Войти на сайт
График работы:
пн-пт: 10:00-20:00
сб-вс: 10:00-18:00

ЭЦ ТУРБАЗА

Украина, 40001, г. Сумы
ул. Герасима Кондратьева, 6  

+38 050 913-36-63

Дневник одиночного велопутешествия Л.А.Русаковой по маршруту Донбасс – Бессарабия – Румыния в 2003 году

Дневник одиночного велопутешествия Л.А.Русаковой по маршруту Донбасс – Бессарабия – Румыния в 2003 году

Дневник одиночного велопутешествия Л.А.Русаковой по маршруту Донбасс – Бессарабия – Румыния в 2003 году

Знающий ищет. Познавший – находит.
Нашедший изумляется лёгкостью овладения.
Овладевший поёт песнь радости.
…Не стройте маленьких планов,
они не обладают волшебным
свойством волновать кровь.
Н.К.Рерих

ДОНБАСС – БЕССАРАБИЯ - РУМЫНИЯ

(соло-велопутешествие)

Автор: Л.А.Русакова

10 июня - 6 августа 2003 год

Алчевск - Дебальцево - (поезд) - Пологи - Гуляйполе - Запорожье - Васильевка - Терпение - Каховка - Херсон - Николаев - Парутино - Очаков - Коблево - (авто) - Одесса - Степное - КПП “Кучургань” - Первомайск - Тирасполь - Бендеры - Кицканы - Кэушень - Заим - Хынчешть - Кодры - Долна - Кишинев - Орхей - Ципова - Сахарна - Сорока - Бэлць - КПП "Скулень" - Ургень - КПП "Леушень" - Яссы - Руджиноаса - Сучава - Гура Хуморулуй - Кэмпулунг Молдовенеск - Ватра Дорней - Бистрица - Тэргу Муреш - Сигишоара - Брашов - Азуга - Синая - Плоешть - Бухарест - Брэила - Галаць - КПП "Джюрджюлешть" - Вулкэнешть - Копчак - Болград - Измаил - (поезд) - Белгород-Днестровский - Затока - Одесса - (поезд) - Алчевск

Моё одиночное путешествие в 2003-м году длилось 58 дней и проходило по трём государствам: Украина, Молдова и Румыния. Меня зовут Лариса Русакова, и узнать подробности этого велопутешествия, а также просто связаться со мной можно по адресу: r_larisa@mail.ru.

Перейдём к материальному обеспечению этого похода. Весной я, наконец-то, оформила пенсию, которая даёт свободу и финансовую независимость. Ну, а т.к. пенсия эта невелика, то планировала обойтись во время путешествия без валютных затрат. В прошлые годы мне удалось проехать по Турции, затратив $1, в Польше не потратила ни злотого, ни доллара. Как и раньше, все основные продукты питания были взяты мною из дома на 2 месяца. Подробнее о питании и туристском снаряжении я писала в статье несколько ранее. Велосипед был тот же самый - “Аист”, который мне существенно обновили в 2002-м на Минском мотовелозаводе.

Получив первую пенсию, произвела необходимые закупки и 10 июня 2003 года выехала на велосипеде из дома в г.Алчевске. Велорюкзак весил почти 30 кг, да еще около 5 кг в маленьком рюкзачке на спине (не поместились, как всегда, сухари и вода для питья). С утра уже пекло и денёк намечался быть жарким. Еду на автопилоте по хорошо знакомой трассе на Дебальцево. Отсюда решаю выбираться поездами, потому что промышленный Донбасс неплохо знаю и он мне сейчас неинтересен. Как славно быть пенсионером и ездить бесплатно на пригородных поездах! Вот так: где дизелем, где своим ходом мимо Горловки, Волновахи, Камыш-Зари и Пологи добралась до Гуляйполе. Город основан указом Екатерины Великой после роспуска Запорожской сечи, а знаменит тем, что в Гражданскую был столицей Махновщины. В краеведческом музее представлена большая экспозиция, посвящённая последнему запорожскому атаману Нестору Махно. Во дворе музея установлен оригинальный крест в память батьки Махно. Мне показали также интересные экспонаты, относящиеся ко времени древних скифов и Запорожской сечи, собранные по окрестностям и хранящиеся теперь в мощных подвалах музея. Здание музея до революции принадлежало банку. Осмотрев музей, двинула на Орехово, а оттуда в Запорожье. Мимо обелиска последнему атаману Сечи О.М.Гладкому спустилась к набережной Днепра и еще пару часов тащилась до Преображенского моста, чтобы переехать в национальный заповедник “Хортица”. Уже в сумерках, повернув с моста налево и миновав какие-то гостиницы, рестораны и турбазы, подъехала к небольшому зданию, которое оказалось современным театром “Vie” (с французского, жизнь). Переговорила с художественным руководителем и получила добро на ночёвку за театром на травке. Вот так после ночёвок в школе, во дворе милиции я ставила теперь палатку у театра. Место тихое и спокойное. А если учесть наличие горячего душа и доброе отношение дежурной Лидии Семеновны, которая накипятила мне воды для ужина, то лучшего и не пожелаешь.

На следующий день переезжаю на правую от моста часть острова, осматриваю памятники первому гетману – основателю Запорожской сечи Дмитро Вишневецкому-Байде, Богдану Хмельницкому, который с Хортицы начал освобождение Украины от поляков; рядом внушительных размеров музей, ниже по склону остатки крепости, поселений. С оконечности Хортицы открывается замечательный вид на Днепрогэс. Полакомившись шелковицей, которая во множестве произрастает на острове, покидаю колыбель Сечи и выбираюсь из Запорожья. Теперь мой путь строго на юг до сел.Васильевка. Здесь находится историко-архитектурный музей-заповедник “Усадьба Попова”. Научный сотрудник музея Екатерина Ивановна Серая увлечённо рассказала мне историю этих мест. Земли эти были подарены Екатериной Великой Василию Степановичу Попову, государственному и военному деятелю, генерал-поручику, похороненному в Александро-Невской лавре в Петербурге. В 19 в. внук генерала Василий Павлович Попов построил усадьбу-замок по типу Алупкинского дворца в Крыму. Кстати, управляющим замка-имения долго был Василий Львович Перовский (брат Софьи Перовской). Вот как судьбы российские порой переплетаются. В настоящее время замок полностью, конечно, не сохранился, но то, что осталось – впечатляет: главная башня, северный флигель, в котором сейчас расположен музей, фрагменты восточного и западного флигелей, обзорная башня и конюшня с мощными крепостными стенами. После очень интересной экскурсии в музее и по остаткам усадьбы-замка продолжаю движение на юг в сторону Мелитополя. У сел.Терпение (не доезжая 12 км до Мелитополя) попадаю в черешневый рай: сады, сады, сады. Объедаюсь до икоты. В 6 км влево от сел.Терпение находится пос.Мирный, от которого еще 2-3 км до историко-археологического заповедника “Каменная могила”. Это - огороженная территория с обширным курганом из каменных плит, небольшим музеем и множеством каменных баб, собранных с запорожских степей. В кургане много лазов, пещер глубоких, на стенках которых обнаружены древние петрографы. Есть одна священная плита, у которой буддисты и кришнаиты молятся и общаются с космосом (говорят, там нулевой уровень радиации). Этот заповедник стал местом паломничества.

Следующим интересным городом на моем маршруте была Каховка. Естественно, если кто не был в этих краях, тому рекомендую заехать в природный заповедник Аскания-Нова. Однако, я там была, поэтому держу курс на воспетый М.А Светловым легендарный город. В Каховку я попадаю на Троицу, так что музей закрыт. Еду мимо памятника Девушке в шинели, посвящённого героиням-красноармейкам, и в памяти всплывают строки: «И девушка наша проходит в шинели, горящей Каховкой идет…». Далее выезжаю за город в сторону кладбища, а там, делая большую дугу по дороге (напрямик – сплошные поля и огороды), добираюсь до огромного холма, на котором установлена Тачанка с четырьмя рысаками, ездовым и пулеметчиком. На этом месте в 1920 г. был командный пункт комдива В.К.Блюхера.

Возвращаюсь в город и продолжаю движение в сторону Херсона. Вечером оказываюсь на окраине города. Попыталась пристроиться около частных домов – не получилось, они впритык стоят, в школе завхозиха не позволила. Проехала чуть вперед и наткнулась на большую территорию, огороженную кирпичным забором, с маленькой церковью внутри. Как оказалось, эта был греко-католический мужской монастырь-церковь св.Владимира, отца сынов Васильевых. Братия пока состоит из двух человек. Брат Августин, оказавшийся во дворе, любезно разрешил мне поставить палатку за церковью. Ужин готовила на их газовой плите, а потом допоздна меня расспрашивали о святых местах и моей экскурсии по Израилю присоединившиеся к беседе отец Никодим и падре из католического храма. Ночью после стольких дней зноя шёл сильный и продолжительный дождь, но утром на ветерке палатка обсохла. После завтрака и сборов поехала осматривать достопримечательности Херсона. Город, относительно, молодой, был основан указом Екатерины ΙΙ в 1778 г. Князь Г.А Потёмкин считал Херсон своим детищем, но желал быть похороненным в Николаеве. Однако, по воле императрицы, его похоронили в Херсоне, который князь называл «гробом». Могила Потёмкина находится в Свято-Екатерининском соборе (киевского патриархата): внутри храма скромная надгробная плита. В Херсоне посмотрела все по плану: обелиск с барельефом Джона Говарда, английского врача-волонтера, памятник основателю верфи адмиралу Ф.Ф.Ушакову перед судомеханическим техникумом, памятник командующему в то время Херсонским корпусом А.В.Суворову. По главной улице Херсона – проспекту Ушакова – спустилась к Днепру, к речному порту. Потом вернулась посетить музеи: художественный и краеведческий, но у них в этот день был выходной. Всё-таки, в краеведческий мне удалось попасть. Научный сотрудник Наталья Павловна Чёрная пропустила меня с какой-то заказанной экскурсией, а потом сама провела по залам, рассказывая и показывая интересную экспозицию.

