Войти на сайт
График работы:
пн-пт: 10:00-20:00
сб-вс: 10:00-18:00

ЭЦ ТУРБАЗА

Украина, 40001, г. Сумы
ул. Герасима Кондратьева, 6  

+38 050 913-36-63

Дневник одиночного велопутешествия Л.А.Русаковой по маршруту Германия-Австрия-Италия-Греция-Турция в 2006 году

Дневник одиночного велопутешествия Л.А.Русаковой по маршруту Германия-Австрия-Италия-Греция-Турция в 2006 году

Дневник одиночного велопутешествия Л.А.Русаковой по маршруту Германия-Австрия-Италия-Греция-Турция в 2006 году

Ходи один. Одному все живое раскроется.
Одному написанное раскроется.
Один – размышляет.
Двое – размышляют меньше.
Трое – совсем не размышляют.
М.Жванецкий

ДОНБАСС – ГЕРМАНИЯ – АВСТРИЯ -ИТАЛИЯ – ГРЕЦИЯ – ТУРЦИЯ

(соло-велопутешествие)

Автор: Л.А.Русакова

15 мая - 25 июля 2006 год

Алчевск - (поезд) - Киев - (авто) - Мюнхен - Бенедиктбойерн - Миттенвальд - (поезд) - Инсбрук - Матрай - (поезд) - перевал Бреннер - Больцано - Бассано дель Граппа - Венеция - Падуя - Виченца - Верона - Пескьера-на-Гарда - (поезд) - Бергамо - ст.Моренго - (поезд) - Милан - Кремона - Пьяченца - Парма - Модена - Болонья - Форли - Флоренция - Пиза - Ливорно - Сан Севера - (поезд) - Рим - Неаполь - Салерно - (поезд) - Потенца - Альбано - (поезд) - Таранто - Бриндизи - (паром) - Игуменица - Превеза -о.Лефкас - (паром) - о.Итака - (паром) - о.Кефалония - (паром) - Килини - Пиргос - (поезд) - Олимпия - Калон-Нерон - (поезд) - Каламата - Спарта - Триполи - Аргос - Микены - Коринф - Афины - Марафон - Афиде - (поезд) - Лариса - Салоники - КПП “Promachonas” - Драма - Филиппи - Ксанти - Комотини - Александруполис - КПП “Ipsala” - Текирда - Стамбул - (паром) - Скадовск - (авто) - Херсон - (поезд) - Алчевск

Мое одиночное велопутешествие в 2006-м году длилось 72 дня и проходило по пяти государствам: Германия, Австрия, Италия, Греция и Турция. Меня зовут Лариса Русакова, и узнать подробности этого велопутешествия, а также просто связаться со мной можно по адресу: r_larisa@mail.ru.

Мои немецкие друзья сделали мне очередное приглашение и в немецком консульстве в Киеве я получила вторично шенгенскую визу, конечно, собрав предварительно множество всяко-разных документов. Давно хотелось побывать в колыбелях цивилизации – Греции и Италии. А раз визу я получила в немецком консульстве, то и въезжать в шенгенскую зону надо было через Германию.

Как обычно, все основные продукты питания были взяты мною из дома на 2,5 месяца; велосипед, как и раньше, - верный и прочный “Аист” Минского мотовелозавода. 15 мая я выехала на поезде до Киева, потом из Киева в Германию до Мюнхена ехала на автобусе фирмы “Винев”. 18 мая в 19.30 я выгрузилась в Мюнхене на автовокзале. Быстро подтаскиваю вещи под навес остановки - полило. Да, хорошенькое начало похода. По дождливому вечернему Мюнхену выбираюсь на трассу №11 и на выезде, увидев большой больничный городок, свернула туда. Ворота оказались открыты, так что я зашла в какой-то корпус и на диванчике в холле подремала до утра. Было тепло, сухо, никто меня не беспокоил – вот и первая ночевка на маршруте.

Рано утром по хорошей велодорожке вдоль 11-ой трассы покатила на юг Германии к границе с Австрией. На окраине Вольфратсхаузен (Wolfratshausen) видела два памятника узникам концлагерей, располагавшихся в этих местах. После Кёнингсдорф (Königsdorf) чувствуется приближение гор, вдали показались Альпы. В центре городка Бенедиктбойерн (Benediktbeuern) осмотрела небольшой старый монастырь с красивой кирхой. В 19 в. в монастыре 10 лет жил и работал выдающийся немецкий ученый-физик Йозеф фон Фраунгофер. Именно здесь ученый открыл и подробно описал линии поглощения в спектре Солнца, названные его именем. Его открытия стали важным шагом на пути развития науки, а монастырь стал колыбелью атомной и молекулярной физики. Дальше миновала Kochel, в котором обратила внимание на памятник этому храбрецу Кохелю, возглавившему в 18 в. отряд местных жителей, и они там кого-то победили. Долго объезжаю обширное озеро, а затем дорога начинает круто забираться вверх. Стоит указатель, что до Миттенвальд (Mittenwald) наша трасса №11 действует как автобан. Приехали, называется! А мне с вело куда? Объездов никаких нет – крутые склоны. Стою, размышляю и наблюдаю, как с десяток велосипедистов бодро ушли по шоссе на подъем. Решаю топать по краюшку дороги, кстати, довольно узкой. Но тут на мою удачу, замедляя ход, идет минивэн. Молодая пара, как позже оказалось, начинающих альпинистов, притормозила и предложила меня подвезти. Подъем оказался довольно крутым и продолжительным. На паркинге в самой верхней точке подъема меня выгрузили. Ребятам совершать восхождения отсюда на ближайшие пупыри, а мне – спуск к озеру Walchensee. 5 км дорога огибает это озеро, а затем был довольно утомительный подъем к селению Валльгау (Wallgau). Здесь опять появилась велодорожка, которая привела меня в Mittenwald.

Стоит сказать, что весь этот путь от Мюнхена проходил под моросящим дождем с редкими перерывами. В Миттенвальде уточняю дальнейший маршрут в Австрию и узнаю, что до Зеефельд (Seefeld) будет еще крутой подъем, а потом резкий спуск в долину реки Инн. Велошпациры предупреждают, что сейчас на мокром полотне спуск очень опасен, приглашают последовать их примеры: проехать этот отрезок на поезде. Идем к ж/д вокзалу, откуда вскоре выезжаю электричкой, идущей в Австрию. Проскакиваем несколько туннелей, потом поезд начинает по крутому склону сползать в широкую долину. Нервы трепещут, когда видишь чуть ли не километровый обрыв за стеклом вагона. Нет-нет, лучше ногами почву чувствовать, поэтому, когда рядом с маленькой станцией увидела дорогу, то выхожу из поезда и продолжаю головокружительный спуск в Инсбрук самостоятельно. Инсбрук (Иннсбрук - Innsbruck), столица провинции Тироль, был основан в 1239 г. для сбора пошлины с проезжающих по мосту через реку Инн: Innsbruck и означает “мост на Инне”. Город, раскинувшийся в самом центре Восточных Альп, у подножия хребта Карвендель, встретил меня слабым солнышком. Прокатилась по городу, осматривая императорский дворец Хофбург (14-18 вв.), несколько старинных соборов и другие немногочисленные достопримечательности, которые, к сожалению, теряются среди современных построек. Инсбрук дважды принимал зимние Олимпийские игры (в 1964 г. и 1976 г.), поэтому в городе и его окрестностях много олимпийских объектов. Ориентируясь на один из них - большой трамплин на правом склоне долины, нахожу нужную дорогу №182 и устремляюсь по ней уже в сторону другой границы, с Италией. Еще в средние века Инсбрук контролировал весь путь в Италию через перевал Бреннер (Brennerpaβ).

Вся 182-я трасса безобразна, в смысле отсутствия выделенной велодорожки, а если учесть, что в начале подъема несколько км она совмещена с автобаном №13, то осторожность и еще раз осторожность. Дотопала под очередной порцией дождя до селения Matrei и, увидев, что сюда подходит жел/дорога, решила дальше на перевал подниматься в поезде. Оказывается, по этой долине ходят почти каждый час электрички Инсбрук-Бреннер, а я-то, преодолевая крутые серпантины, все думала, как же здесь на велосипедах ездят. А никто и не ездит, т.е. отправляется на перевал в поезде. Итак, по дождливому ущелью электричкой завершаю путь на Brennerpaβ. Отсюда в Италию параллельно спускаются: автобан, жел/дорога и нормальная трасса №12 с выделенной велополосой. Кстати, если во всей Европе указатель или табло на автобан окрашены в синий цвет, то в Италии – в зеленый, а нормальная трасса – в синий цвет. Приятно покатила вниз, досадуя только на периодически опять моросящий дождь. Миновала курортный городок Випитено (Vipiteno) с собором в центре и замком поодаль на скале. Нет-нет, коров, дающих цветное молоко, я не повстречала. Это, конечно, фантазия Джанни Родари, который в сказке “Коровы из Випитено” описал, как местные коровы съели радугу и стали давать зеленое, желтое, красное, темно-синее и фиолетовое молоко. И вот, после палаточных ночевок у фермерских домов в Германии и Австрии, 21 мая – первая ночевка в Италии, в сел.Мулес (Mules). Расположилась за церковью, а воду брала из крана, который всегда есть на кладбище (оно было рядом).

На следующий день продолжаю педалировать по отдельной велополосе и удивляюсь, как это все магистрали (повторюсь: жел/дорога, автобан, шоссе №12, велодорожка, да еще река) помещаются в этом, довольно узком, ущелье. Причем, такая трогательная забота о велотуристах: для велодорожки есть специально пробитые туннели. Немногочисленные селения жмутся по склонам, жителям и землицы-то не остается. За Fortezza видела полуразвалины какой-то очень большой крепости, а потом перед Больцано долина расширяется. Здесь слияние рек Адидже и Изарко. Городок Больцано (Bolzano) весь утопает в розах, в небольшом центре – готический кафедральный собор (Дуомо - Duomo) 13-15 вв., который строили рабочие из немецкой Швабии. Эти земли заселялись еще во времена Римской империи (начало н.э.). Город был построен в 12-13 вв., в 1227 г. он отошел к Тирольскому графству, а в 1366 г. - к Габсбургам. Старая часть города сохранила средневековый колорит. Кроме францисканского монастыря в городе и его окрестностях сохранилось несколько старых церквей. Главной достопримечательностью является мумия древнего человека, которой приблизительно 5300 лет. Она найдена в 1991 г. на леднике Симилаун и хранится в местном археологическом музее.

