постоянно скачешь по камням – хорошо, когда они сухие, большие и не качаются. Хуже, когда приходится брести по воде. Камни скользкие, подвижные, нога постоянно норовит попасть в какую-нибудь щель между ними, да там и остаться. Периодически поскальзываюсь и пытаюсь упасть, но пока не получается, хотя руки уже несколько раз по локоть погружались. А Серж, кажется, уже полностью сырой, хотя вроде и не падал.

… ну вот и случилось! Наконец-то! Первое купание, полное погружение. Надо признать, что ощущения достаточно мерзкие, когда ты чувствуешь, как нога съезжает с камня, ты медленно теряешь равновесие, сделать ничего не можешь и полностью в одежде также медленно окунаешься и тебя заливает холодной водой. Бр-р-р-р! А я еще в тот день решил не одевать гидрокостюм. Зачем? Ведь не плывем, а по берегу идем, значит нет шансов вымокнуть. Ну вот и наука! Насквозь мокрые джинсы. И то, что под ними, а также спортивная кофта и футболка. Хорошо, что была теплая погода и на мне не было свитера и штормовки… Выходим на берег, выливаем воду из сапог, выжимаем одежду. Я надеваю неопреновый костюм – как говорится, лучше поздно, чем… Надо сказать, что неопрен в данном походе оказался просто бесценной находкой. Он облегчил существование прямо на 180% и, я думаю, сохранил мне немало здоровья. Пусть сыро, но не холодно и поэтому, вполне комфортно.

Тем временем, подтягивается другая лодка. Оказывается, что и там сухих нет, а не купался только Алексей. Пока. Сергей – так поплавать даже умудрился в одежде. Попал в какую-то тайменную яму – пришлось выплывать из нее. А Женя уж пару раз успел освежиться. Поздравили друг друга, съели пачку «Аскорбинки», которая итак погибла бы, так как промокла вместе с джинсами, выжали и вылили воду из всех мест и поплюхали дальше.

Следующее впечатление от этого дня – порог с не помню каким названием. Или их было два в тот день? Оба пришлось обносить, так как протащить лодки через них было немыслимо. Если вы еще не забыли – мы шли вверх, а потому вместе с течением приходилось преодолевать, естественно, перепады высот. В месте порогов такие перепады были значительны и байдарки иногда приходилось буквально втаскивать (поднимать) на руках. Но не в эти пороги, которые мы оценили на твердую «четверку» и где течение перемололо бы и людей, и суда, попавшие в эту водяную круговерть. Каждый обнос отнял у нас, я думаю, минут 30-40. На одном из них мы с огромным аппетитом съели первую шоколадку, которых у нас был внушительный запас, но они считались стратегически важным продуктом и поэтому просто так не употреблялись, тем более в начале похода.

Более важным продуктом была только сгущенка, которая хранилась в рюкзаке у Сергея (все 5 банок – по числу участников). Сгущенка – это не просто продукт, ей отмечаются знаковые события – середина похода, переход через перевал из Азии в Европу и т.п. А на втором пороге мы славно пофотографировались. Кроме этого, было принято решение налить Жене 30 капель, ибо он успел искупаться еще пару раз, что совсем не придало ему бодрости, а потому чувствовал себя хреново. Удивил еще Алексей. Или ему стало завидно, что он один еще не искупался. Или внутренний голос настойчиво убеждал его исследовать этот порог, так сказать, изнутри, будто от этого зависела судьба, как минимум, половины команды. Леша героически добрался до середины порога, все исследовал, определил все опасные места, выставил-таки категорию сложности этого препятствия и… благополучно упал с чувством честно исполненного долга. В результате все были до нитки сырые и бесконечно довольные.

Вечером 4-го дня у нас была стоянка классная... Уффф!
И много-много чего было ещё. Красота Пятиречья, длинный путь по Танью, Войкару, Горной Оби, штормящий Ворчатывис и плющущие палатку ветра на Войкарском Соре... Долгое сидение в Шурышкарах. Да,.. пусть если смогут дописывают другие, а мне опять пора в путь.
 
Страницы: 1
Читают тему