Дальше еду ещё в один екатерининско-потемкинский город-порт – Николаев. За 15 км до города наткнулась на дорожную машину: рабочие пилили сухие деревья. Попросилась с ними доехать до Николаева, мастер Денис не возражал, а оказавшийся рядом начальник управления Дорошенко Борис Павлович пригласил переночевать на их территории. Вскоре рабочие закончили пилёжку, мы загрузились и с ветерком вкатили в Николаев. Дорожно-эксплуатационное управление находится на окраине города, на выезде в сторону Одессы. Меня душевно приняли дежурные сторожа Валентина Харитоновна Подгорная и Людмила Георгиевна Захарова, показали место на травке, где я поставила палатку, разрешили приготовить ужин на их электроплитке (опять экономия бензина), потом перед сном удалось и помыться горячей водой, и постираться. Утром, оставив велорюкзак в ДЭУ, налегке поехала осматривать Николаев. Он основан в 1789 г. Сюда было перенесено даже Черноморское адмиралтейство, а в 19 в., в годы Крымской войны, здесь была база Черноморского флота. Большая Морская – главная магистраль города. Советую посетить музей судостроения и флота, где представлено множество очень красивых макетов кораблей, построенных на Николаевской верфи. Службу в этом городе несли вице-адмиралы Н.С.Мордвинов и М.П.Лазарев, а вице-адмирал С.О.Макаров родился в Николаеве, памятник ему установлен на Флотском бульваре. Там же стоит памятник полковнику М.Л.Фалееву, первому строителю города, соратнику князя Потёмкина. Наш луганский земляк, выдающийся лингвист и писатель В.И.Даль провёл здесь детство и юность, т.к. отец его, И.М.Даль, служил главным доктором Черноморского флота и портов. В Николаеве родился и вырос великий детский писатель К.И.Чуковский. Очень познавателен художественный музей имени В.В.Верещагина. Для скромной поддержки музея заплатила 90 коп. за билет и ознакомилась с коллекцией картин самого Верещагина, а также полотнами Рериха, Серова, Коровина, Серебряковой. Получила большое удовольствие, а вот краеведческий музей довольно скудненький. Вернувшись в ДЭУ, перекусила, упаковалась и в путь к историко-археологическому заповеднику “Ольвия”. Он расположен около села Парутино, к которому можно было проехать по дороге вдоль побережья. Дни опять стояли жаркие, но перед Парутино полосой прошел дождь.

Заповедник расположен в 2 км от села на крутом берегу лимана. Он занимает обширную площадь побережья и представляет собой раскопки древнегреческого города Ольвия, расцвет которого пришелся на 4 в. до н.э.-5 в. н.э. У входа в заповедник познакомилась с художниками Татьяной и Владимиром Бахтовыми, которые пригласили меня после осмотра раскопок в свой летний дом в Парутино. Оставив велосипед у сторожей, пешком брожу по склонам меж древними кладками стен и фундаментов когда-то процветающего города. Всё-таки, есть в этих старинных камнях какая-то мистическая энергия, которая заставляет вибрировать наши души. В этом убеждалась и на руинах азовского Танаиса, и на развалинах крымского Херсонеса, и в легендарной Трое. К сожалению, на раскопках Ольвии не позаботились об экскурсантах: на стендах у входа приведены некоторые описания, рисунки, но на территории совсем нет указателей, поясняющих табличек, поэтому, если придется кому-нибудь самостоятельно осматривать, то рекомендую заранее срисовать план. Погуляв пару часов, надышавшись степным и лиманским воздухом, возвращаюсь ко входу в заповедник, забираю велик и еду в гости к художникам. С удовольствием посещаю их мастерскую, знакомлюсь с их прекрасной живописью и оригинальной фотографией. За угощением и беседой быстро летит время, но надо ехать дальше. Тепло прощаюсь с Татьяной и Владимиром и выезжаю из Парутино в сторону Очакова. Сначала долго не было сел, приходилось из-за сильного встречного ветра часто идти, а не ехать. Но вот перед самым Очаковом большое селение с интересным название Куцуруб. Как мне потом рассказали, есть две версии по этому поводу: мзда за проезд здесь бралась куцым рублем, а вторая связана с фамилией мытника – Куц, требовавшего рубль за проезд. Хотела опять поставить палатку около одного дома, но добрые хозяева Ольга Трофимовна и Владимир Дмитриевич Мирошниченко пригласили переночевать в доме, да еще и сытным ужином накормили.

Наутро, оставив у хозяев велорюкзак, еду знакомиться с Очаковом. Город с очень древней, восходящей еще к скифским временам, историей, увы, своей стариной не поражает в виду отсутствия оной. Исторический музей со знаменитой диорамой “Штурм крепости Очаков во время русско-турецкой войны 1787-91 гг.“, в связи с переездом в новое здание, временно был закрыт, так что посетила только музей маринисткой живописи Р.Г.Судковского. Руфин Гаврилович Судковский (1850-1885 гг.) родился в Очакове, закончил Академию художеств в Петербурге, был художником-маринистом. Один зал музея – его картины, второй – полотна других маринистов, есть еще зал с любопытной выставкой местных флористов. Посмотрев памятники Суворову, лейтенанту П.Шмидту, русским воинам за победу над турками (Орёл на пушечных ядрах), выезжаю по раздолбанным улицам из города. Кстати, это первый в моих путешествиях город, в котором нет ни одной нормально заасфальтированной улицы (совсем проворовались). Вернулась к моим милым хозяевам, упаковала велорюкзак, получив овощные гостинцы (молодую картошку, кабачки, зелень), и двинула к трассе на Одессу. Да, знаю, просвещённые тут же спросят: а Березань? Ну, не могла всё охватить: сезон археологических экспедиций ещё не начался, поэтому предполагала, что там почти никого нет; нанимать лодку, чтобы меня одну перевезли - накладно будет. Так что «мимо острова Буяна» вдоль ореховых посадок еду до трассы Николаев-Одесса, а потом по хорошему шоссе до Коблево. Часто попадаются поля со спелым горохом, можно подкрепиться. Погода начинает портиться: жара спадает, за Очаковом, перед Красным – грозовые ливни. Коблево – сплошная курортная зона. Проскакиваю мимо множества кафе, ресторанов, казино и других злачных мест, мимо распаренной, накачанной пивом и прочим публики. Противное зрелище! Примерно за 50 км до Одессы мне несказанно повезло: водители стоящего на обочине Икаруса, причем совершенно пустого, ехали в Ильичевск и согласились довезти меня до города. Одессу мы объехали по кольцевой и меня выгрузили у поста ГАИ на развилке, где начинается трасса на Тирасполь. Всё отлично получается: решаю Одессу посмотреть на обратном пути (по плану, возвращаюсь домой поездом Одесса-Луганск), а сейчас, с разрешения гаишников, ставлю палатку на травке около их поста. Место, конечно, шумное и бойкое, но спать спокойно под защитой автоматов.

Кручу педали по тираспольской трассе, объедаюсь шелковицей и черешней. В селе Васильевка подкупила немного продуктов за гривны (всё оказалось дороже, чем у нас), чтобы не тратить потом валюту. За сел.Степное – пограничный пункт “Кучургань”. За ним начинается Приднестровская Молдавская Республика (ПМР). Итак, сегодня 15-ый день пути и по Украине проехала 1265 км. Со стороны Приднестровья пограничным городом является Первомайск. Границу перехожу легко, предъявив украинский паспорт. Один только нюанс: погранцы ПМР выдали клочок бумажки с проставленной датой въезда с условием, что через сутки я должна покинуть республику, а если задержусь, то обязана в Тирасполе зарегистрироваться. Причем никакие доводы, что я физически не успею познакомиться с Тирасполем и Бендерами и выехать в Молдову за сутки, не принимались, мол, мы Вас предупредили. А, будь, что будет: жилы рвать я не привыкла, поэтому спокойно качу в Тирасполь. По дороге много заброшенных, уже одичавших, вишневых садов, так что полакомилась всласть. Прекрасное шоссе, прекрасная теплая погода. При въезде в город с поста ГАИ звоню своему недавнему знакомому по интернету Юрию Гаврилову, договариваемся о встрече у памятника А.В.Суворову. Вскоре с почетным эскортом в лице Юрия и его сына подъезжаем к их частному дому. Оказываюсь в дружеской атмосфере альпинистско-туристской семьи: Юрий и его жена Галина в прошлом серьёзные альпинисты, а сейчас с сыновьями Димой и Игорем занимаются велотуризмом. После ужина – настоящая русская баня. В состоянии полного улёта и невесомости засыпаю в домашней постели.

На следующий день была днёвка. Гавриловы держат коз, поэтому наслаждаюсь молоком, творогом, брынзой. Игорь показывает мне город с посещением небольшого краеведческого музея, дом с мемориальной доской химику Н.Д.Зелинскому: он отсюда родом. Город раскинулся на берегах Днестра, который древние греки называли Тирас. Строительство началось в 1792 г. с крепости в очередную русско-турецкую войну. От крепости, служившей некогда даже тюрьмой для декабристов “Южного общества”, сейчас остались лишь руины. Самостоятельно еду в Бендеры, что в 8 км от Тирасполя. Здесь осматриваю крепость-цитадель 15 в. Сохранились мощные стены, несколько бастионов, но все в заброшенном состоянии, хотя внутри крепости находится воинская часть и уж солдатики вместо муштры могли бы заняться приведением в порядок окрестной территории. Со мной здесь приключился казус: бродила по развалинам, остаткам башен и попала внутрь военчасти, так потом меня тайком, прячась за казармы и прочие постройки, ребята выводили через крепостной вал в том месте, где они сами бегают в самоволку. На окраине Бендер находится пограничный пункт и на картах Молдовы этот город называют по имени старого названия крепости – Тигина (Tighina). Вернувшись в Тирасполь, по совету Юрия, решаю въехать в Молдову через Кицканы. Переночевала опять у Гавриловых, а наутро, по мосту через Днестр, покинула Тирасполь и тенистой дорогой сквозь лес быстро добралась до сел.Кицканы. Отсюда начинается моё путешествие по Бесарабии (написание с одним “с” диктует современная молдавская грамматика) – так продолжительное время называлась территория между реками Днестр и Прут. В Кицканах посетила мужской монастырь Ноул Нямц (Ново-Нямецкий). Это крупный старый монастырь (из старины осталась колокольня 1913 г.) с большим числом монахов, двумя хорошо отделанными храмами, несколькими часовенками. Далее путь держу на сел.Копанка. По описаниям, здесь давным-давно проходила оборонительная система Траянов Вал, но, как и рассказывал Юрий, никаких остатков заграждений, даже раскопок там нет. Из Копанки по жуткой гравийной дороге дошла до сел.Леонтьево, а оттуда по булыжнику поднялась на гору. Далее дорога шла по хребту мимо нескольких деревень. Вот таким образом я оказалась в Молдове. Наконец, спустилась на другую сторону хребта и доехала до городка Кэушень (Cauşeni, бывш. Каушаны). Кэушень знаменит своей самой старой на территории Молдовы церковью Успения Богоматери с настенными фресками, мощными толстыми стенами и оконцами-бойницами. Церковь сильно углублена в землю (входят в неё по спускающимся ступеням) и это связано с легендой, которая гласит, что татары разрешили построить православную церковь при условии, что она не будет выше их всадника, сидящего на лошади. Внутри сейчас музей, но церковь активно реставрируют и, возможно, передадут епархии.