Дальше я держу путь в Тренто мимо сплошных садов с домами в глубине. Погода налаживается, теплеет, чувствуется приближение лета. Тренто (Trento) - административный центр автономной области Трентино-Альто-Адидже, имеющей особые автономные полномочия и обладающей своей конституцией. Характерно, что немецкий язык, наряду с итальянским, является официальным в этом регионе. Тренто показался мне весьма индустриальным, хотя обратила внимание на старый замок и многочисленные церкви. Исторические документы сообщают, что в этом городе в 1563 г. на съезде-совете было окончательно закреплено разделение католицизма и протестантства. Из Тренто начинается подъем по боковому ущелью к протяженному озеру Кальдонаццо (Caldonazzo), вокруг которого полно кемпингов. Далее через несколько водоразделов долгий спуск по долине реки Брента (Brenta) до города Бассано дель Граппа (Bassano del Grappa), лежащего у подножия горы Граппа. Упоминание о первой церкви св. Марии, построенной в этих местах, встречается в хрониках 998 г. - именно с этого времени и ведется летоисчисление города. Со времен средневековья Бассано много раз менял своих покровителей и 21 октября 1866 г. город был присоединен к Италии. Символ города – Старый мост (ponte Vecchio - понтэ Вэккьё) – этот мост через Бренту между поселениями Бассано и Ангарано в первый раз упоминается в хрониках 1209 г. На протяжении веков мост много раз разрушался: то бурным половодьем, то в результате военных действий, но каждый раз он возрождался вновь. В настоящее время, сооруженный из дерева, Ponte Vecchio похож на старинный корабль или на сказочный замок, парящий над рекой. От реки я круто поднялась в центр города к площади Свободы. В ее южной части возвышается церковь св. Иоанна Крестителя, построенная в 14 в., рядом – восхитительная Capella del Sacramento. На северной стороне площади находится Дворец городской администрации, на фасаде которого сохранились большие часы, установленные в 1582 г. Далее – еще несколько дворцов (palazzo) 13-18 вв. На площади Гарибальди находится готическая церковь св. Франциска, построенная в 1287 г. В Бассано превосходный городской музей с живописными полотнами старых итальянских мастеров, а среди достопримечательностей стоит отметить ботанический сад Альберто Паролини, биолога и путешественника 19 в., который из своих странствий привозил экзотические деревья и растения. Долгие годы в этом городе проживает всемирно известный итало-польский журналист и исследователь, путешественник-экстремал Яцек Палкевич. Конечно, хотелось бы взглянуть на своего кумира, книгами которого зачитывалась, но не знала его адреса, да и путешествует он поболее меня – полгода его не бывает дома, наверно, и сейчас в пути. Да, Бассано дель Граппа еще называют итальянской столицей граппы, виноградной водки типа грузинской чачи.

Из города выезжаю по дороге (strada) №47 до Читаделла (Citadella). В голове крутится чуть измененное кикабидцевское «читта-диритто, читта-маргарита». Только у Вахтанга это птичка-невеличка, а по-итальянски - «город-прямо». Так прямо и просквозила в сплошном потоке машин Читаделлу, а после свернула налево на 53-ю трассу, по которой докатила до Тревизо (Treviso). Город стоит на трех холмах, где расположились три площади: Дуомо (Соборная), Синьори и Сан-Леонардо. Планировка сохранилась со 2 в. до н.э., когда поселение вошло в состав Римской республики. В старом Тревизо стоит посмотреть кафедральный собор, готическую церковь Сан Николо, палаццо дель Треченто. В окрестностях Тревизо множество вилл, архитектурных шедевров 16 в. знаменитого зодчего Андреа Палладио. К слову сказать, дворцы и виллы этого архитектора раскиданы по всей области Венето. Дальше качу прямиком по страде №13 к Венеции. Притормозилась только в Местре (Mestre), что в 15 км от Венеции. Здесь у одной милой синьоры, во дворе ее виллы, оставила велосипед с рюкзаком, а сама налегке с ж/д станции на электричке прибыла на венецианский вокзал Санта Лючия. Воспользовавшись предложением электронного сервиса заказа трансвера из Венеции Transfer Venice, я взяла билет туда и обратно (2 €), так что 10 мин. поездного удовольствия в один конец обошлись в 1 евро. Венеция (Venezia) – это сказка на воде, что и говорить. Гондолы мне, конечно, не по карману, но по узким улочкам, по тротуарам, идущим вдоль каналов постаралась побродить в удовольствие, наслаждаясь романтическими мостами, пышными набережными, роскошные площадями, великолепными церквями и элегантными палаццо - творениями бесподобной красоты. С погодой в этот день мне повезло: было солнечно и очень тепло. Не буду описывать все достопримечательности, на кои может уйти несколько страниц текста. О Венеции написано много и превосходно. Интересно отметить, что уже в 1536 г. венецианские купцы использовали такой современный знак @, в те времена это была мера веса и называлась “амфора”. В Венеции похоронены Стравинский, Дягилев, Бродский… Нет, я бы жить здесь не хотела. Народищу – столпотворение! Местная жизнь вся на показ.

К вечеру я вернулась к своему рюкзаку в Местре, поблагодарила хозяйку и по 11-ой страде поехала на запад. Здесь первым городом на моем пути была старинная Падуя (Padova – Падова). Въезд в Падую очень сложный: протяженная промзона, много развязок. Пришлось 2 часа добираться до центра, окруженного рекой Баккильёне и каналом. Внушительного вида базилика Сан Антонио - главная достопримечательность города. Собор представляет собой памятник архитектуры (смесь романского, готического и византийского стилей), построенный в 13 в. Внутри храма обратила внимание на изумительные фрески, бронзовые скульптуры и малахитовый саркофаг, где покоятся мощи св. Антонио Падуанского, проповедника и чудотворца, духовного покровителя города. Сюда стекается множество паломников, жаждущих исцеления. На площади перед базиликой стоит первая в Италии бронзовая конная статуя работы скульптора Донателло (15 в.), изображающая наемного военного, который отдал жизнь служению Венецианской республике. Вокруг канала и на 4-х каменных мостах через него стоят несколько десятков статуй наиболее известных в прошлом падуанцев. Падуя знаменита своим старинным университетом, вторым в Италии, основанным в 1222 г. Сюда приезжали преподаватели и студенты со всей Европы. Естественно, я не могла пройти мимо дворцового комплекса, в котором разместился Падуанский университет. Известно, что в нем читали лекции Данте Алигьери, Франческо Петрарка, Галилео Галилей, учились Николай Коперник, Карло Гольдони. В списках университета значатся студенты из Дании - Розенкранц и Гильденстерн (герои шекспировского “Гамлета”). Сама Падуя стала местом действия пьесы Шекспира “Укрощение строптивой”.

Выбираться из Падуи оказалось проще: сориентировалась на via (улица) Vicenza и – вперед. Перед Виченца (Vicenza) опять куча развязок, но мне подсказали, что надо ехать через Torri. Так нормально и оказалась в городе, который вошел в состав Римской империи в 177 г. до н.э. Как и все старинные итальянские города, Виченца имеет богатую историю. Окруженный рвами и старыми крепостными стенами, центр Виченцы делится на две части рекой Баккильёне. К древним постройкам относятся остатки древнеримского театра, моста и акведука, готической церкви Сан Лоренцо (1280-1344 гг.). Город имеет 19 церквей и много красивых зданий, большинство из которых построено архитектором Андреа Палладио, уроженцем Виченцы. В декабре 1994 г. Виченца была внесена ЮНЕСКО в список городов, имеющих всемирное историко-культурное значение. Постояла я у театра Олимпико - одного из символов Виченцы. Он считается последним произведением Палладио (1580-1585 гг.). Сфотографировала памятник зодчему, обошла несколько дворцов: палаццо Кьерегати (palazzo Chieregati) с городским музеем древностей, монет, ископаемых и собранием картин, а также чертежей и рукописей Палладио; лоджия дель Капитанио - бывшая резиденция венецианского наместника; ратуша или palazzo della Ragione, вся из мрамора. В настоящее время город известен производством шелковых материй и рисовой соломы для шляп. А еще Виченца - город золота. Ежегодно здесь организуются международные торговые ярмарки, т.к. провинция Виченца - один из основных центров Италии по производству золотых изделий.

При теплой погоде (около 30°С) выкатила из города и держу путь в Верону. Вообще уже неделю путешествую по Италии и обратила внимание на разноплеменной народ, проживающий здесь: много негров, индусов, арабов, китайцев-вьетнамцев. И почему эта толерантная Европа проявляет всяческую дискриминацию по отношению к нам, славянам? Хотя, к себе чувствую доброе и участливое внимание со стороны тех хозяев, около которых ставлю палатку. Без проблем получаю от них воду, иногда приглашают принять душ, угощают чем-нибудь вкусненьким. Итак, я в прекрасной Вероне (Verona), расположенной на берегах реки Адидже (Adige). До 89 г. до н. э. Верона была римской колонией. После падения Римской империи город продолжал процветать под руководством королей варваров и достиг пика в культурном развитии во время правления династии делла Скала в 13-14 вв. В 1404 г. город перешел во владение Венецианской республики, вплоть до вторжения Наполеона в 1797 г. В 1814 г. вся область перешла Австрии, а в 1866 г. была объединена с остальной Италией. Верона – еще один город с потрясающей архитектурой. Знатоки утверждают, что по количеству памятников дохристианской эпохи Верона уступает только самому Риму. Меня поразила величественная Арена на площади Бра – древнеримский амфитеатр, построенный из розоватого мрамора в 1 в. н.э. во время правления императора Августа. 16000 зрителей размещаются на 45 рядах-ступенях. Арена была местом гладиаторских боев, рыцарских турниров, ночных зрелищ. Благодаря прекрасной акустике с 18 в. здесь стали проходить театральные представления. Знаменитая Арена служила сценой для открытия оперного фестиваля, которое состоялось 10 августа 1913 г. постановкой оперы Джузеппе Верди “Аида”. В Вероне множество средневековых впечатляющих соборов и палаццо, изящных арок и мостов. И конечно, Верона знаменита тем, что здесь происходили события трагедии Шекспира “Ромео и Джульетта”. На виа Арке Скалигере расположен обветшалый старинный дворец, который считается Домом Ромео - Casa di Romeo. Палаццо не является музеем и осмотреть его можно только с внешней стороны. Зато Дом Джульетты - Casa di Giulietta - отреставрирован и открыт для посещения. Этот небольшой готический дворец 13 в. отмечен над входом старинным мраморным изваянием в виде шляпы - гербом рода Капелло (capello - шляпа по-итальянски), у Шекспира - Капулетти. Обе стены арки, ведущей во внутренний дворик, сплошь исписаны и утыканы любовными записками. Девушки лезут дотронуться до скульптуры Джульетты, установленной под знаменитым балконом. Объятия, поцелуи, в общем, любовная истерия охватывает большинство посетителей. Сохраняя разумное состояние психики, выбираюсь из толпы и покидаю город.