Из Кэушени еду в сел.Заим (Zaim). Здесь находится дом-музей деятеля молдавской культуры Алексея Матеевича – автора гимна Молдовы “Limba noastră” (“Наш язык”). Хозяйка соседнего с музеем дома вызвала директора Иона Гэинэ. Это оказался очень красивый интеллигентный мужчина, который с большим воодушевлением рассказал мне о жизни и творчестве земляка, показал все залы музея с обширной интересной экспозицией. Поэт и драматург Алексей Матеевич (1888-1917 гг.) прожил короткую, но яркую жизнь. Сам сын священника, он закончил Киевскую духовную академию и умер от тифа в Первую мировую войну, будучи войсковым священником. Ион Гэинэ одарил меня разными проспектами, комплектом фотооткрыток с интерьером музея и книгой о Молдове, изданных итальянцем Amedeo Carrocci. В заключение, господин Гэинэ, сам поэт и преподаватель стихотворчества, показал еще филиал музея: в отдельном помещении размещены этнографическая и литературно-историческая экспозиции. Переполненная новыми знаниями, продолжаю маршрут. Еду через несколько сел в сторону Чимишлии. Погода переменная: опять идут грозовые дожди. От одного такого ливня спасалась под навесом трапезной в православной церкви в сел.Троицкое. Молодой батюшка позволил там и переночевать, так что не ставила палатку на мокрой траве.

От Чимишлии повернула на север к Хынчешть (Hînceşti, бывш. Котовск). Городок раскинулся на склонах, поэтому бродила по нему то вверх, то вниз. Неожиданно познакомилась с милой женщиной в форме. Она решительно повела меня к себе домой. Так я оказалась в гостях у семейства пограничников Коноваловых: Галина, Сергей и их дети Виктория и Сережа. Хозяйка накормила обильным обедом, а гимназистка Виктория рассказала о городе, потом провела экскурсию. Он имеет 500-летнюю историю и, в переводе с турецкого, означает “постоялый двор с солдатами”, “постой солдат”. За заслуги перед Александром Ι в начале 19 в. бывший турецкий подданный, армянин Манук Мирзоян, носивший почётное звание бея (принца), приобрёл в этих местах лесной массив. Наследники сменили фамилию Мирзоянов на титул “Манук-бей” и основали здесь родовое поместье. В настоящее время дворец архитектора А.Бернардацци пустует и разрушается. В хорошем состоянии сохранился только маленький охотничий замок при господском доме, в котором находится краеведческий музей. Дом, в котором жила семья механика винокуренного завода Ивана Котовского с детьми, был в советское время превращён в музей его сына Григория – знаменитого комбрига, героя Гражданской войны. Сейчас музей Г.И.Котовского разрушен, но большой композиционный памятник ему сохранился и возвышается на одном из холмов.

Сердечно прощаюсь с Викторией, передаю привет её родным и двигаю в направлении заповедника “Кодры”. Мимо сел Чучулень и Новые Драгушены выезжаю к перекрёстку с трассой Леушень - Кишинэу. Здесь среди леса расположена обсерватория “Кодры”. Астрономов осталось немного, в основном, приезжают студенты на практику. Договорилась оставить велорюкзак, а сама налегке 6 км в сторону Леушень, а потом еще 2 км в лес, так и добралась до известного женского монастыря “Хынку”. Разговаривала с матушкой-секретарём, поведавшей, что сейчас в монастыре более 100 монахинь и около 60 детей-сирот, которых взяли сюда на лето. Основная церковь, еще деревянная, была построена в 17 в., потом в 18 в. каменную возвели, а в 19 в. был построен корпус для монахинь. В советское время здесь действовал санаторий (в окрестностях – минеральные родники), но в 1990 г. монастырь вновь становится действующим. Теперь монахиням переданы суперсовременные жилые корпуса. Попив святой минеральной водички, возвращаюсь в обсерваторию. День стоял жаркий и для утоления жажды мне там предложили сухое белое вино. Они его пьют вместо воды. Дело в том, что меня уже не раз угощали в Молдове чудесным домашним красным, розовым или белым вином, но это было вечером и снимало дневную усталость. Дневное потребление чуть не вышло боком: сразу за обсерваторией начинается крутой спуск по каменистой дороге в Лозово, до которого 9 км. От зноя и алкоголя голова гудит, ехать вниз страшновато, поэтому, опираясь на велик, иду потихоньку. Но вот дорога выполаживается и за 3 км до Лозово вижу указатель на главную контору заповедника. На втором этаже 3-хэтажного корпуса в тиши и прохладе осматриваю самостоятельно музей природы. Конечно, хиловат, по сравнению с Беловежской Пущей, но всё-таки есть, что посмотреть: много чучел животных и птиц, представлены в диорамах флора и фауна Кодр, живописные картины чудной природы. После музея бодро спускаюсь в сел.Лозово. У въезда в село со стороны кишинёвского шоссе установлен деревянный трафарет с названием “Lozovo”, который сообщает также, что упоминается это село с 1420 г. Напротив – две автозаправки. Договариваюсь с управляющим одной из них оставить велорюкзак и опять налегке прокатиться. На этот раз мой путь – в сел.Долна (Dolna, бывш.Пушкино).

Еду вверх по живописной долине около 8 км, от поворота к селу – еще пару км. За школой надо круто подняться на правый склон: здесь и расположен прекрасно отреставрированный дом-музей. Это была усадьба богатого молдаванина-дворянина Ралли. Сюда, сосланный в южные губернии, молодой Александр Пушкин прибыл летом 1821 г. по приглашению сына хозяина имения. Повесы развлекались здесь всё лето. Рядом с Долной Пушкин увидел в таборе цыганку Земфиру и влюбился. Поэт посвятил ей несколько произведений. Заботливые работники музея (семейная пара), живущие в этом же доме, открыли мне все комнаты и провели увлекательную экскурсию. Поражает очень красивая веранда с резными стойками-колоннами. В музее представлен не только быт состоятельного молдаванина, но и бережно хранятся экспонаты, копии документов, связанных с нашим великим поэтом. Акварели, гравюры, книги – всё напоминает о нём. В небольшом парке перед усадьбой установлен бюст молодому Александру Пушкину работы Олега Комова. В 2 км от села в лесу находился источник Земфиры, но сейчас всё вокруг вытоптано, много мусора и грязи: место используют под пикники. Возвращаюсь назад к АЗС, договариваюсь поставить палатку рядом с ними. Ночью никто не беспокоил.

С утра качу по шоссе в сторону Кишинэу, до которого около 40 км. Через 10 км – поворот с указателем, что до монастыря “Кэприяна” еще десяток км. Пру в гору почти 3 км до ближайшего селения и в одном из домов договариваюсь оставить велорюкзак. Следует заметить, что русский язык в Молдове помнит только среднее и старшее поколение, а вот молодежь, тем более дети, его совсем не знают. Вот и здесь с девушкой-старшеклассницей (ей 15 лет) пришлось объясняться на румынском. Продолжаю подъем по лесистой дороге, потом спуск в долину и около небольшого озера предстает монастырский комплекс во всей его красе. Это один из самых старых мужских монастырей Молдовы: основан в 1429 г. Долгое время здесь находилась резиденция митрополита Молдовы. В настоящее время ведётся реставрация развалин древнего храма, обширное строительство. Спросила у служителя о знаменитом дубе Штефана чел Маре (Штефана Великого – молдавского господаря), оказалось, что до него надо ехать ещё 7 км в лес, но не было уже ни времени, ни сил. Вернувшись к своему рюкзаку, упаковываюсь и продолжаю движение на Кишинэу. Дорога раздолбанная и машиноперенасыщенная. Впереди большое озеро, пригород Ватра, а вот и сама столица. По главной магистрали города, проспекту Штефана чел Маре поднимаюсь в центр. Здесь неподалёку у меня есть возможность остановиться: мои перевальские знакомые посоветовали заехать к их родственникам в Кишинёве. Таким образом, неожиданно сваливаюсь на голову семейству Стативко. Хозяин Анатолий, бывший спортсмен, а ныне тренер по лёгкой атлетике, оказался очень коммуникабельным и гостеприимным. Мне выделили отдельную комнату и после горячего душа и ужина, знакомства с женой Лидой и сыном Матвеем, устало засыпаю.

Вот и очередная днёвка, которую я посвятила осмотру достопримечательностей столицы Молдовы – Кишинэу (Chişinău, русское название Кишинёв). В центре, рядом с главными современными административными зданиями (Президентский дворец, Парламент, Правительство), в начале небольшого сквера установлен памятник Штефану чел Маре. Около памятника увидела много народа: митинг, музыка, читают стихи. Оказывается, сегодня, 2 июля, отмечается день памяти великого господаря. Постояла, послушала, перешла на другую сторону проспекта и мимо Арки Победы 1840 г. (над турками), Кафедрального собора, старинных кварталов с архитектурными творениями Бернардацци и Щусева добралась до ул.Пушкинская горка (за Академией экономики), на которой находится дом-музей А.С.Пушкина. Ссылка поэта в Бесарабии длилась с 1820 по 1823 гг. и за это время он сменил три дома для жилья. Этот домик был вторым и до сих пор хорошо сохранился. Сотрудницы музея показали флигель с жилой комнатой поэта, литературную экспозицию в соседнем доме, превращённом в музей, с отделами, посвящёнными масонской ложе “Овидий”, декабристам “Южного общества”, произведению “Евгений Онегин” (Пушкин начал писать его именно в Кишиневе), 300-летию Петербурга. Во внутреннем дворике музея стоит красивый памятник молодому Пушкину. Мимо памятника генералу и декабристу М.Ф.Орлову вернулась в сквер, где у фонтанов скромный бюст Пушкина на высокой колонне (известного скульптора А.М.Опекушина), а за ним на трёх аллеях установлены бюсты молдавских деятелей культуры. В Кишинёве посетила также Национальный музей истории Молдовы, перед которым статуя Латинской волчицы с Ромулом и Ремом, говорят, точная копия памятника в Риме. Этим молдаване как бы показывают свою генеалогическую связь с потомками римских легионеров, когда-то прошедших волной по Дакии. Музей истории очень интересен большой коллекцией нумизматики и античными кладами из бронзы, серебра, золота. Осмотрела также музей природы и этнографии, старинные кварталы в районе университета, видела памятные доски на домах, где жили украинский писатель М.М.Коцюбинский, архитектор А.В.Щусев, где формировалось болгарское ополчение против турков, где печатали первые в России номера “Искры”. У ж/д вокзала возвышается памятник Г.И.Котовскому на коне. Уставшая и пресыщенная впечатлениями, я вернулась к моим знакомым.

После пешеходной дневки вновь в седле, качу теперь к Орхею. Примерно за 15 км до города – указатель к руинам музейного комплекса “Средневековый город Орхей”. Ещё в 14 в. золотоордынцы основали здесь город Шейхр-аль-Джедид, на развалинах которого Штефан чел Маре заложил новую крепость Орхей. Бегло пройдя над руинами крепости и мимо скального монастыря, выехала к окраине современного Орхея (Orhei, бывш.Оргеев). В центре города зашла в местный краеведческий музей. Им отключили свет за неуплату, но сотрудница музея пустила меня осмотреть залы, освещённые с улицы. В который уже раз поражаюсь самоотверженности музейных работников, кои, несмотря на нищенское существование, продолжают «сеять разумное, доброе, вечное». Ознакомившись с интересной экспозицией, попросила связаться по телефону с одним заводом. Дело в том, что уже 15 лет я в своих путешествиях готовлю пищу на компактном примусе “Огонёк” Оргеевского машиностроительного завода. Вот и хотела поблагодарить его работников за отличный агрегат. Как оказалось, завод продолжает работать, но перепрофилировался. Меня соединили с самим генеральным директором, который после моего представления пригласил приехать сейчас же на завод. И вот я у проходной. Поднимаюсь в приёмную и меня приветствует гендиректор Константин Леонидович Наук. Я рассказываю, в каких местах, странах путешествовала и каким безотказным был их “Огонёк”. Меня знакомят с главным инженером, внедрившим этот примус в производство. К сожалению, сейчас примусы не выпускают. И тут Наук достает абсолютно новенький “Огонёк” и дарит мне его (это пока я добиралась от музея до завода они на складе нашли один нереализованный). От души поблагодарив, имею еще наглость просить помочь с ночлегом. Однако, на территории завода поставить палатку негде и тут мне опять везет: Константин Леонидович пишет записку знакомому начальнику спортивного лагеря с просьбой принять меня. Сердечно прощаюсь с генеральным и по его рисованному плану еду к озеру на окраине Орхея. Там мне надо найти Гурдузу Юрия, которого обнаружила за праздничным столом. Его жене исполнилось 57 лет, а это в Молдове возраст выхода на пенсию для женщин. Меня пригласили к столу, угостили всякой вкуснятиной и чудесным домашним вином. Когда гости разъехались, поставила палатку на траве и свалилась, как убитая.

Утром кашу готовлю на новом примусе: фурычит, как зверь. Но старый выбрасывать жалко, поэтому и его в рюкзак упаковала (так и привезла, в конце концов, домой оба примуса). Итак, продолжаю маршрут на север страны по трассе на Резину. Машин мало, покрытие терпимое, погода тёплая. У указателя на монастырь и “Lalowo” (это дальше сел.Ципова) сворачиваю. Вскоре асфальт кончается и пошла небрежно посыпанная гравием грунтовка. Просто ад: велосипед еле волочу, даже на спусках. В сел.Городжень оставила у одной хозяйки велорюкзак и облегчённая двинула в Ципова. Несколько раз поливает дождик, и, наконец, я у ворот мужского монастыря. Велик ставлю у жилого корпуса братии, сама пешком выхожу на крутой берег Днестра. Отсюда тропка спускается мимо келий, выдолбленных в скалистом склоне. Это самый большой в Молдове скальный монастырь (немного похож на Успенский монастырь в Крыму под Бахчисараем). Легенда гласит, что в этих скалах прожил последние годы мифологический поэт Орфей, что здесь венчался молдавский господарь Штефан чел Маре с Марией Войкицей. Побродив сверху донизу, насладившись живописными окрестностями, поднимаюсь и возвращаюсь в Городжень.

Отсюда мне советуют добираться до сел.Сахарна по набитой грунтовой дороге вдоль полей, небольшого озерка и далее по склону небольшого хребта с выходом в сел.Новая Сахарна. Потом крутой спуск по колдобинам к Днестру, вдоль которого надо проехать ещё немного до бокового ущелья р.Сахарна. Высоко на хребте видна хорошо сохранившаяся гето-дакская крепость с церквушкой. Поднялась по боковому ущелью и оказалась у ворот монастыря “Святая Троица”. Монастырь мужской, но есть и монашки, живущие в корпусе за оградой. Монастырь прекрасно отреставрирован, его храм построен в старо-молдавском стиле с богатыми фресками, иконами. Уже довольно много я посетила православных соборов и монастырей в Молдове (их во множестве строится и на Украине, и в России) и, как правило, они полупустые (как и множество мечетей в Турции), но этот монастырь поразил меня большим количеством паломников. От монастыря ведёт набитая дорожка к крепости на вершине хребта. Разбила бивак на полянке напротив монастыря с чудесным видом на открывающийся пейзаж.

Ночь прошла спокойно, но уже с раннего утра шумят паломники: прибывают машинами, автобусами. А я продолжаю свое путешествие. Еду по нижней дороге вдоль Днестра до г.Резина (весьма “поэтичное” название), затем поднимаюсь в центр города и выезжаю на трассу в Бэлць. Погода начинает портиться: солнышко где-то за облаками, сильный встречный холодный ветер заставляет натянуть штормовку. Чаще уже не еду, а иду. Вот развилка Бэлць - Сорока, на которой стоит большой пост ГАИ. Опять прошу разрешить оставить велорюкзак, т.к. хочу сделать радиальный выезд в г.Сорока, до которого почти 35 км. Гаишники убеждают меня, что не успею до темноты вернуться, поэтому сами останавливают какой-то грузовик и я в тёплой кабине еду до объездной Сороки. До города ещё 5 км довольно крутого спуска, в конце которого слева начинаются ступени к пещерному монастырю Бекир. В самом городе есть небольшой музейчик истории, природы и этнографии. Истории там нет, зато много предметов, относящихся к быту и культуре молдаван. Поблагодарив смотрителей, еду дальше к крепости. Она в центре города – миниатюрная, в меру отреставрированная. Старый город с красивой набережной расположен вдоль Днестра, а по склону разбросаны типовые хрущевки. Пыхтя на крутом подъеме, выбираюсь из города к посту ГАИ у объездной. Перед постом поела всласть шелковицы и вишни, потом мне опять остановили грузовик, на котором я вернулась к своему рюкзаку. И очень вовремя, т.к. всё почернело вокруг и загрохотало. Больше часа пережидала ливень под навесом ГАИ.

Когда дождь перешел в мелкоморосящий, поехала дальше. Передвигаясь от навеса к навесу миновала Флорешть (Floreşti) и за 15 км до Бэлць (Bălţi) в сел.Мэрэшешть (Mărăşeşti) меня приютила семья Грамов: Аурика, два Ивана и Инга. Сушу мокрую одежду, обогреваюсь, вкушаю домашнюю пищу. Наутро после плотного завтрака Аурика собрала мне в дорогу приличную съестную торбочку, а т.к. старший Иван ехал в Бэлць на работу на своей машине, то он привёз меня прямо в центр города. Зашла в несколько православных храмов: старую церковь св.Николая, кафедральный собор, церковь Параскевы с кручеными маковками. К сожалению, картинная галерея оказалась закрытой. Зато на ул.Мира нашла краеведческий музей, где имела очень приятную и содержательную беседу с его директором. Днем осадки разогнал сильный ветер и под его порывы покидаю Бэлць по дороге на Скулень – Ургень.

Вот и пограничный пост “Скулень” (Sculeni), точнее, его первый шлагбаум. Это ещё не КПП, но часовой на велосипеде дальше не пускает: оказывается, здесь проезд только на 4-х колесах. Опять этот пограничный маразм! Как и на польской границе в прошлом году, жду, когда меня подберёт какой-нибудь добрый водитель. Женщины из страхового и обменного ларьков приняли в этом очень деятельное участие и уговорили одного местного водилу меня отвезти. Молдавскую границу переезжаем легко: получаю штамп в загранпаспорте и никаких досмотров. На мосту через Прут, это уже на румынской территории, нам навстречу на байке едет хорошо экипированный велотурист. Я выскакиваю из машины, знакомлюсь с коллегой. Он из Югославии, объехал всю Румынию, собирается через Молдову и Украину проехать в Венгрию. На велосипеде ему разрешили проехать за мзду. Прощаемся с ним и разъезжаемся в разные стороны. Тут меня у таможенных стоек и тормозят, заявив, что я должна предъявить наличными $300. Никакие мои доводы на старательном румынском о кредитной карточке, об опасности для велотуриста везти такую сумму наличными деньгами не помогли. Даже совет окружающих молдаван-челноков, что, мол, мадам может взять справку из банка в Ургени о состоянии счета, оказался бесполезным. Упёртый таможенник твердил как попугай: только кэш. Пришлось попрощаться с моим водителем, установить рюкзак, упаковаться и двинуть назад к молдавской границе на велосипеде. На мосту опять встречаемся с тем югославом. У него тоже проблемы: Молдова затребовала визу, которую можно получить в Бухаресте, а он проехал его неделю назад. В общем, потолковали на международном английском, вспомнив используемые в этом языке ругательства и опять разъезжаемся, каждый на свою сторону. Молдавские пограничники ставят мне опять штамп, теперь въезда (получается, я выехала на румынский мост и вернулась, т.к. никаких румынский штампов у меня не было), и советуют проехать вдоль р.Прут до следующего КПП в Леушени.

Погода улучшилась и потеплело. Кручу педали до Ургени (здесь только железнодорожный переезд по мосту через Прут), объезжаю и двигаю дальше вдоль границы в сторону Ниспорень. Конечно, я не собираюсь ни брать наличные с кредитки, ни получать справку о своём скудном счете. Будь, что будет: не пустят в Румынию, проеду еще по югу Молдовы. Как метко сказано в одной газете: «Чем больше я узнаю таможенников, тем больше мне нравятся гаишники». В Ниспорень не поднимаюсь, а объезжаю справа по дороге в направлении Бэлэурень. Подпитываюсь разной фруктой: вишня, абрикосы, яблоки. Дорога швах, как и почти везде в Молдове. После сел.Бэлэурень вообще качу по грунтовке между ореховыми посадками, потом через Ивановку выезжаю на трассу, ведущую к границе. Остановилась на ночлег около большого поста ГАИ. Ночью опять шел сильный дождь: вот и лето в зените.