Между тем, погода решила – баста, побаловала, пора показать норов. Небо все заволокло, сильно похолодало, начались беспрестанные дожди. Рывками, прячась под деревьями и всякими навесами, добралась до городка Peschiera, расположенного на берегу озера Гарда (Lago di Garda). Гарда – самое большое озеро Италии и считается самым чистым озером Европы. Увы, дождевая пелена закрыла все красоты, поэтому решила загрузиться в электричку. Всю дорогу льет. Так я переехала в область Ломбардия и вышла в Брешия (Brescia) – дождь, мрачно. Потопталась на станции и, оставив все намерения о прогулке по городу, узнала, что через 10 мин. идет поезд на Бергамо. Чем ближе Бергамо, тем яснее небо. В Бергамо (Bergamo) настроение бодрое, пытаюсь вспомнить слова песенки, которую пел Костя Райкин: «А я смогу, а я упрямый, я – Труфальдино из Бергамо». Город основали кельты в 6 в. до н.э. На их языке название города “бергхейм” обозначало “город на горе”. Римляне переделали название на свой лад - Бергомум. По бергамским землям шел путь из стран Европы в Италию. В 1859 г. в город вошел Гарибальди, объединивший всю Италию. Старый центр, богатый древними достопримечательностями, находится на холме, а внизу, у подножия, раскинулись более современные кварталы. Здесь интересны: театр, носящий имя великого бергамского композитора Гаэтано Доницетти, и картинная галерея “Академия Каррара”, основанная в 1795 г. и считающаяся одним из богатейших художественных собраний Италии. Эта местность дала миру живописца Микеланджело да Караваджо и архитектора Джакомо Кваренги, проектировавшего Петербург. Самыми популярными бергамцами считаются веселый Арлекино, персонаж комедии дель арте, и хитроумный Труфальдино из пьесы Карло Гольдони (Carlo Goldoni).

Из Бергамо выезжаю по 591-ой страде на Крема. В селении Моренго (Morengo) дорога пересекает ж/д пути, на которых стоит маленькая станция. Узнаю, что здесь проходит электричка на Милан. Вот удача! Не надо туда радиалку делать с груженым рюкзаком. Пристегнула велик к перилам велостоянки и с маленьким рюкзачком на подошедшей электричке отправилась в Милано (Milano). Через час я уже шагала по столице Ломбардии, основанной в 4-5 вв. до н.э. Город раскинулся в долине реки По. Проспект Monza, проспект Буэнос-Айрес, а затем via Venezia привели меня в центр. День был солнечный и теплый, поэтому ничто не препятствовало осмотру многочисленных миланских базилик, палаццо, скульптурных композиций. Особо отмечу великолепный готический кафедральный собор (Duomo), который мне показался очень похожим на знаменитый Кёльнский собор. От Дуомо сквозь галерею Витторио Эмануэле II (это не художественная галерея, а сплошные бутики) вышла к всемирно известному Оперному театру Ла Скала (Teatro alla Scala), довольно простенькому с виду. Долгие годы в нем работал гениальный дирижер Артуро Тосканини. Напротив театра, посреди площади Ла Скала, установлен памятник Леонардо да Винчи с аллегориями четырех искусств: Живописи. Скульптуры, Архитектуры и Гидравлики. Обойдя огромный замок Сфорцеско, церковь Санта Мария делле Грацие (15 в.), в трапезной которой находится фреска “Тайная вечеря” Леонардо да Винчи, и, наконец, Национальный музей науки и техники Леонардо да Винчи, возвращаюсь на восточный вокзал, откуда электричкой добираюсь до ст.Моренго, где оставляла велосипед. Да, на проспекте Буэнос-Айрес сфотографировала площадь Лорето, где 29 апреля 1945 г. партизаны повесили вверх ногами трупы Муссолини и его пассии.

Качу-кручу до городка Крема (Crema) по хорошей велодорожке вдоль основного шоссе. Крема особым ничем не запомнилась, из нее выехала на трассу №415, ведущую в Кремону. Пошли разные поля с обеих сторон, но все равно очень часты населенные пункты. В общем, плотность застройки и населения на севере Италии очень велика. Въезд в Кремону (Cremona) логичный, без транспортных развязок. По мере приближения к центру города звуки музыки сгущаются и я погружаюсь в музыкальную ауру. Живо вспомнился прошлогодний Зальцбург, будто пропитанный волшебной музыкой. В Кремоне появились на свет все самые знаменитые струнные инструменты мира. С 16 в. здесь жили и творили скрипичные мастера семейства Амати, семейства Гварнери и мастер-одиночка Антонио Страдивари. Вековые традиции хранит всемирно известная школа изготовления скрипок, основанная в этом городе в 1937 г., в год 200-летия со дня смерти Страдивари. В этом городе и в наше время делают самые лучшие скрипки, альты, виолончели. На площади Страдивари – памятник скрипичному мастеру и ученику, который я непременно сфотографировала. Музей Страдивари является составной частью городского исторического музея. Сердце средневековой Кремоны - пл. Комуне (piazza del Comune), вокруг которой сосредоточены: кафедральный собор 12 в. в романском стиле, самая высокая колокольня (кампанила) в Италии (111 м), палаццо дель Комуне (13 в.).

Далее по 10-ой страде достигаю Пьяченцы (Piacenza), лежащей у западной границы области Эмилия Романья (Emilia Romagna) на р.По. Пьяченца была основана в 218 до н.э. римлянами как военная застава перед Южноальпинской Галлией. Первая цитадель с мощными стенами, которая выдержала осаду Ганнибала (35-тысячное войско с 37-ю гигантскими слонами) во время второй Пунической войны, конечно, не сохранилась. Зато в городе много средневековых палаццо и церквей (la chiesa – ла кьеза). Обратила внимание на местный университет, похожий на монастырский комплекс и состоящий из старого здания и новых корпусов, много спортплощадок. Пьяченцу я проезжала 2 июня – День Республики. Итальянцы своеобразно празднуют его: полдня стояла тишина и почти не видно было людей – народ, по-видимому, отсыпался после трудовой недели. Только к вечеру почувствовала ленивое людское шевеление; кафе, рестораны и разные питейные заведения стали заполняться народными массами. Меня же порадовало место моей ночевки: рядом росло несколько бордовых спелых черешен, так что полакомилась всласть. Кстати, ранее, на севере Италии, уже объедалась шелковицей.

От Пьяченцы начинается старинный транспортный путь виа Эмилия (via Emilia), который тянется до Римини на восточном побережье Италии. Эта дорога была построена в 187 г. до н.э. Вот по ней мне и предстоит ехать, пересекая несколько известных городов. Ну, конечно, это не тот же древний булыжник, а нормальное теперь асфальтовое полотно трассы №9. Первым, достойным моего внимания, городом на этом пути была Парма (Parma), основанная в древности на правом берегу реки Парма (притоке р.По) для наблюдения за стратегической дорогой виа Эмилия. Кроме традиционных средневековых шедевров архитектуры (палаццо, кьезы), интересен местный университет, здания его химического и физического факультетов выходят на виа Эмилия. В окрестностях Пармы в 1813 г. родился гений итальянской оперы Джузеппе Верди. На площади Верди стоит театр Regio и памятник композитору. В Парме родился дирижер Артуро Тосканини, похоронен скрипач и композитор Николо Паганини.

На отрезке пути от Пармы до Модены (с ударением на “о”) вижу много молочных ферм и заводов, производящих изысканный сыр пармиджано-реджано, названный по месту рождения (города Парма и Реджио Эмилия). Реджио Эмилия (Reggio Emilia) находится между Пармой и Моденой. У нас этот сорт сыра чаще называют на французский манер – пармезан. Фермер, около которого я ставила палатку, угостил меня дорогим деликатесом, но я не оценила его вкус, т.к. предпочитаю более мягкие сыры, а этот был очень твердым и солоноватым. Вот и Модена (Modena), которая во времена Древнего Рима называлась Мутина и часто оказывалась в центре военных действий. В 217 г. до н.э. через нее прошла армия Ганнибала, в 72 г. до н.э. произошло сражение отряда Спартака с войсками Гая Кассия, Мутинская война 43 г. до н.э. между Марком Антонием и Брутом закончилась поражением Брута. В 5-6 вв. Модену постоянно разоряли варвары, затем почти на 200 лет ее оккупировали лангобарды. Средневековье отразилось в зодчестве исторического центра, а в наше время в Модене базируется штаб-квартира легендарной фирмы Ferrari. А еще этот город навеки останется городом маэстро Лучано Паваротти.

После Модены виа Эмилия привела меня в Болонью (Bologna). Опять-таки, можно долго описывать пленительные красоты ее своеобразной архитектуры, отошлю лучше любознательных к путеводителям и справочным материалам в интернете. Мне удалось увидеть многое благодаря уникальным галереям-аркадам, в которых было прохладно в этот теплый солнечный день. Еще в 13 в. жители Болоньи, решая проблему перенаселения, стали строить портики. Чтобы увеличить жилую площадь, верхние этажи домов делали выступающими, подпирая их балками. Так в городе появилось около 40 км аркад, которые зимой защищают пешеходов от дождя и снега, а летом – от палящего южного солнца. Любопытно, что городскими властями была определена минимальная высота портиков – 2,66 м. Это стандартная высота всадника на лошади. В Болонье, как и в Пизе, есть падающие башни. Их две: Азинелли (98 м, наклон 1 м от оси) (Torre degli Asinelli) и Гаризенда (48 м, с уклоном от оси 3,22 м) (Torre Garisenda), стоящие на Piazza di Porta. Однако, главным объектом для меня был первый в Европе университет. Он был основан именно здесь в 1088 г. Университетский квартал занимает всю улочку Зомбони. Захожу в старый дворик, где галереями простираются аудитории, фотографирую отдельный вход в ректорат университета, осматриваю здания разных факультетов. Некоторые факультеты располагаются в современных корпусах, которые аккуратно встроены в средневековый квартал. Возможно, читателям покажется маниакальным мое стремление непременно в своих путешествиях по разным странам увидеть их главные университеты. Действительно, как выпускнику Московского университета – главного вуза Союза, мне обязательно хочется побывать в разных учебных центрах, ревностно сравнить их со своей Альма-матер. 5 лет назад, путешествуя по Турции, я посетила в долине реки Бол.Мендерес руины Милета, города древней Ионии. Милетская философская школа, основателем которой в 600 г. до н.э. был знаменитый математик Фалес, считалась первым в мире университетом. А вот Болонский университет – первый в Европе.