Утром прощаюсь с гаишниками-полицейскими и 5 км еду до КПП “Леушень” (Leuşeni). Опять шлагбаум, около которого меня долго держат: и здесь не велено пускать на велосипедах. Но очень мне сочувствующие часовые несколько раз звонят старшему по смене и просят пропустить меня. Наконец, получаю добро (вероятно, сказывается расслабленность субботы, а может, элементарная человечность). Снова получаю штамп молдавского поста, снова в гордом одиночестве переезжаю по мосту речку Прут (совсем родная стала) и оказываюсь под бдительным оком румынского таможенника. Вот тут мне очень повезло: молдаване на двух авто, которые слышали мою историю на молдавской стороне, очень бойко на румынском стали рассказывать обо мне таможеннику. Я даже слова не могла вставить. Немного понимала, что они представляют меня как супер-пупер международную туристку, объехавшую полмира. Ошарашенный таможенник спросил, какую организацию я представляю. Пришлось присочинить, что представляю интернетовский русский велоклуб, пишу статьи, в которых рекламирую достопримечательности тех мест, которые посещаю. Услышав магические слова «интернет» и «реклама», таможенник был сражен. Он тут же шлепнул мне штамп в паспорт, произнёс тираду, чтобы я побольше посмотрела в Румынии, описала и тогда много туристов приедет в их страну, что положительно скажется на экономике. Так, без досмотра, без требования каких-либо денег и с добрым пожеланием «Drum bun!» («Счастливого пути!») я вкатила на румынскую землю.

Сегодня 12 июля, 33-ий день путешествия и сделано 2050 км.

Пограничный пункт со стороны Румынии называется “Албица” (“Albiţa”). Он южнее того места, куда я собиралась въехать первоначально, поэтому теперь сворачиваю направо и еду по прекрасному шоссе вдоль р.Прут в обратном направлении. Указатель сообщает, что до Яссы (Iaşi, Яшь по-румынски) 70 км. Румыния разделена на несколько провинций, в каждой около десятка уездов. Провинция, примыкающая к государству Молдова, тоже называется Молдова. Катится легко даже на небольших подъемах: что значит качественное полотно дороги. Вдоль шоссе установлены четкие указатели сел, какие в стороне, сколько км. На трассе ориентироваться можно по врытым через каждый километр столбикам, на которых указан дальний пункт и ближайший. Молдаване, помнится, тоже на некоторых трассах переняли румынский опыт, а, возможно, это осталось еще с довоенных времен, когда Бесарабия была румынской. Для меня дороги и туалеты – индикаторы уровня развития страны. По этим показателям Румыния превосходит не только республики бывшего Союза, но и Польшу, Венгрию. И вот по таким замечательным дорогам наравне с машинами катят конские телеги. Что особенно позабавило, так это персональные номера на повозках. В одном селе хозяйка выставила на продажу в вёдрах и корзинах вишню, алычу, абрикосы. Прошу несколько штук абрикосов, так мне насыпают в два кармана. В другом селе чуть не попала в водоворот свадьбы. Весёлая музыка сопровождала шумную процессию: две подружки вели важного и серьёзного жениха к невесте, за ними шли друзья жениха с бутылками вина, которым они угощали всех встречных. Мне тоже поднесли, но я, пожелав iubire, fericit i sănătos (любви, счастья и здоровья), отказалась, сославшись на дорогу. Так, под впечатлением этого искромётного зрелища и вспоминая буйный фильм знаменитого Эмира Кустурицы “Черная кошка, белый кот”, я добралась до сел.Осой (Osoi). Здесь в алычовом саду между школой и церковью была моя первая ночёвка в Румынии. Ночь прошла спокойно.

С утра погода солнечная, но нежарко. Вскоре въезжаю в Яссы. В виду многочисленных памятников христианства в честь 2000-летия Яссы стал одним из пяти городов, обозначенных крестом на карте Европы. Осматриваю почти все достопримечательности по плану. Сразу вначале поразил большой замок, в котором много музеев, а перед ним памятник Штефану чел Маре на коне. Рядом старинная церковь св.Николая, где становились помазанниками божьими господари перед взашествием на престол. Интересны литературный музей с первым печатным станком митрополита Дософтея; кафедральный митрополистский собор, названный “матерью” всех молдавских церквей; Национальный театр в стиле барокко и здание университета. Подлинным архитектурным шедевром, заставившим изумиться, является церковь Трёх епархий, стены которой ажурны, будто вышивка по камню. Следует напомнить, что неподалеку от Ясс скончался князь Г.А.Потёмкин, сюда привезли его тело для бальзамирования и только спустя 2 месяца он был похоронен в Херсоне.

Покидаю Яссы в сторону Тэргу Фрумос (Tărgu Frumos). Во второй половине дня стали тучи собираться, поднялся сильный ветер, похолодало, а тут и дождь подоспел. Хоть и укрывалась от него, но перед сел.Бэлцаць ((Bălţaţi) изрядно вымокла. В селе полиция была закрыта, так я нашла прибежище в евангелистском католическом костёле. К счастью, мне оказали сочувствие и поддержку. Падре попросил подождать до конца мессы, которую я добросовестно выдержала, как некий спектакль: вдохновенно читал проповедь падре, читали псалмы и пели девушка и юноша, играл электроорган. После мессы меня определили в трапезную, где я разложила и развесила все мокрое. Пока варила традиционные рожки на примусе, мне принесли ужин. С падре говорили по-немецки, а одна его юная помощница знала немного английский, так что общение получилось содержательным. Утром падре вручил мне 30000 лей ($1=32200 лей) на интернет. С благодарностью за ночлег и презент прощаюсь и качу дальше. Впереди темно-серое небо без просвета. Под аккомпанемент дождя осмотрела бегло парк и музей воеводы Александра Кузы в местечке Руджиноаса (Ruginoasa). После ночёвки в палатке около одного хозяйского дома в сел.Грэшешть (Grăşeşti) на полпути к сел.Мотка (Motca) увидела кладбище советским воинам. На обелиске и могилах остались только красные звезды. Все таблички содраны, а на их месте нарисованы кресты. Так убиенные наши солдаты стали безымянными.

Ходко доехала до Мотки и тут увидела настоящее скопище цыган. Вообще-то меня ещё перед путешествием пугали толпами цыган, кое-кто говорил, что Молдова и Румыния – сплошь цыганские. По собственному опыту скажу, что в Молдове я их почти не видела. Возможно, просто мой маршрут проходил в стороне от их ареала. Вот и теперь в Румынии я их впервые встретила. Выглядят они так же, как у нас на базарах или вокзалах. Кстати, и по облику очень отличаются от коренных молдаван или румын, среди которых очень много русоволосых, рыжеватых и шатенистых. Вспомнила, как в Польше один трусливый хозяин не разрешил мне поставить палатку невдалеке от его дома по той причине, что я цыганка. Этому дубине я попыталась объяснить, что совсем не похожа своей славянской наружностью на цыганку, да и где это он видел цыган на велосипедах – бесполезно! Итак, благополучно миновав пёструю ораву настоящих цыган, сворачиваю в Мотке на трассу в сторону Сучавы. Объедаюсь крупной придорожной шелковицей, а к садам так просто не подберёшься: они все за колючей проволокой. Это тебе не привольная Украина или щедрая Молдова. Если на нашем постсоветском пространстве распустили все колхозы-совхозы, то в Румынии крепко держатся за коммуны. Поэтому у них нет проблем с безработицей на селе или с реализацией выращенной продукции. Как мне жаловались крестьяне Молдовы, что они по осени со своих наделов не могут ничего никуда продать, а вино хоть в землю выливай: бочки ещё не опустели, а на подходе вино нового урожая.

Так рассуждая о преимуществах того или иного вида хозяйствования, проезжаю небольшой городок Фэлтичень (Fălticeni), по описаниям, здесь витает литературный дух. Указатели на улицах направляют вас в музеи и мемориальные дома румынских писателей. Но, к сожалению, мне эти имена ни о чём не говорят, поэтому проезжаю мимо. Хотя и пасмурно, однако, удалось на ветру перед Сучавой просушить палатку. Уездный город Сучава (Suceava) встретил меня уже прохладным солнышком, отражающимся на куполах многочисленных соборов. Посетила хорошо отреставрированный монастырь св.Иоанна с большим храмом, старую Тронную церковь, обошла вокруг красивой церкви св.Думитра (Дмитрия) – она вся в лесах, полюбовалась архитектурой католического костела. Центр города – современный, ухоженный, но заботливо сохраняют красивые здания 19-20 вв. В одном из них - Национальный музей Буковины с обширной этнографической, археологической и исторической экспозициями этого края. Буковиной называется северная часть провинции Молдова. В Сучаве мне удалось в одной фирме бесплатно зайти в интернет и обработать электронную почту.

Покидаю город в направлении Гура Хуморулуй. Вскоре дорога из асфальтовой становится бетонной: уложили огромные бетонные плиты, а стыки плохо заделали. Для машин это и не очень заметно, а на велике трясёт, все внутренности подпрыгивают. Дорога опять становится лучше и уводит из равнины в предгорье, а потом и в горы. По серпантину влезаю на хребет, потом спускаюсь в другую долину. Как в Карпатах: кругом горы, поросшие лиственным лесом – настоящая Буковина. В 5 км от городка Гура Хуморулуй (Gura Humorului) в лесном ущелье расположен красивый средневековый православный монастырь Хумор (Humor), основанный в 1530 г. и находящийся сейчас под патронажем ЮНЕСКО. Вообще, Буковина очень богата монастырями, за раз все не объедешь. Да и некоторое пресыщение уже у меня наблюдалось, поэтому не сделала радиалку на север к границе с Украиной к монастырю Путна (1469 г.), который основал и в котором был похоронен господарь Штефан чел Маре (Штефан Великий).

В сел.Вама (Vama) у меня состоялась ещё одна встреча с цыганами. Дело было уже к вечеру, я искала место для ночлега. Около домов, стоящих впритык, не получалось, полиция закрыта (я сразу обратила внимание, что в Румынии в небольших населённых пунктах на ночь полицейские участки просто закрываются), церковь закрыта, а вот школа оказалась открытой. На пороге стояла солидная цыганка, которая на вопрос, можно ли переночевать в школе, радушно пригласила меня внутрь. Я-то, думала, что она уборщица или сторож, а когда она провела меня в физкультурный зал, то я увидела множество постеленных матрацев и одеял и несколько цыганских семей с кучей ребятишек. Нет-нет, мулцумеск, мулцумеск фрумос (спасибо, большое спасибо), мне бы что-нибудь поспокойнее и почище, не готова я к такой коммуне. Пришлось уносить ноги, хотя мне вслед эта добродушная цыганка долго кричала, что мне здесь будет хорошо и безопасно. В конце концов, на окраине села в стороне от дороги поставила палатку прямо во дворе семейства Пазар (родители Константин и Женни, их дети-школьники Ада и Юлиан). Сердечные хозяева накормили традиционным супом чорба, ну, а мамалыги – второй национальной еды молдаван и румын, я поела раньше в Молдове. Утром у меня были каша и кофе с натуральным молоком, да ещё хозяйка в дорогу дала бутылочку тёплого молока. На прощание сфотографировались и я в бодром духе покатила в Кэмпулунг Молдовенеск (Cămpulung Moldovenesk). Очень чистенький и аккуратный городок был нарядным и готовился к какому-то местному празднику. Привлёк внимание внушительный памятник – воевода Драгош Водэ (Dragoş Vodă, 1351-1353 годы правления) борется с быком-зубром.

Далее дорога с хорошим покрытием постепенно опять набирает подъём. Начался с широким размахом серпантин. Как тут не вспомнить крутые подъёмы в лоб или короткие зигзаги, на которых падаешь без сил, в той же Молдове, или на Кавказе. Здесь чувствуется забота и о лошадях, и о машинах, без надрыва и рёва преодолевающих горный хребет. Попив молочка, прохожу последние серпантины и начинаю спуск. Как приятно катиться по многокилометровому шоссе, чуть притормаживая. Спускаюсь в долину к городу-курорту Ватра Дорней (Vatra Dornei), известному своей минеральной водой. Я ещё на спусковых серпантинах пила эту водичку из оборудованных источников. Ничего, нормальная, приятная. Её здесь разливают в бутылки и развозят по всей стране. На окраине этого водолечебного курорта видела много санаториев. Затем опять начинаю подниматься на очередной хребет по серпантинам с широкой амплитудой. Это горы Восточных Карпат с высотами 1800-1900 м, поросшие хвойным лесом. Вдоль дороги на склонах растут высокие ели, много малины. По мнению Брэма Стокера (Bram Stoker), автора знаменитого романа “Дракула” (“Dracula”), где-то в этих местах находился замок страшного вампира. С перевала, точнее, водораздела, т.к. приходится преодолеть несколько хребтов, начинается долгожданный длинный спуск в долину р.Бистрица. Всегда бы так: вот где километры пожираются.

С воодушевлением въезжаю в одну из самых больших и красивых исторических провинций Румынии – Трансильванию. Эта земля считается колыбелью румынского народа. Здесь находился центр Дакии. Здесь же римляне основали административный центр оккупированных регионов в начале ΙΙ в.н.э. В дальнейшем, на протяжении всей истории этого края, помимо румын, на территории Трансильвании осели венгры, немцы, турки, армяне, евреи и др. Этим объясняется многообразие архитектурных стилей, которые представляют собой сочетание иных культур и цивилизаций. Настроение испортил часовой ливень, который пережидала под навесом в одном селе. Под вечер опять поливало, но я укрылась в палатке на окраине уездного города Бистрица (Bistriţa). Рано по утру обхожу город, над которым возвышается башня евангелистского костёла внушительного вида. Похож на польские костёлы в Гданьске или Эльблонге. Осматриваю костёл снаружи, а вот внутрь, чтобы прикоснуться к вырезанным скамейкам начала 16 в. и увидеть коллекцию старых восточных ковров, пройти не удалось. Костёл весь в лесах, на реставрации, а двери и ворота закрыты наглухо.

По ещё домашнему плану я собиралась из Бистрицы отправиться на северо-запад к Бая Маре (Baia Mare), затем вдоль венгерской границы мимо городов Орадя (Oradea) и Арад (Arad), а потом опять въехать в Трансильванию через Алба Юлию (Alba Iulia). Увы, погода снова делает коррективы. Эти бесконечные дожди (как потом по приезду узнала: бедная Франция в это время изнемогала от жары и отсутствия осадков) заставляют сократить маршрут и я поворачиваю на юг в сторону городка Регин (Reghin). По дороге проезжаю чистенькие села, причём указатели с названием населенных пунктов на венгерском, немецком и румынском языках. Внешний вид селений очень напоминает Венгрию и в них доминируют не ортодоксальные (православные) церкви, а остроконечные католические костёлы. В одном таком маленьком селе зашла в костёл 13 в. Вот где старина! Как же все-таки мудро (или хитро) румыны пережили Вторую мировую войну. Пол Европы было сначала под пятой фашистов, потом молохом прошло освобождение: падали бомбы, взрывались целые города. А румынский король Михай Ι поначалу принял сторону гитлеровской Германии в 1940 г., хотя и под давлением генерала-диктатора Йона Антонеску, - это спасло Румынию от завоевания, не то, что многострадальную Польшу. Король Михай встречался с Гитлером и Муссолини, даже проводил инспекционные поездки в румынские войска на оккупированных территориях Советского Союза (был в Приднестровье, Одессе, Крыму, Мариуполе). После разгрома немецко-румынских дивизий под Сталинградом стал искать контакты с союзниками, а когда советские войска вошли в Румынию, Михай Ι в августе 44-го арестовал Антонеску, объявил войну Германии и народ с цветами встретил освободителей. Таким образом, военных действий почти не велось, старинные монастыри и замки не разрушались. Любопытна и дальнейшая судьба короля Михая: 6 июля 1945 г. в 24 (!) года он получил из рук И.В.Сталина высший орден нашей страны – орден Победы. Однако, под давлением местных коммунистов в 1947 г. король подписал акт об отречении и эмигрировал. Кстати, он до сих пор в здравии, приезжает на родину и возвращает себе недвижимость своих предков, а орден Победы, по слухам, король продал семейству Рокфеллеров за 1 млн. $.

Между Региным и уездным городом Тэргу Муреш ночевала в селе с почти парижским названием Периш (Periş). Палатку ставила между костёлом и домом падре, с его любезного разрешения. Ночью сквозь сон слышала, как опять дождь барабанит по палатке. Всё-таки, чувствуется юг, поэтому ни в пасмурный день, ни в прохладную ночь не замерзаю, надев свитер перед тем, как залезть в спальный мешок. Сегодня 40-ой день пути, проехала 2535 км. На следующий день с утра солнечно и тепло. С хорошим настроением осматриваю Тэргу Муреш (Tărgu Mureş): город большой, с красивым центром, несколько крупных костёлов, два больших православных храма – старинных и богатых внутри. Везде воскресные службы, народ празднично гуляет, отдыхает. Привлекает внимание огромный Дворец Культуры постройки начала 20 в., фасад которого украшен великолепными статуями и барельефами. В этом здании сейчас располагаются театр, библиотека, музей искусств с известным зеркальным залом.

На отрезке Тэргу Муреш – Сигишоара преодолеваю несколько водораздельных хребтов по отличным серпантинам, на которых не выматываешься, а при спуске получаешь удовольствием от длинноты. И вот один из красивейших городов Румынии – Сигишоара (Sighişoara). Да, сюда стоило приехать! Город – памятник, музей. Его основали саксонские рыцари в 12 в. и это одна из немногих средневековых крепостей в Европе, сохранившихся до настоящего времени. Крепость расположена на высоком холме и окружена стеной, внутри которой более 100 старинных домов, замок, башни, костёлы, церкви. Одна из башен украшена часами 17 в., сделанными в Швейцарии, которые, кроме времени, показывают еще и день недели в виде появляющейся определённой статуи. Об архитектуре и истории этого прекрасного города написано много на разных сайтах, для примера: http://www.romaniatourism.ru, поэтому постаралась обойти всё по максимуму. Ну, и конечно, как тут не миновать скромный дом, в котором в 1431 г. родился Влад Цепеш, известный под именем Дракула. Благодаря фантазиям писателя Стокера этот исторический персонаж стал знаменитым вампиром, легендарным графом Дракулой. А вообще-то, Дракул – на румынском “дракон” и так назвали отца Влада Цепеша, который за заслуги перед страной получил орден Дракона. Теперь вовсю образ кровавого вампира эксплуатируют в туристских целях: продажа сувениров, костюмированные балы и фестивали.

Покидаю Сигишоару с трепетным чувством постижения прекрасной старины. Шоссе ныряет в долину за долиной с постепенным подъемом. По кольцевой объезжаю типичный, немецко-венгерского вида, городок Рупя (Rupea): двухэтажные дома с красно-кирпичного цвета черепицей, которые высокими воротами глухо выходят на главную улицу. На высоком холме над городом видны живописные руины крепости с остатками башен и замком внутри. После Рупи дорога с небольшим подъемом петляет среди леса вдоль речки. Здесь много полян для отдыха и пикника, кучкуются автомобилисты. Вот и я выбрала себе в сторонке приличную чистенькую полянку; просушила палатку, постиранные вещи. Наблюдала за цыганскими попрошайками: ко мне они подослали одного мальца, но после моего ответа «ну бань» («нет денег») – отстали. Зато долго обхаживали богатеньких “буратин”-автотуристов. После расслабленного дневного отдыха забираюсь на очередной водораздел, проскакиваю на спуске небольшое село, на окраине которого натыкаюсь на стоящий грузовик. Если есть возможность не крутить педали, воспользуюсь ей. Прошу водителя подвезти меня до Брашова. Он туго думает, но всё-таки соглашается подвезти. Спускаемся с хребта, минуя еще пару селений, пересекаем под палящим солнцем широкую долину и за 10 км до Брашова я выгружаюсь, потому что шофёру надо поворачивать в другую сторону.