После относительно теплой недели опять похолодало и пошли непрерывные дожди. Под утро просыпаюсь, дрожа от холода, даже надев с вечера все, что было в рюкзаке. Доплелась до Форли (Forli), где урывками обошла исторический центр с элегантными дворцами, большим собором и величественной колокольней-башней. Под навесом остановки перекусываю и читаю домашние записи об истории города, об основоположнике итальянского фашизма Бенито Муссолини, который родился в окрестностях Форли, а позже издавал газету в Форли, выступал здесь на митингах с социалистическими лозунгами. Сыро, холодно, противно. Решаю не ехать в курортный Римини. Что ж, не увижу речку Рубикон, до которой доходит виа Эмилия, не поклонюсь могилам выдающегося кинорежиссера Федерико Феллини и его жены актрисы Джульетты Мазины. Увы, и карликовый Сан Марино пролетает. Итак, сворачиваю на шоссе №67 и по нему углубляюсь в Апеннинские горы на запад Италии. Велодорожка быстро кончается, так что двигаюсь по краю страды. Благо, машин немного, зато много всяких спортсменов-велосипедистов. Попадается шелковица, черешня и первые абрикосы (еще зеленоватые). Дождь прекратился, но прохладный ветер дует по долине. Окрестные горы, поросшие, в основном, хвойными деревьями, напоминают Карпаты. За 5 км до перевала начинается серпантин с широкой амплитудой, поэтому он некрутой и подниматься не напрягает. Через час я была уже на перевале (passo di Muragliane) высотой 907 м. На этом passo – отель, ресторан, бары, в общем, нескучно. Полюбовалась живописным видом на долину спуска в сторону Флоренции, но сильный холодный ветер погнал меня вниз. Упоительный спуск по серпантину, потом по ущелью и, наконец, по долине реки Арно (Arno). Так я оказалась в области Тоскана (Toscana), на земле древних этрусков, пришедших сюда в 10 в. до н.э. Перед Флоренцией (по-итальянски Firenze – Фиренце) ночевала в оливковой рощице на холмах Фьезоле (Fiesole).

Следующий день посвятила экскурсии по городу, насыщенному шедеврами архитектуры, живописи и скульптуры. Ах, Флоренция! Сколько вкуса в одном названии. Без сомнения, посетила все памятные места исторического центра, из которых значительными, на мой взгляд, были художественная Галерея Уффици, а также Пантеон в соборе Санта Кроче (Святого Креста), где похоронены Микеланджело Буонаротти, Макиавелли, Данте, Галилей, Россини. На местности почти все достопримечательности расположены компактно, так что нетрудно их обойти. Душа моя впитывала чудесные разнообразные впечатления от высокого голубого неба и ошеломляющих творений рук человеческих. Здесь началась эпоха Возрождения или Ренессанс. Флоренцию невозможно представить без реки Арно, которая делит город на две части, и десяти мостов через Арно. Самый древний и известный – Старый мост (ponte Vecchio), 1345 г. Однако, многочисленные толпы туристов, снующих в разных направлениях, изрядно меня притомили. По мосту Грацие (ponte alle Grazie) я перешла на левую сторону, побродила немного в этой части города и, отыскав опять 67-ю страду, покатила к морю до Пизы.

Пиза (Pisa) расположилась в устье р.Арно, вблизи Лигурийского моря. Город, конечно, имеет богатую историю. Период славы и процветания города приходится на 10-11 вв., когда Пиза богатела благодаря близости к морю и наличию своего флота. Большое количество пизанцев участвовало в крестовых походах на Иерусалим. В 1284 г. произошла битва пизанского и генуэзского флотов, в которой пизанский флот потерпел полное поражение. Пиза окончательно теряет свою независимость, переходя от одного правителя к другому. Позже под владычеством Флоренции Пиза находилась вплоть до 1860 г., когда она становится частью Итальянского государства. Символом города, по праву, является знаменитая Падающая башня (torre Pendente), сооруженная в 1173 г. Она стоит на центральной площади Пизы, покрытой зеленым травянистым ковром, - пьяцца дей Мираколи - “площадь Чудес”. Я обошла площадь по периметру, лавируя между массой туристов, и отправилась смотреть другие памятные места Пизы. Кстати, в городе Падающих башен целых три: помимо соборной - еще кампанилы Сан Никола и Сан Микеле дельи Скальци. Местный университет на площади Кавальери (piazza dei Cavalieri) не произвел впечатление. В Пизе родился в 1564 г. великий Галилео Галилей, который закончил пизанский университет. Именно в кафедральном соборе Пизы (Duomo), наблюдая за колебаниями бронзовой лампы, он вывел закон движения маятника. Спустя несколько лет именно с высоты пизанской башни Галилей провел опыты с падением разных предметов, утверждая, что ускорение падения под действием силы тяжести одинаково для всех тел, независимо от их веса.

По шоссе №1, ведущему в Рим, я выезжаю из Пизы. День ясный, солнечный, жаркий. Пока ехала до Ливорно, впервые наблюдала за расставленными вдоль обочин через каждый км дороги разноцветными проститутками, в основном, негритянского происхождения. Ну и убожества! Ливорно (Livorno) протянулся на 15-20 км вдоль моря. Сначала он показался мне каким-то современным или из начала 20 в., но потом пошли старинные виллы, две фортеции 16 в., Морская академия, расположенная в палаццо. Из Ливорно в конце 18 в. фаворит Екатерины II граф Алексей Орлов похитил княжну Тараканову. Подумалось, вот бы и меня кто-нибудь взял на судно и отвез домой. Но… до дома еще так далеко. Да, вспомнила, что в Ливорно родился много настрадавшийся художник Амедео Модильяни. Качу-педалирую по приморскому шоссе, запруженному огромным количеством всякого автотранспорта. Иногда среди запахов гари и выхлопных газов вдруг прорывается пьянящий запах моря. Очень часто велодорожку направляют вдоль каких-то объездных страд, так что петляю через автобан влево-вправо. Прокатываю множество курортных городков. Справа, на границе Лигурийского и Тирренского морей напротив городка Пьомбино (Piombino), в знойном мареве силуэт легендарной Эльбы. Когда пересекла речку Фьора (Fiora), то попала из Тосканы в другую область Италии – Лацио (Lazio). Последняя ночевка перед Римом была около школы в San Severa, за 40 км от столицы Италии. Перед сном почитала выписки из путевых заметок Марка Твена (“Простаки за границей”, главы 26 и 27 – “В Риме”), “Прогулки по Риму” Стендаля и “Картины Италии” Чарльза Диккенса.

С вечера решила, что въехать в Рим (Roma) надо поутру, чтобы посвятить ему весь день, а 40 км – преодолеть на электричке. Что я и сделала. Было 13 июня, 30-й день моего путешествия. Выхожу на ж/д вокзале Roma Termini, быстро нашла пункт туристской информации (их много установлено в центре города) и взяла там бесплатную карту исторического центра. Планомерно обходя главные достопримечательности, обратила внимание, что центр расположен компактно, так что очень многое можно увидеть и посетить. Когда мимо Терм Диоклетиана, палаццо Барберини и Квиринале я вышла к пышному барочному фонтан Треви (1632 г.), то хотела зайти в церковь св. Анастасии, которая фасадом выходит на площадь с фонтаном. По описаниям, в этой церкви похоронена умершая в 1862 г. княгиня Зинаида Волконская, с 1829 г. жившая в Италии. У Пушкина есть стихотворение, посвященное этой “царице муз и красоты”. Увы, церковь была закрыта, а со стороны бокового проулка прочла табличку, что здесь находится православная болгарская миссия, но и там все заперто. После мавзолея Августа и замка св. Ангела попадаю в центр Ватикана – на площадь св. Петра (piazza San Pietro). Впечатление незабываемое. Громада самого большого католического храма в Европе - собора св. Петра - меня поразила своим величием. Покидаю территорию Ватикана по мосту св. Ангела, одному из красивейших мостов Рима через реку Тэвэрэ (Tevere), которую у нас почему-то называют Тибр, как впрочем, Рим вместо Рома. А дальше, миновав площадь Навона (piazza Navona) с тремя примечательными фонтанами, Пантеон (Pantheon) – античный храм всех богов, в котором похоронен великий Рафаэль, и одну из центральных площадей - пьяцца Венеция, я поднялась на Капитолийский холм, где в музее дворца Консерваторов в Зале волчицы (Sala della Lupa) находится символ Рима – бронзовая статуя волчицы, кормящей близнецов Ромула и Рема (VI-V вв. до н.э.). После, бегло осмотрев развалины Форума и Колизея, покидаю пределы Вечного города через его южный район Латерано (Laterano) и выбираюсь на античную виа Аппиа, вдоль которой когда-то вешали спартаковцев. Эта древнеримская дорога, соединявшая Рим с городами Южной Италии, названа по имени Аппия Клавдия, начавшего в 312 г. до н.э. ее строительство. Сейчас местами дорога вымощена булыжником, каменными плитами, местами скрыта под травяным покровом, и всюду она идет среди развалин. Разрушенные акведуки, от которых остались лишь ряды арок, руины храмов, гробниц, обломки колонн, фризов, фронтонов, большие глыбы гранита и мрамора - сплошные развалины, где каждый камень хранит следы истории. И вот среди этой древности я поставила палатку на ночевку. Вечером, как всегда писала путевой дневник и подсчитывала километраж. Оказалось, что за месяц от дома проехала на велосипеде по дорогам Германии, Австрии и Италии 2020 км.

На следующий день с via Appia Antica я свернула на новую Аппиеву дорогу, страду №7. Проезжаю прелестные живописные городки вдоль побережья Тирренского моря. В садах подпитываюсь абрикосами, сливами и первыми апельсинами. В жару и солнцепек вкатила в Неаполь (Napoli), административный центр области Кампанья (Campania). На местном говоре, по-неаполитански, город произносится Напуле (Napule). Так как 7-ая трасса еще за 50 км до Неаполя ушла с побережья, то в исторический центр пришлось спускаться с окрестных холмов по старым улицам, вымощенным брусчаткой. Это и добило заднюю покрышку. Заклеиваю дыру в покрышке, меняю камеру. Неаполь показался очень грязным, кварталы с 3-5-7–этажными домами, между которыми протянуты веревки с бельем живо напомнили мне фильмы итальянского неореализма с незабвенной Софи Лорен, кстати, она сама из этого города. Весь центр – сплошная брусчатка, поэтому не то что ехать, вести велик, который сотрясается в руках, чрезвычайно тяжело, будто вернулась старая Аппиева дорога. Достопримечательности осмотрела очень бегло, в основном, только по ходу движения: палаццо, кьезы, мощный памятник Гарибальди. На выезде бесконечно тянутся пригороды, конгломерат приморских городков.