Въезжаю в уездный город Брашов (Braşov). Впереди высятся горные хребты свыше 2000 м, которые отделяют Трансильванию от провинции Мунтения. На часах – 18 час., а на градуснике +30 по Цельсию – приятное тепло разливается по телу. Быстро прохожу гуляльный пешеходный центр, осматриваю старинную ратушу, много красивых зданий в стиле барокко, собор румынского православия св.Николая и, конечно, Чёрная церковь. Эта главная лютеранская кирха Трансильвании является важнейшим памятником готики, поражает своим архитектурным величием. Чёрной у нее осталась только верхушка. К сожалению, службы сегодня не было и кирха была закрыта, так что не удалось увидеть её богатое внутреннее убранство, коллекцию восточных ковров 15-18 вв. и самый большой орган в Румынии. Выбираюсь из города долго мимо современных зданий, на окраине не коттеджи, а фирмы и заводы. Уже в сумерках оказываюсь у какого-то кемпинга и прошу разрешения поставить палатку за их домиками. Да, пожалуйста, только платите 200000 лей (это около $6). В виду отсутствия оных, прохожу немного вперёд и около автозаправки, с разрешения сторожа, разбиваю бивак. Вот не писала ещё о румынских автозаправках. Вполне европейский уровень, чистые бесплатные туалеты и, как всегда, есть возможность попросить 100-200 мл бензина для примуса, только не у заправщиков (там обычно автоматы, которые не выдают такое малое количество), а при наливе у водителей.

Весь следующий день двигаю по бухарестской трассе в горы. Дорога опять медленно, но верно, поднимает меня всё выше и выше. Обгоняют “шпациры” - экскурсанты на велосипедах без рюкзаков. Они делают однодневные вылазки по окрестностям Брашова. Интересно, такие привлекательные места проехала за 10 дней по Румынии и ни разу не встретила ни одного велотуриста. Впрочем, как позже окажется, их я так и не увидела до конца своего маршрута. Да и эти “шпациры” были единственные на моем пути: видно, передвижение на великах здесь непопулярно. В голове вертится мотивчик из Боярского, актуальный после вчерашней ночёвки: «Куда, мадам, Вас к чёрту занесло? Неужто Вам отель не по карману?». А ещё свербит в мозгу: впереди по карте городок Предял (Predeal) и он, действительно, предел, или потом ещё топать вверх надо будет? Фу, слава всем богам! Это, воистину, предел – перевал высотой около 1000 м. Прощай, Трансильвания! Весело качу вниз по южной стороне Карпат мимо маленьких горно-курортных городков. Начинается румынская провинция Мунтения.

Проскакиваю Азугу (Azuga), в которой, по описаниям, очень старая фабрика пива и шампанского, но её не заметила, зато дальше в Буштени (Buşteni) что-то похожее проезжала. Зимой в этих городках много горнолыжных трасс, поэтому они застроены отелями, барами, ресторанами. С правой стороны ущелья на пике Карайман (2140 м) возвышается 40-метровый ажурно-металлический крест в память героев Первой мировой войны, видный издалека. Вкатываю в многолюдный горный курорт Синая (Sinaia). Весь день облачно, а к обеду собрался-таки дождь. В Синаи волна ливня прошла дважды. От дождя укрылась в летней королевской резиденции – дворце Пелеш (Peleş). Румынская Синая ведет своё начало от основанного в горах монастыря с одноименным названием (от библейского “Синай”). Дворец Пелеш, прекрасно сохранившийся со времени постройки в 1883 г., расположен в большом красивом парке с водопадом, фонтанами и многочисленными скульптурами. Богато внутреннее убранство дворца: резная мебель, картины на стенах, старинное оружие, прекрасная коллекция стекла и зеркал. Всё это удалось посмотреть бесплатно, хотя индустрия туризма здесь поставлена на поток.

Осмотрев дворец, продолжаю спуск. Долина расширяется, горы начинают отступать. Тут и солнце выглянуло, становится душно. Состояние как в период реакклиматизации, когда после высокогорного маршрута резко спускаешься на плоскость: вялость, голова отяжелевшая и хочется спать. Дело к вечеру, поэтому ищу место для ночлега. Вот и деревушка подходящая, называется Бэнешть (Băneşti). Объясняю одной бабуле, что хочу поставить палатку около её дома, а тут рядом проходил мужчина с великом. Он быстро сообразил, что мне надо, и отвёл к себе во двор, разрешив поставить палатку в саду. Милые пожилые хозяева Георге и Констанца Иримеску позволили и помыться горячей водой, и постираться. К моим вечерним рожкам принесли охапку огурцов. Засыпаю с мыслью, чтобы не было дождя ночью, а тут Георге приносит ещё и плед – совсем теплынь. Утром, позавтракав, быстро собираю рюкзак, т.к. гремит уже со всех сторон. Ура! Успела. Ставлю велорюкзак под навес, а хозяйка Констанца приглашает в дом на кофе со свежеиспечённым кексом, где я почти два часа упражняюсь в румынском, беседуя на разные темы. Георге остроумно шутит, что раньше село Бэнешть было знаменито тем, что в 1913 г. здесь погиб, разбившись, первый румынский авиатор и строитель аэропланов Аурел Влайку (Aurel Vlaicu), памятник которому установлен на окраине села. Теперь село будет известно и тем, что через 90 лет после этого печального события в нем ночевала, успешно «приземлившись», такая путешественница, как доамнэ (госпожа) Лариса, то бишь я. Шутки шутками, но дождь почти затих и под лёгкую морось выезжаю. Мимо обелиска погибшему летчику еду в сторону Плоешть.

Отличное шоссе с удобной велодорожкой проходит среди полей с кукурузой ещё молочной зрелости. Время от времени с левой стороны появляются небольшие «журавли», качающие нефть, невысокие буровые нефтяные вышки. Это район румынской нефтедобычи, а уездный город Плоешть (Ploeşti) – центр нефтеперерабатывающей и нефтехимической промышленности. Промзона грамотно расположена в стороне от самого города с его современными высотными домами. Читала, что в Плоешти есть музеи нефти и часов, но решила их проигнорировать и объехала Плоешть по кольцевой. Трасса ещё только обновляется и, в основном, узкая, щербатая. Эти 7 км всю душу вытрясли, но вот я опять на качественном бухарестском шоссе. Еду мимо полей, лесов, которых становится всё больше, чем ближе я подъезжаю к столице. Переждав очередной ливень, по солнышку качу дальше. В Отопень (Otopeni), пригороде Бухареста, удалось бесплатно в автофирме “Daewoo” посидеть в интернете, послать e-mail дочери. Потом, минуя пригороды один за другим, незаметно въехала в румынскую столицу Бухарест (Bucureşti,, на румынском - Букурешть).

К центру еду по респектабельной улице Павел Дмитриев Киселёв. Очень удивилась русскому названию, а по приезду домой узнала, что это в честь генерала Павла Дмитриевича Киселёва (1788-1872 гг.), героя Отечественной войны 1812 г., начальника штаба в Турецкой войне 1828-1829 гг. на земле Молдавии и Валахии, в которые он позже Николаем Ι был назначен наместником. Итак, продолжая движение, справа вижу слабую копию московской высотки МГУ, там тоже разные учебные заведения. По обе стороны в старинных особняках многочисленные посольства (видела и российское); много зелени, чистота и ухоженность. После Триумфальной арки по аллее Победы (Виктории) попадаю в район элегантных по архитектуре старых зданий 19 - начала 20 вв., меж которыми аккуратно вписаны современные стеклобетонные постройки. Великолепен комплекс университетских корпусов середины 19 в., а перед Историческим музеем увидела такую же копию Латинской волчицы с Ромулом и Ремом, как и в Кишинёве (румыны тоже мнят себя потомками древних римлян). Советую посетить также бывший Королевский дворец, замечательный Музей искусства, многочисленные старые православные соборы и храмы. Благодаря шедеврам архитектуры и зеленым живописным бульварам Бухарест, по праву, называют «маленьким Парижем». Туристам рекомендую обратить внимание на Оперный театр, дворец Котрочень – нынешняя резиденция президента и, конечно, монументальный дворец Парламента. В окрестностях Бухареста среди вековых лесов и красивых озёр много монастырей, замков, музеев-усадеб. По описаниям, в монастыре Снагов находится могила Влада Цепеша, легендарного Дракулы. Однако, что-то меня уже притомила религиозная старина, поэтому решаю пропустить монастырские окрестности столицы и двигать в сторону молдавской границы.

Сначала собиралась, сообразно с картой, ехать через Урзичень (Urziceni) тупым углом мимо Бузэу (Buzău) на Брэилу (Brăila), но дорожный полицейский при въезде в Урзичень нарисовал мне более короткий и логичный путь напрямую через Гырбовь (Gîrbovi) и Погоанеле (Pogoanele) с выходом потом на трассу Бузэу - Брэила. Еду по тихой (машин совсем мало) дороге с нормальным асфальтом мимо полей с подсолнечником, кукурузой, баклажанами, помидорами и перцем, мимо виноградников и бахчей с дынями и арбузами. Всё уже поспело, а добросердечные селяне наперебой угощают своей продукцией. Одна милая женщина презентовала даже пол-литровую баночку свежего меда, который доедала уже дома. Хочу ещё рассказать о такой немаловажной проблеме для туристов, как питьевая вода. На начальном моём пути по Запорожской области проблема с водой стояла остро: во многих сёлах давно закрыты колонки, высохли колодцы и воду привозят в цистернах. В южных областях Украины вода в колодцах есть, но нет вёдер – надо ведро просить у ближайших хозяев или ловить, когда кто-нибудь по воду пойдёт. Никаких проблем на всём маршруте по Молдове: и в сёлах, и вдоль дорог среди полей, садов и лесов очень много хорошо оборудованных колодцев с чистой вкусной водой и чистым казённым ведром. В Румынии тоже много колодцев и все с вёдрами, но когда я ещё только въехала, то увидела, как поют лошадей из этих вёдер – сразу отпало желание пользоваться общественными колодцами, поэтому предпочитала брать воду в чистых колодцах внутри хозяйских дворов. А вот ещё одно интересное наблюдение. В прошлом году, когда я путешествовала по Беларуси и Польше, то меня досаждали комары, поэтому на этот раз взяла очень действенный антикомариный лосьон. Теперь, хотя шли почти ежедневные дожди, комаров-то и не было.

На подъезде к Брэиле одеваюсь и обуваюсь по-парадному: граница уже близка, надеюсь скоро очутиться опять в Молдове. Уездный город Брэила расположен на западном берегу Дуная, многоводного здесь, в своём нижнем течении. Город очень симпатичный, много старых, прекрасно отреставрированных зданий, ортодоксальных (православных) храмов, даже видела прелестную армянскую церковь. Брэила может по праву гордиться нарядной развлекательной набережной с многочисленными кафе, ресторанчиками, оборудованными бассейнами, детскими аттракционами. Что меня ещё умилило, так это музыка над городом, когда ежечасно куранты вместо боя исполняют знаменитый вальс “Дунайские волны”. Сфотографировалась я на фоне памятника Екатерине Теодороиу, румынской героине времён Первой мировой войны, и покидаю Брэилу, а с ней и провинцию Мунтения. Опять въезжаю в румынскую провинцию Молдова. До уездного города Галаць (Galaţi) почти 30 км. Денёк ветреный, но тёплый. Вдали какие-то трубы, заводы: это уже промзона Галаца. Город раскинулся на холмах, амфитеатром круто спускается к Дунаю, на берегу которого сплошные судоверфи. Очень бегло, на ходу, осматриваю центр города, т.к. все мысли уже по ту сторону границы. Старины здесь сохранилось немного: университет, несколько церквей и музеев. Тут вспомнила о леях, которые мне презентовал падре в начале моего пути по Румынии. Решила на все шикануть: купила мороженое, печенье, вафли, шоколадный батончик и “Фанту”. С превеликим удовольствием всё вкусила с благодарными думами о ночёвке в трапезной евангелистского костёла. По совету горожан, ориентируюсь на трамвайные линии 36 и 44 маршрутов, потом по Бесарабской улице выбираюсь из города, минуя промышленные кварталы. И вот уже указатель, что до таможни (“Vama”) – 7 км. Этот кусок дороги вымощен брусчаткой, так что трясусь по ней из последних сил. Всё, приехала, увидев длинную вереницу машин. Умываюсь, привожу себя в порядок и смело иду в голову колонны. Всё равно, стою около 20 мин., т.к. передо мной на досмотре одну машину разбирают чуть ли не по винтику. Но вот и меня запускают. Рюкзак не досматривают, с интересом расспрашивают о путешествии, а я, в свою очередь, прошу передать привет тому таможеннику, что дежурил на КПП “Albiţa” 12 июля. Этот пограничный пункт и с румынской, и с молдавской стороны называется “Джюрджюлешть” (Giurgiuleşti), как и одноимённое село на молдавской стороне.

Итак, 28 июля 2003 г. на 49-ый день маршрута покидаю гостеприимную Румынию и опять переезжаю по мосту реку Прут. Время совсем позднее, почти сумерки, поэтому прошу молдавских пограничников разрешить поставить палатку прямо на их территории. Получаю добро от начальника смены, а приятная доамнэ-таможенник показывает удобное место на траве. Пока обустраиваюсь и ужинаю, ко мне подходят и пограничники, и таможенники всех рангов: расспросы, рассказы. Наконец, пожелания спокойной ночи и я устало отключаюсь. Утром начальник перед тем, как сдать смену, принес мне прекрасный десерт – полный пакет фруктов (персики, сливы, виноград). Собираюсь, прощаюсь и выхожу за ворота погранзоны. Поднимаюсь по дороге резко вверх и оказываюсь на молдово-украинской границе, где добродушный хохол-пограничник приглашает посетить славный город Рени. Нет-нет, спасибо, но я ещё хочу по Молдове прокатиться. Тогда надо назад спуститься и от памятника героям ВОВ (арторудие) направо через село. Так и делаю. Проехав пару сел, выскакиваю на трассу Рени - Вулкэнешть. На выезде из городка Вулкэнешть (Vulcăneşti) фотографирую большую триумфальную колонну в греко-римском стиле. Она поставлена в правление Николая I в честь победы героев Кагульской битвы с турками и татарами под началом графа Румянцева в 1770 г.

Сегодня 50-ый день моего путешествия и от дома проехала 3250 км.

Погода неоригинальная: после жаркого дня – опять дождливый. Еду по землям Гагаузии, в сёлах которой живут потомки турок, называющие себя гагаузами. Подкрепляюсь уже спелым чёрным виноградом и яблоками с обширных садов вдоль дороги. Дороги, как и везде в Молдове, жуткие. По плану мой путь в сел.Копчак, а потом в Бешалму, где хотелось бы посетить музей гагаузской культуры. Однако, прождав в городке Тараклия 2 часа под навесом ливневый дождь, решаю после Копчака двигать к украинской границе. Село Копчак типично гагаузское: добротные дома, большие хозяйства. Говорят все на русском и гагаузском языках. Меня здесь тепло приняло семейство Ольги Фучеджи, с которой когда-то познакомилась на корабле “Корона” по пути из Стамбула в Евпаторию. Хозяева подтверждают, что через 10 км, за сел.Кайраклия есть КПП. Короткими перебежками, прячась от надоевшего уже дождя, добираюсь до шлагбаума. В небольшой будке один пограничник и один таможенник. Оказывается, этот КПП местного масштаба, т.е. только для жителей тараклинского (со стороны Молдовы) и болградского (со стороны Украины) районов. Я очень-очень прошу меня пропустить, говоря, что уже нет сил ехать ещё около 40 км до следующего большого КПП. Пока молодой пограничник названивает начальству, делюсь впечатлениями о разных странах и примечательных местах. Больше часа ждём ответа, связи нет, тогда погранец сам решает меня пропустить. «А на нейтральной полосе цветы – необычайной красоты», - поёт душа. Через 300 м опять шлагбаум, теперь украинский. И тоже двое скучающих: один пограничник, а вторая пани-таможенник. С удивлением рассматривают мой паспорт, сообщают мне, что молдаване не должны были меня пропускать. Я объясняю, что больше часа торчала на молдавском КПП, пока там не разрешили. Тогда украинец тоже звонит своему начальству, объясняет всё, диктует мои паспортные данные и получает в ответ: «Пропустить!». По колдобистой дороге проезжаю несколько деревушек, потом городок Болград, запомнившийся только несчётным количеством военных частей и людей в погонах, будто их согнали сюда со всей Украины. Наконец, выехала на более приличное шоссе, ведущее к Измаилу. В этой части Украины компактно проживают болгары. В сел.Криничное собиралась поставить палатку у одного хозяйства, но молодая болгарка увела в дом, где она с матерью живёт. И накормили меня, и в кровать уложили после горячей помывки.

На следующий день, проехав 30 км, оказалась в Измаиле – городе с многовековой историей, оказавшимся в эпицентре трёх русско-турецких войн. Старинных домов сейчас немного, развалины знаменитой крепости находятся на окраине. К Дунаю город выходит портом. На проспекте Суворова, главной магистрали, установлены памятники Шевченко (?), Суворову, генералу С.А.Тучкову, коменданту крепости и основателю современного Измаила. Подъехала к музею Суворова, в котором оказалась экспозиция “Культура Турции”. Непреклонные дамы требовали 1,5 грив. за вход, а т.к. Турция этих денег не стоила, да и посещать музеи я предпочитаю бесплатно, то двигаю дальше на ж/д вокзал. Надо выбираться поскорее из этого географического аппендикса, тем более, что небо опять чёрное и вскоре хлынул ливень. За 6 грив. покупаю билет до Белгорода-Днестровского на ночной одесский поезд. Почти без сна промаялась в общем вагоне и в 4.30 утра выгрузилась в Белгород-Днестровском. Тепло, небо ясное. Еду сразу осматривать главный архитектурный памятник города – крепость 14-17 вв. Благо, ворота её уже были открыты, поэтому неспешно осматриваю неплохо сохранившиеся и частично отреставрированные башни, стены, бастионы цитадели. Рядом ведутся раскопки античного города Тира (4 в. до н.э. – 3 в. н.э.) и там уже с раннего утра работают молодые археологи. Хорошо видны откопанные древние фундаменты круглых башен, стен домов, укреплений. Потом подъехала к краеведческому музею, но он, конечно, был ещё закрыт, а ждать не хотелось, поэтому стала выезжать из города в сторону Затоки вдоль Днестровского лимана.

К полудню попадаю в курортную зону: скопище отдыхающих, шум, гам, мангалы, пьянь. Долго еду мимо пансионатов, домов отдыха, гостиниц – это всё Затока. По большому мосту перехожу через место впадения Днестра в море, потом опять вдоль дороги базы отдыха, дачи. И вот, когда справа появился просвет к морю, решаю посмотреть, что там на берегу. Перетаскиваю велосипед через рельсы у ж/д станции “Дружба”. Здесь как раз заканчиваются строящиеся гостиницы и начинается чистый берег. Удача! Вижу несколько палаток, как оказалось, это молодёжный христианский лагерь из Киева. Разбиваю свой бивак невдалеке и решаю здесь задержаться на пару дней. Место удобное: песочный пляж, народу немного, соседи спокойные, недалеко на стройке можно набрать чистой воды, туалет там же. После морского омовения и ужина под тихую гитару засыпаю. Выспавшись, пытаюсь увидеть сквозь заднюю стенку палатки солнце и не вижу. Неужели, опять всё небо заволокло? Но вот из-за дюны появляется оранжевый круг. Раскрываю палатку: над головой голубое небо. Днёвка получилась замечательная! Но, не любитель я пляжного отдыха, поэтому решила, что одного дня дуракаваляния будет достаточно.

Дорога до Одессы долго тянется мимо помидорных полей и бахчей с арбузами и дынями. Дух стоит потрясающий. Меня щедро угощают дарами земли, но арбуз беру только ломтями, чтобы тут же съесть, а от маленьких дынь, заполнивших рюкзачок, ноют уже плечи, а ведь ещё яблоки, виноград. Уф, наконец, дотянула до окраины Одессы. Подкатываю к очень аккуратному посту ГАИ, но у них нет рядом воды, поэтому по кольцевой еду к тому посту, где ночевала по пути в Тирасполь. 5 авг. беру билет на дневной поезд Одесса-Луганск и ещё полдня брожу по легендарной Одессе. Ах, Одесса! И этим всё сказано. Посмотрела, по возможности, по максимуму. А 6 августа 2003-го года, на 58-ой день маршрута подъехала к дому в Алчевске. Всего активным способом пропутешествовала 3670 км.

Не откажу себе в удовольствии сделать пару выводов:

1) Удобно делать связку Молдова-Румыния, т.к. язык у них один и не очень сложный.

2) Народ в этих южных странах открытый и сердечный, поэтому путешествие ваше будет приятным и безопасным.

В заключение, выражаю глубокую благодарность Т.Л.Дритовой и Ю.А.Шуру за предоставленную возможность напечатать эту статью.

Для размещения материалы любезно предоставлены велопутешественницей Л.А.Русаковой. Личная страница: http:// tur-rusakova.land.ru

<

Количество показов: 6029
Автор:  Русакова Л.А.
Рейтинг:  3.76
ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Возврат к списку