Наконец, после Torre появился просвет и слева я увидела громаду вулкана Везувий. Полюбовалась руинами старых Помпей, продолжаю движение по трассе. Вот указатель на Сорренто (Sorrento), отсюда можно на пароме попасть на Капри (всего в 5 км). Места эти очень известные и популярные, поэтому решила пока проехать мимо, возможно, когда-нибудь посещу, под впечатлением старой песни “Вернись в Сорренто”. А впереди – Салерно (Salerno), город и порт в южной Италии на берегу Салернского залива Тирренского моря. Перед Салерно дорога опять уходит далеко от моря, петляет среди холмов и спуск с этих холмов приводит к приморскому курортному городу с пышной растительностью. Здесь, как и во многих местах Италии, находится большая археологическая зона, т.к. провинция привлекала греческих колонистов уже с 7 в. до н.э. В историческом центре стоит роскошный собор Сан Маттео (11 в.), есть еще несколько достойных внимания церквей и музеев, хранящих под своими сводами весьма ценные произведения искусства. В новейшей истории Салерно известно как место высадки союзных войск во время Второй мировой войны (сентябрь 1943 г.).

Из Салерно я опять пересекаю Апеннины, только теперь с запада на восток, к порту Бриндизи. Но прежде я хочу заехать в Матеру и Бари. Из области Кампанья перебираюсь в область Базиликата (Basilicata) и оказываюсь в ее административном центре Потенца (Potenza). Вокруг горный ландшафт и город находится на высоте 819 м над у.м. Улицы круто взбираются по склону, а иногда тянутся вдоль него, т.к. городские кварталы расположены на террасах, поэтому изрядно намаялась, пока нашла нужную трассу №407 для выезда. Тут уж не до архитектурных красот. Начинаю двигаться по дороге с указателями синего цвета, а значит, это не автобан, хотя вдруг появлялись автобанные зеленые щиты. Уточнила у полицейских, чью машину остановила, можно ли ехать по этой страде, ответили – можно. За селением Альбано (Albano) вижу впереди туннель, причем, половина его на ремонте, а в другой половине – двухстороннее движение. Стою, размышляю, но тут притормаживает около меня машина дорожной службы. Говорят, мол, синьора, с бичиклетта (велосипедом, то бишь) нельзя в туннель, а в Матеру мне надо дальше подниматься по проселочной дороге. Когда я увидела, как круто эта дорога петляет по верхам, то решила, здоровье дороже, поэтому вернулась в селение и подъехала к ж/д станции. Отсюда я укатила на электричке сразу в Таранто (Taranto), а места, куда я хотела попасть, остались в стороне. Жаль, конечно, что не удалось побывать в скально-пещерной Матере (Matera), увидеть плоскогорье Мурджа с долиной динозавров, посетить места, где проходили съемки нескольких фильмов на библейские сюжеты, в том числе, одного из последних – “Страсти Христовы” Мэла Гибсона. Ну, а главное притяжение Бари (Bari) - церковь св. Николая (Basilica di San Nicola), где хранятся мироточащие мощи Святителя Николая Чудотворца, одного из самых почитаемых православных святых.

Город-порт Таранто располагается в самой юго-восточной области – Апулия (Puglia). С 7 в. до н.э. на берегах Апулии начинают обосновываться выходцы из Спарты. Это они основали Таранто. Из города я выехала по дороге №7. Точно-точно, это опять Аппиева дорога (via Appia), которую в древности протянули от Рима до порта Бриндизи. Некоторое время пришлось катить по какой-то страде параллельно 7-ой трассе, сюда направлена была наша велодорожка. Страда оказалась очень приятной, т.к. обсажена плодовыми деревьями и я от души поела абрикосов. Перед Бриндизи дороги сливаются и на последнюю ночевку в Италии я остановилась на скошенном поле на окраине города. Теплое солнечное утро следующего дня, вроде, и не предвещало ничего дурного. Как и в предыдущие дни, начинаются муки с примусом – что-то итальянский бензин еле чадит через горелку, очень плохо испаряется. И вдруг – как полыхнет! Это пошел выброс через ручку и клапан. Быстро отпихиваю примус от палатки, но все равно опалило передние дверцы. Загорелась покошенная сухая трава, тут мои тапки горят, тут сиденье велика прихватило (он лежал у входа). Тушу, чем могу, все подряд: и в палатке, и снаружи. Хозяин соседского дома вышел, когда я уже основное потушила. Вынесли мне ведро воды, которой облила периметр выжженного пятна. “Тогда считать мы стали раны” и прочие потери. Стою сокрушенная, мобилизуюсь. Хозяйка позвала на завтрак, так я на нервной почве умяла полную тарелку пасты. Собрала рюкзак, выбросила с досады выгоревший примус и, поблагодарив хозяев, двинула в порт.

Но сначала прошлась по центру, чтобы сделать продуктовые закупки в дорогу (хлеб, сыр, сухое горючее). Бриндизи (Brindisi) был основан древними греками, приплывшими сюда еще в 10 в. до н.э. В 267 г. до н.э. порт оказался под властью римлян, а во 2 в. до н.э. был уложен последний камень, завершивший строительство знаменитой Аппиевой дороги и 560-километровая дорога соединила Рим с “восточными воротами” империи – городом Бриндизи. В честь этого события установлена мраморная колонна, высотой 18,74 м. Битва при Бриндизи в 71 г. до н.э. вошла в историю как последнее сражение Спартака. Зажатый армиями под руководством полководцев Помпея, Лукулла и Красса, Спартак решил дать решающее сражение. Пытаясь прорваться на Сицилию, Спартак лишился двух третей своей армии. Часть его людей не пожелала подчиняться ему, другие пали в бою. По преданию, Спартаку был нанесен смертельный удар копьем в бедро, но тело его так и не было найдено. Вдоль Аппиевой дороги были распяты на крестах около шести тысяч рабов - участников восстания Спартака, взятых римлянами в плен.

Паромы в Грецию отходят от порта Costa Mоrena, что в 5 км вправо от центра города. Зной, духота. Доплелась туда во 2-ом часу дня, а ближайший паром только в 19.30. Купила самый дешевый билет – 32 €, за велик денег не взяли. Отдыхаю в тени, перекусила, описала события последних дней в дневнике. Паром весь день стоит у пристани и пускает дым из трубы. Название у него “Эротокритос”, принадлежит греческой компании. Любопытно, что в нем такого эротического, а может рейсы устраивает на Крит – остров эротики, хотя не читала, чтобы остров был этим известен. Это ж не Лесбос. Наконец, в 17 час. начали посадку. Байк поставила на второй автопалубе. У меня билет категории “А” – это скамейки на верхней палубе, но распорядители на С-палубе с каютами послали меня в бар этой палубы. Бар двухэтажный и на верхнем этаже с мягкими креслами устроилась приличная почтенная публика из категории “А”. Студентов и прочих бэкпакеров безжалостно гнали на открытую палубу с жесткими скамьями. С пользой прошли 7 часов плавания через Ионическое море: славно помылась под горячим душем, постирала все необходимое, посмотрела футбол по ТВ и даже подремала. В 2 часа ночи слышу: «Игуменица, Игуменица!» Около 3-х причаливаем. Выхожу из трюма и перебираюсь в зал терминала, благо, он открыт. Там звучит греческая монотонная музыка, под которую я еще поспала до 6 утра.

Итак, 20 июня на 37-й день пути я прибыла в Грецию, в порт Игуменица (Igoumenitsa). Конечно, если бы я заранее воспользовалась предложения туроператоров, предлагающих горящие туры Греция из Москвы, то время на переезд с одного места на другое значительно сократилось и я могла бы портатить его на дополнительный осмотр достопримечательностей. В дальнейшем названия населенных пунктов буду писать только по-русски, чтобы не напрягать греческими письменами читающую эти заметки публику. Жаль, что наш паром не зашел на остров Корфу (Керкира). В главном городе острова Керкире в храме св. Спиридона хранится дар России - икона святого праведного воина Федора Ушакова с частицами его мощей. В конце 18 в. русские войска под командованием российского флотоводца выбили из местной крепости французов, что позволило грекам обрести свободу. Имя Ушакова давно носит одна из улиц города Керкиры, есть памятник русскому адмиралу. Ну, а я начинаю маршрут по Греции. Сразу от порта начинается затяжной подъем, который обходит хребет, а потом дорога идет через перевал. Трасса на Превезе значится под номером Е 55, но это не автобан, а обычная дорога. Иногда даже попадаются предупреждающие знаки, что дорогу могут переходить коровы. Машин немного, селения тоже редки. Местность сильно пересеченная. Дышу зноем, но чувствуется и лесной дух. После развилки на Морфи, наконец, длинный спуск к морю. В долине находится небольшая деревушка Месопотамон. В ней по указателю на Некромантион я свернула влево. Узкая дорога поползла круто вверх, поэтому я договорилась с владельцем кафе со странным названием “Karelia” (причем здесь Карелия – он сам не знал) оставить у него вело с рюкзаком и потопала дальше пешком. Через 1-2 км вижу огороженную территорию с каменными строениями и руинами. На холме возле озера Ахерозия, которое давно высохло, находится Некромантион Ахерона. Согласно мифу, Гермес переправлял души умерших в Царство Теней по водам озера Ахерозия. Здесь же древними греками были построены ворота, ведущие в подземное царство Гадес. Люди приходили сюда к оракулу, дающему возможность общаться с тенями тех, кого они когда-то любили. Руины датированы 5-м в. до н.э.

Первую ночевку в Греции устроила в каком-то маленьком селе после Месопотамон, на краю детской площадки и футбольного поля. Рядом был кран с хорошей водой. Соорудила импровизированную печку из крышки от металлической коробки из-под “Шмеля”, в которой у меня был бензиновый примус “Огонек” (тот, что взорвался, и его я выбросила в Бриндизи). Я насыпала в крышку щепки, сухое горючее, спрыснула оставшимся еще бензином. На крышку для воздушного поддува положила два металлических стержня, которые подобрала в округе. Сверху поставила чайник, быстро закипевший, а потом котелок с рожками. Так я приготовила нормальный горячий ужин и решила, что на таком костре в крышке смогу сделать весь маршрут по Греции и Болгарии. Только вот каждое утро теперь надо будет скоблить чайник и котелок, очищая их от сажи.

На следующий день выбираюсь из этой долины на отрог, с которого спуск в следующую долину к Превезе. Слева остаются развалины Никополиса (Никополион). Город победы был основан римским императором Октавианом (Августом) после того, как он одержал победу над объединенным флотом Марка Антония и Клеопатры в морской битве у Актиона (2 сентября 31 г. до н.э.). Упадок процветающего города начался после землетрясения в 373 г. н.э. и продолжился от набегов готов и варваров. Само место битвы находится за Актионом, а туда от Превезы ведет туннель. Опять стою и раздумываю: наверху – синий трафарет, но нет знака с перечеркнутым вело, а справа и слева в туннеле – метровые тротуары. Решаю катить по приподнятой дорожке, т.к. все равно никакого другого пути нет. Еду под уклон к центру туннеля, но вскоре меня засекли мониторы и на разных языках (разобрала греческий, английский, итальянский и немецкий) стали громогласно вещать, чтобы я остановилась. Что делать? Возвращаться – нет резона, остановиться – вообще бессмысленно, так что продолжаю рулить. Тут ко мне подкатывает машина дорожной службы и водитель, ни слова не говоря, медленно едет за мной, как бы прикрывая меня от потока машин. Выезжаю из туннеля, а наверху опять зеленый трафарет, т.е. дальше нормальная дорога. У них только туннель автобаном считается. Интересно, а туннель я должна по воздуху пролететь? Подошедшему ко мне сотруднику дорожной службы, который начал строго говорить, что мне нельзя было ехать через туннель на велосипеде, объясняю всю ситуацию. Он быстро соглашается со мной, что они устранят недочеты, обязательно повесят знак с перечеркнутым вело. Здесь никто никогда не ездил на велосипеде (о велотуристах они и не слышали). Ко мне претензий не имеют, даже предложили, чтобы я в интернете описала эту ситуацию, вдруг найдется еще какой-нибудь сумасшедший путешественник. Рассказав подробно, где состоялось историческое сражение (это ближе к Айос-Николаос), как флот Антония и Клеопатры заманили в залив Амвракикос, как они потом вырвались оттуда, и пожелав счастливого пути, меня отпустили с богом.

Миновала бухту с небольшим селением Айос-Николаос, а затем дорога плавно вывела меня к дамбе, ведущей на остров Лефкас (Лефкада). В самом начале дамбы-моста находятся развалины крепости св. Мавры (14 в.). В островной столице Лефкаде купила за 7 € вторую новую покрышку, а первую покупала еще в Италии за 5 €. В общем, новые, купленные дома перед походом, оказались сущим дерьмом. Остров издавна был обитаем, на нем несколько археологических зон. Побережье острова со множеством живописных заливов столь соответствует описаниям гомеровской “Одиссеи”, что это позволило одному немецкому археологу утверждать, будто гомеровская Итака и есть Лефкада. Лефкос по-гречески значит белый. Имя острову дали пляжи с белым песком, а также белые отвесные скалы вдоль западного побережья острова. Преодолеваю 15 км по пересеченке среди оливковых деревьев до порта Нидри (Нидрион), а отсюда паромчиком с заходом на остров Итака, потом на остров Кефалония. Итака - гористый островок, густо поросший зеленью. Порт Фрикес на Итаке представляет собой маленький поселок. Запомнился двумя башнями, возвышающимися над селением. На острове два монастыря - Катарон (Кафарон) и Таксиархов (Архангелов). Конечно, прежде всего, Итака известна как родина Одиссея. Согласно Гомеру, Одиссей царствовал здесь в 12 в. до н.э.

На острове Кефалония я выгрузилась в порту Фискардо. Сразу начинается подъем по гористой и очень витаминной дороге (объедалась абрикосами, апельсинами, а лимоны выжимала в воду для питья, с которой проблем там нет). Кефалония - самый большой из Ионических островов с самой высокой горой Эном (1628 м). С 6 в. до н.э. здесь стали появляться коринфяне и эвбейцы с Пелопоннеса. К этому периоду относится появление легенды, согласно которой герой Кефал прибыл из Аттики, завоевал остров и дал ему свое имя. Во время национально-освободительной войны греков против турок на Кефалонии находился (1823 г.) лорд Байрон, написавший здесь своего “Дон-Жуана”. Затем Байрон отправился на материк в осажденный Месолонгион, где сражался на стороне греков и скоропостижно скончался от болезни. Незадолго до смерти Джордж Гордон Байрон написал стихотворение “Последние слова о Греции”, в котором есть такие строчки:

О, Греция! Прекрасен вид
Твоих мечей, твоих знамен!
Спартанец, поднятый на щит,
Не покорен.
Могила жадно ждет солдат,
Пока сражаются они.
Так брось назад прощальный взгляд
И в ней усни.

Весь остров я пересекаю с севера на юг по дороге длиной в 60 км и прибываю в порт Порос, из которого небольшим паромом плыву на полуостров Пелопоннес, в Килини. Идем уже ни внутренними водами, ни каботажем, а настоящим морем, так что даже некоторое время никаких берегов не видать. Почти весь путь нас сопровождали дельфины.

Килини когда-то был окружен массивной стеной с бастионами. В настоящее время сохранились остатки крепости Хелимутиси, которая считается самой красивой на Пелопоннесе. Она была построена в 1220 г. Выезжая из города, я увидела компьютерный магазин, в котором есть интернет (3 € в час). Разорилась на 50 евроцентов, зато обработала свою электронную почту. После покатила по долине, по хорошей дороге без горок и холмов. По пути угощаюсь дыней, чем-то еще фруктово-ягодным. Здесь нет зноя, легко дышится, т.к. места отлично продуваются свежим морским бризом. Вот и Пиргос. Город назван по слову “пиргос” (высокая башня), которая была построена в 1512-1520 гг. Других древностей я не видела, подъехала сразу к ж/д станции. От нее ходят электрички в Олимпию, которая находится в 25 км восточнее города Пиргос. Льготный билет (туда и обратно) стоит всего 1,2 €. Договорилась оставить велик с рюкзаком в багажном отделении на станции, а сама налегке решила сделать радиалку на место древних Олимпийских игр. Поезд состоит из двух комфортабельных вагонов с кондиционером и ехало нас всего 4 человека, причем двое сошли на маленькой промежуточной станции, а я с девушкой – до конца.

Древняя Олимпия начинается недалеко от станции; в нее входят современный музейный комплекс и большая археологическая зона. В комплексе два музея: археологический и музей олимпийских игр. В археологическом музее хранятся каменное сердце Геры, мраморная статуя Гермеса (330 г. до н.э.), скульптуры из храма Зевса. В археологической зоне большое место занимают руины, из которых наиболее значимыми являются: остатки храма Зевса (472 г. до н.э.), где ранее стояла его золотая статуя; развалины храма Геры, где была обнаружена статуя Гермеса; обломки здания для гостей с банями – Леонидион и проч. Восточнее всех этих руин лежит античный Олимпийский стадион. По преданиям, именно здесь Зевс вступил в борьбу со своим отцом, кровожадным и вероломным Кроном, который пожирал своих детей, так как оракул предсказал ему гибель от руки сына. Спасенный матерью, возмужавший Зевс одержал победу и заставил Крона отрыгнуть своих братьев и сестер. В честь этой победы и были учреждены Олимпийские игры. Олимпийские игры начались в 776 г. до н.э. Прекратились Игры в 394 г. н.э. - император Феодосий I запретил Олимпийские игры как языческий культ. Только в 1896 г. они были возобновлены в Афинах по инициативе Пьера де Кубертена. Беломраморный памятник Кубертену установлен над стадионом на северном склоне холма. Перед началом очередной Олимпиады на территории археологической зоны происходит церемония зажигания знаменитого Олимпийского огня.

Погуляла я по древней Олимпии и вернулась в Пиргос. Дальнейший мой путь лежал по прибрежной долине на юг Пелопоннеса вплоть до городка Калон-Нерон, в котором я загрузилась в поезд и поехала в Каламату. За стеклами вагона проносились зеленые холмы и взгорья, пока опять не спустились к морю. Во время поездки перечитываю записки про Наваринское сражение. Информацию подготовила еще загодя, зимой, но сейчас не судьба оказаться в тех краях: уж очень большой крюк получается. Сражение состоялось 8/20 октября 1827 г. в Наваринской бухте. Это на крайнем юго-западе Пелопоннеса. Бухта образована побережьем с портовым городком Пилос и протяженным островом Стактирия. В бухте Наварин есть еще несколько островов. После падения Константинополя в 1472 г. над Грецией нависла угроза. В 1499 г. турецкий флот утвердился в бухте, при входе в которую позже турки построили новую большую крепость – Неокастро. Наварино помнит лихой налет эскадры Федора Орлова в 1770 г., когда три русских фрегата под командой артиллерийского бригадира Ивана Ганнибала (одного из сыновей Арапа Петра Великого) вошли в бухту и установили несколько береговых артиллерийских батарей. На помощь с Мальты пришли корабли под командой Алексея Орлова и крепость Неокастро пала. Русские водрузили над церковью крест, разрушили минареты, но под угрозой превосходящих турецких сил вынуждены были уйти. Этот исторический факт отмечен на Чесменской колонне в Царскосельском парке. В 20-х годах 19 в. началось восстание греков против турок. Из разных государств Европы приезжали добровольцы помогать грекам в их борьбе за свободу. 8/20 октября 1827 г. турецко-египетская эскадра стояла со спущенными парусами на якорях в бухте Наварин. Объединенная эскадра кораблей Англии, Франции и России обнаружила турецко-египетский флот и после совещания союзное командование решило дать бой. Силы участников сражения были следующими: со стороны союзной эскадры в бою участвовало 12 английских кораблей (под командой адмирала Кодрингтона), 7 французских (под командой контр-адмирала де Риньи) и 8 русских (под командой контр-адмирала Гейдена, голландца на русской службе); со стороны турецко-египетской эскадры – 91 боевой корабль (под командой Тахир-паши и Мохарем-бея). Битва продолжалась четыре часа. У союзников потерянных кораблей не было, а турецко-египетская эскадра потеряла 55 кораблей, остальные получили очень большие повреждения. По признанию англичан и французов, русские проявили особую доблесть в этом сражении. Разгром турецко-египетского флота предопределил освобождение Греции от турецкого ига, которое закончилось к 1834 г. После битвы погибших моряков союзники похоронили на трех островах бухты: русских моряков похоронили на острове Стактирия, французских на острове Пилос, английских на острове Чепонаки. Линейный корабль “Азов” под командованием капитана 1-го ранга М.П.Лазарева оказался самым результативным кораблем союзной эскадры: он уничтожил 5 кораблей противника, в том числе флагманский фрегат. В списках отличившихся на “Азове” в Наваринском сражении были лейтенант П.С.Нахимов, мичман В.А.Корнилов, гардемарин В.И.Истомин - все трое в последующем адмиралы российского флота, участники многих сражений, организаторы и руководители обороны Севастополя в Крымской войне 1854-1855 гг. И сам М.П.Лазарев в последующем стал адмиралом, он руководил созданием военно-морской базы Севастополь, был командующим Черноморским флотом России.

С чувством гордости за русский флот я прибыла в Каламату, столицу и главный порт области Месиния. Город украшает замок 13 в. с византийской церковью, построенной в честь Девы Каламаты. В старом городе имеется еще пара церквей, сохранившихся со средневековых времен. Из Каламаты выезжаю по дороге №82 на Спарту. Уже с окраины города начинается подъем на хребет, с которого крутой спуск в какую-то дикую долину без селений. Потом – очень длинный и затяжной подъем на перевал 1300 м. Кончилась вода, пот заливает глаза, редкие машины проскакивают, не останавливаясь. Стало жалко себя до слез: и куда меня дуру старую понесло, сидела бы дома, варила варенье, смотрела телевизор. Пусть бы молодые, которые скачут по ступеням лестниц или городским оврагам и называют себя экстремалами, явились бы сюда, показали, действительно, на что способны. Их бы на эти горки-пригорки, когда пекло за 40°С. Как избавление моих мук, появляется из-за поворота Артемисия. Сваливаюсь у холодного источника, бьющего из стены. Умываюсь и пью, пью. После перекуса запаслась холодной водичкой и дальше потопала. Серпантин за серпантином, вверх и вверх. Наконец, на отметке 34 км (от Каламаты) оказываюсь на плато с рестораном и гостиницей. Тьфу, на них, это для автолюбителей, людей другого достатка. Сильный ветер, поэтому надеваю даже штормовку. А теперь с наслаждением вниз. Дорога проходит по узкому крутому ущелью с большими скальными выходами. Если подъем напоминал горные хребты Средней Азии, Турции, то спуск похож на Кавказские горы. Проскакиваю со скрежетом в задней втулке селение Трини, после еще 5 км по расширяющейся долине к окраине Спарты.

После ночевки в оливковой роще, ощущая в себе после вчерашнего испытания истинно спартанский дух, еду осматривать славный город. Спарта (по-гречески произносится Спарти) - столица области Лакония. Город построен в центре долины реки Эвротас на том же месте, где находилась античная Спарта. В археологической зоне в ходе раскопок были обнаружены руины Акрополя, святилище (жертвенник) Артемиды – 6 в. до н.э., могила Леонидаса (5 в. до н.э.), храм Афины и театр. Театр был выстроен из белого мрамора и относится к эпохе римского владычества (2 в. до н.э.). В центре города расположен археологический музей. Вообще-то, город выглядит очень по-современному. Со скрипом и скрежетом добралась до веломагазина, объяснила продавцу на англо-греческом свои проблемы, но тот ответил, что они с помощником заняты ремонтом и регулировкой новых байков и сейчас у них совсем нет времени заняться моим. Тогда я сказала, что делаю все, обычно, сама, только мне нужна смазка. О, нет проблем, кирия (госпожа). Смазкой он меня обеспечил. Сняла заднее колесо, удалила сломанную спицу, раскрутила, обтерла и смазала все компоненты задней втулки. От удивления и восхищения моими действиями продавец много лестных слов сказал в мой адрес, презентовал малое кольцо с подшипниками (в старом они почти все вылетели), предоставил всякие моющие средства, чтобы я отмыла руки, угостил на дорожку колой.

Выезжаю из Спарты по трассе №39 на Триполи. Думала, что здесь рельеф такой же, как предыдущий отрезок пути: сначала длинный подъем, потом протяженный спуск. Но тут – утомительная синусоида вверх-вниз. Одна отрада: по пути много раз лопала черешню, вишню, инжир, апельсины. За 5-7 км до Триполи справа от трассы – очередная археологическая зона. Там руины античного города Тегеа. Триполи - столица области Аркадия. Считается, что жители этой области были первыми поселенцами Пелопоннеса. После нашествия римлян (146 г. до н.э.) Аркадия впала в забвение. В 1205 г. ее заняли франки, позже – турки. В 1828 г. Аркадия была освобождена. В городе сохранились старая византийская церковь, монастырь с фресками критской школы. Из Триполи держу направление на Аргос. Опять утомительные тягуны и, наконец, в сторону моря долгий пологий спуск, на котором не надо было и тормозить. Сразу за селением Мили – поворот на античную Лерну. По легенде, в этом месте Геракл убил гидру. Остатки древнего города расположены всего в 300-х м от дороги. Посмотрела развалины стен, фрагменты фундаментов зданий. Затем дорога мимо абрикосовых садов привела меня в область Арголида и вскоре появился город Аргос, в центре которого имеется огороженная археологическая зона с раскопанными фундаментами древнего поселения. Над Аргосом, на северо-западе, высится на холме большая крепость Лариса. В этой средневековой цитадели сохранились отдельные фортификационные сооружения: стены, башни.

Из Аргоса продолжаю катить по широкой долине на север и через 15 км вижу указатель на всемирно известные Микены. Но сначала 3 км до деревни Микинес, а от нее еще 2 км в гору к раскопкам. Да, здесь есть, где полазать, есть, что посмотреть. Велосипед с рюкзаком, конечно, оставила в деревне у кафе, а сама с удовольствием взирала на творения рук человеческих. Последний период доисторической цивилизации в Греции, (14-11 вв. до н.э.) назывался микенским. Мифы повествуют о том, что город построил Персей, причем укрепления в нем были возведены киклопами (циклопами), из рода великанов. В микенскую эпоху Микены были царской резиденцией. В 14 в. здесь была резиденция царя Атрея, его сына Агамемнона, жены Агамемнона Клитемнестры и их детей – Ореста и Электры. Микены были почти полностью уничтожены Аргосом в 468 г. до н.э. и ко 2 в. н.э. город был покинут. Первые раскопки на месте древних Микен были начаты в 1874-1876 гг. Генрихом Шлиманом, открывшим легендарную Трою. И до сих пор раскопки приносят сенсационные находки. Были обнаружены укрепления, крепостные стены и дворец, шахтные гробницы, или толосы; захоронения за пределами городских стен. В могилах имелись сокровища: предметы из золота, серебра и бронзы, в том числе ювелирные изделия, чаши, мечи, кольца и другие объекты. Общий вес найденного здесь золота – более 14 кг. Предполагается, что основная куполообразная гробница была могилой покорителя Трои Агамемнона.

Посмотрев античные Микены, кручу педали в сторону Коринфа. Почти нет селений, только разрозненные домишки и сады (абрикосовые, оливковые). Опять пересеченная местность. Уже больше десяти дней я путешествую по Греции и ни разу не видела велотуристов. Вспомнилось, как несколько лет назад, когда я хотела получить греческую визу (после посещения Трои в Турции), старый консул Мариупольском отделении консульства заявил мне, что по Греции на велосипедах не ездят. Я тогда ответила, что на велосипедах по всей Европе ездят, даже по всем континентам, но это не подействовало на него и визу я тогда не получила. После, рассказывая об этом случае, я описывала этого дряхлеющего старикашку, который не то что на велик никогда не садился, даже и пешком-то не в состоянии передвигаться. И вот теперь подумалось, что, наверно, прав был старик: по Греции на велосипедах не ездят, во всяком случае, нормальные туристы. С такими мыслями начинаю 30-километровый постепенный спуск к Коринфу. Скоро и море завиднелось. Слева – древний Коринф (Акрокоринфос), справа – современный. Выезжаю на городскую дорогу Nea Ethniki Patron и по ней вкатываю на узкий мостик через Коринфский канал. Мост словно повис между северной и южной стенами уникального канала, который был построен между 1881 и 1893 гг. Имеется выделенная пешеходная дорожка, поэтому народ толпится над пропастью, фотографирует красивые яхты, идущие глубоко внизу. Длина канала составляет 6 км, ширина 24 м. Стены канала естественного происхождения, главным образом из известняка, высота стен достигает 17 м – дух захватывает!

По мосту через канал покидаю Пелопоннес. Этот эпический полуостров – родина легендарного Геракла, Олимпийских игр, сурового спартанского характера и завоевателя Трои Агамемнона. Въезжаю на другой греческий полуостров – Аттика. Теперь мой путь лежит в столицу Греции – Афины. Дорога, по которой можно ехать на велосипеде, идет вдоль моря (точнее, залива Сароникос) и следует всем изгибам побережья. Идет непрерывная череда маленьких курортных городков, а между ними отдельные виллы, коттеджи. На окраине городка Кинета за отелем Sun у самой кромки моря обнаружила чудное местечко для отдыха и купания. Над галечным пляжем были кусты и земляные площадки, на одной из которых я и встала на бивак. Несколько отдыхающих расположились на ночлег прямо на пляже, поэтому, чувствуя полную безопасность, я решила устроить здесь дневку. Палатку не ставила, а разложила на земле и устроила цивильное лежбище. На следующий день была суббота, подъехали на авто местные с окрестных гор покупаться, позагорать. Море здесь чистое и теплое, а народу немного. Славная у меня получилась дневка и в воскресенье утром, пока трасса не очень загружена, я устремилась вперед, бросив прощальный взгляд на уютное местечко.

Проезжая Элефсис, видела на холме руины какой-то крепости или замка. Тут мне повстречался первый велотурист, груженый приличным рюкзаком. Это был грек из Афин, который на уикенд решил прокатиться до Коринфа. Да, скромный у него маршрутик. Дальше наша дорога сливается с автобаном и приходится двигаться с большой осторожностью по самому краю. Меж тем, погода неожиданно изменилась: черные тучи стали пожирать солнце, где-то впереди уже грохотало и блистало. Я едва успела поставить палатку у монастыря Дафни, как ливануло. Первый дождь в Греции, я и отвыкла как-то от сырости и холода. Утро – сухое и солнечное. Облазила территорию монастыря, который пока недействующий, т.к. находится на капитальной реставрации, весь в лесах. В античные времена здесь был храм Аполлона и священная лавровая роща. Отсюда и название монастыря: “дафни” по-гречески значит лавр. Храм Аполлона был разрушен готами в 395 г. Когда византийские императоры запретили языческую религию, на месте древнего святилища была воздвигнута церковь. В 1100 г. на месте первой церкви была возведена новая, имевшая восьмиугольную форму, и вплоть до 19 в. монастырский ансамбль претерпел целый ряд архитектурных преобразований. Своей широкой известностью монастырь обязан уникальным мозаикам, украшавшим стены, купол, помещение алтаря. На мозаиках были представлены семьдесят шесть сцен из жизни Христа и Девы Марии, а также образы святых и пророков. Мозаики признаны шедеврами золотого века византийского искусства. В главном соборе везде идет зачистка, очистка и прочие работы. В одном месте вижу старые фрески, в другом – прекрасная мозаика. Вокруг собора отрыты фундаменты очень старых строений. Сейчас уже почти готовы два монашеских корпуса.

Сразу за монастырем Дафни начинается въезд в Афины - один из древнейших городов мира, столица Греции и родина демократии; город, который носит имя древнегреческой богини мудрости Афины. Уже с трассы вижу широкую панораму старого города, в центре которого холм с Акрополем. Спускаюсь до упора, а потом начинаю плавный подъем по пешеходной дорожке, опоясывающей холм полукругом. Да, еще у основания зашла в церковь св. Троицы: много икон, люстры, подсвечники сверкают. На самой высокой точке скалистого холма находится венец Акрополя – Парфенон, самый большой храм Греции. Не буду здесь подробно описывать все античные здания Акрополя и его округи, а отсылаю читателя к подробным путеводителям по Афинам. Воистину, прекрасная архитектура оставляет прекрасные развалины. Я же, побродив по памятникам Акрополя и другим древностям, выбираюсь из Афин с непрерывным подъемом по дороге на Салоники. Афины я посетила на 50-й день моего путешествия и пока сделано на велосипеде 3440 км.

В селении Айос-Стефанос повернула направо и опять вверх-вверх, теперь уже по дороге на Марафон (Marathonos, по-гречески произносится Маратонос). Путь до Марафона идет по холмам, но вот и спуск к озеру, а за ним подъем в селение. Справа располагается олимпийский стадион, на котором обычно дается старт бегунам на марафонскую дистанцию. В самом маленьком селении есть музей марафонского бега с именами победителей в этом виде спорта. Согласно сочинению древнего историка Геродота, в 490 г. до н.э. персидский флот царя Дария высадил на берег Марафона армию в 22 тыс. человек, против которой греки располагали войском в 11 тыс. человек. Несмотря на перевес сил противника, греки одержали победу. По легенде, весть о победе была доставлена в Афины воином Фидиппидом, который пробежал весь путь от поля сражения до афинской Агоры (политический и торговый центр города), где упал без чувств и тут же умер, успев произнести только: “Мы победили”. В честь Фидиппида проводятся марафонские состязания по бегу, ему посвящен один из ритуалов открытия Олимпийских игр. В 1896 г. перед Ι Олимпиадой современности оценили фактическую длину дистанции от поля битвы в Марафоне до Афин в 34,5 км и марафонский бег проходил по этой дистанции. На первых Олимпийских играх она была равной 40 км, потом 40,2 км и окончательно длина в 42,195 км была установлена в 1921 г. как официальная длина марафонского забега. В нескольких км от центра города в сторону моря находится Могильный холм - захоронение 192 афинских воинов, погибших в битве. Рядом стоит обелиск и имеется музей Марафона, рассказывающий о марафонском сражении.

После Марафона с хребта на хребет (горно-туристский кошмар продолжается) выскочила на трассу №3 и мимо облачного Парнаса через города Левадия, Ламия и Фарсала я добралась до города Лариса. Да, перед Ламией в широкой зеленой долине очень известное историческое место: Термопилы (“Тёплые ворота”, у нас иногда произносят Фермопилы) - место славной битвы 300 спартанцев во главе с Леонидасом против персов. Фарсала знаменита тем, что в ее окрестностях в 48 г. до н.э. состоялась битва между Юлием Цезарем и Гнеем Помпеем Великим, которая решила исход борьбы за единоличную власть над Римом, ознаменовала конец римской республики и начало империи. Войска Цезаря сломили оборону противника, подступили к лагерю Помпея, который бежал сначала в город Ларису, а затем морем в Египет, где вскоре был предательски убит. Пейзаж до Ларисы весьма разнообразный: то зеленые холмы, то выжженные солнцем склоны, то виднеются отвесные скальные участки. И вот я в Ларисе. Осуществила свою давнюю мечту увидеть одноименный город. По-гречески его название пишется Λάρισα (с ударением на первом слоге), а надписи на латинице почему-то с двумя “s” – Larissa. Лариса - столица округа Фессалия. Город показался очень современным и симпатичным, без особой старины, хотя он один из древнейших городов и уже в 6 в. до н.э. являлся ведущим городом древних эллинов. По преданию, здесь прожил последние годы своей жизни и скончался основоположник медицинской науки Гиппократ.

Из Ларисы выбираюсь по национальному шоссе №1, которое поначалу не автобан, но вдруг появился синий трафарет и я перебралась на боковую второстепенную дорогу. И очень вовремя, т.к. пошли абрикосовые сады, а автобаны совсем невкусные трассы – то ли дело обычные дороги! Однако, пару раз долина сужалась до таких размеров, что все дороги сливались в одну и автобан функционировал, как нормальная трасса. Мимо грозного Олимпа въехала в Македонию - самую большую область Греции. Появляется городок Литохорон, от которого самый удобный путь для восхождения на Олимп. Туда ведет узкая асфальтированная дорога сквозь еловые леса и множество серпантинов. На высоте 1100 м дорога заканчивается маленькой автостоянкой, откуда путь к вершине преодолевается пешком. Гора Олимп (2917 м) - священная гора, где восседали боги Древней Греции. В 1937 г. гора Олимп и близлежащая территория объявлены Национальным заповедником.

От города Катерини педалирую по спокойной дороге, параллельной шумному автобану. У селения Неа-Малгара неожиданно повстречала хорошо экипированного велотуриста. Он от удивления, что встретил родную душу, стал непрерывно что-то лопотать по-французски. А т.к. я во Франции еще не была, то французский не учила. Пришлось мне с ним изъясняться по-итальянски, потому что он, кроме своего французского, ничем больше не владел. Благо, итальянский схож немного с французским. Так мы и беседовали: он по-французски, я по-итальянски. Зовут этого француза Ив Риш. Он, как и я, соло-мега-велопутешественник. Сейчас проехал Швейцарию, Австрию, Венгрию, Румынию и Болгарию, а после Греции переправится в Италию, откуда вернется во Францию. Я спросила, как, без знания хотя бы английского и немецкого, он общался с местным населением. Увы, никак не общался. А когда я поспрашивала его, что видел, где побывал, то и тут все по нулям. В общем, кроме серой ленты асфальта, товарищ, по сути, ничего и не видел. Что ж, и такие “туристы” бывают. Только у меня в этом случае мысль свербит: «И какого черта подобных несет в другие страны? Асфальт, наверняка, найдется вокруг родного города, причем, проехать по нему будет во много раз дешевле». Ладно, написала я этому французику на бумажке несколько слов и фраз по-гречески в латинской транскрипции, рассказала некоторые особенности предстоящего ему маршрута и мы сердечно попрощались.

Последним крупным греческим городом на моем пути были Салоники. Для непосвященных, по-гречески город называется Тэссалоники (латинскими буквами пишется Thessaloniki). Вот в который раз удивляюсь, откуда в русском языке появились названия иностранных городов, кто и когда, с какого бодуна их придумал. Достаточно вспомнить Вену, которая на самом деле Вин, или Рим, который Рома, а немецкие города можно бесконечно перечислять. Интересно, Лейпциг будут у нас когда-нибудь правильно называть Ляйпцихь? Ну, ладно, прикатила я в эти самые Салоники, второй по величине город Греции. В нем есть что посмотреть и от византийских, и от турецких времен. Описывать подробно уж мочи нет, а любопытные пусть почитают многочисленные путеводители; информации в интернете об этом городе много. Я же устремляюсь строго на север через городок Килкис к болгарской границе. Еду по зеленой долине меж полей, иногда пустых косогоров или лесистых склонов. Ближе к горам сначала слева, а потом справа – большие озера. Вот большой перекресток, от которого к границе ведет шоссе, проложенное по ущелью.

Последние 12 км по Греции, на КПП получаю штамп выезда и через 200-300 м – болгарский КПП. Стоп, мадам, говорят мне братья-болгары. А где у Вас болгарская виза? Наличие шенгенской мультивизы на них не действовало. И как я только не упрашивала болгарских погранцов, какие только доводы и варианты не приводила – безрезультатно. Тупо предлагали мне вернуться за визой в Салоники, а если там не застану консула, то аж в Афины. Сильно я осерчала на болгар, плюнула и вернулась на греческий КПП. Там меня встретили радостными возгласами: «Добро пожаловать, мадам! Шенгенская виза позволяет Вам еще 2 недели путешествовать по Греции». Господи, да надоела мне эта Греция, домой хочу. Так мечтала просквозить через Болгарию и из Варны паромом в Одессу закончить путешествие. А сейчас очень расстроенная возвращаюсь вниз по ущелью к тому перекрестку. Такой облом! И куда теперь ехать? Направо – Македония и кровожадная Албания, налево – Турция. Выбираю Турцию, тем более, что на карте Греции, с которой я путешествовала по стране, есть турецкий кусочек до Стамбула.

Направляюсь по трассе №12 мимо Серрес к городу Драма. Поедаю с удовольствием в одном фиговом саду уже спелый черный инжир. Вкуснятина! Драма порадовала меня множеством небольших скульптур и скульптурных композиций. Выполнены они в современной и оригинальной манере, но без модной нынче аляповатости. Не знаю, это произведения одного мастера или нескольких - все показались талантливыми. Видела их в скверах, парках, у остановок. Только когда выехала из города, опомнилась, что ничего не сфотографировала. Качу в сторону города Кавала протяженным спуском по долине. Появляются щиты, оповещающие еще об одной интереснейшей археологической зоне – Филиппи (Philippi, Philippes). Некогда процветающий город был назван в честь отца Александра Македонского – царя Филиппа II Македонского. В 49-50 гг. н.э. в этом городе проповедовал апостол Павел, который бывал здесь несколько раз. Ему был посвящен один из раннехристианских храмов. В настоящее время на месте древнего города - обширный археологический заповедник, располагающийся по обе стороны дороги. Слева – музей и разрозненные руины, а в конце находится большой амфитеатр, в котором дает спектакли местный театр и проходят театральные фестивали. Справа – раскопки целого жилого массива: там и фундаменты, и фрагменты зданий, храмов, колонн, арок и проч.

После курортной Кавалы из греческой обрасти Македония попадаю в Тракию (Thraki, у нас произносят иногда Фракия), самую восточную окраину Греции. Приятно подкрепляюсь персиками и очень много алычи. Из живописнейшего города Ксанти, над которым высятся византийская крепость и монастыри, напрямую, а не берегом, еду в Комотини с крепостями от дохристианских до византийских времен. Чем ближе к Турции, тем чаще встречаются мечети, минареты. Однако, на всех указателях к Стамбулу значится “Константинополь”, т.к. территория эта еще греческая. Спускаюсь опять к морю по трассе №2 в районе города Александруполис, а от него на север все по той же дороге мимо городка Ферес, с последним на моем пути византийским храмом, к греческо-турецкой границе.

Снова получаю выездной штамп на греческом КПП, перехожу на турецкую сторону, а там, на паспортном контроле, требуют визу. У меня аж сердце ёкнуло: в каких еще местах эту визу надо получить, неужели потребуют отправиться за ней в Салоники или даже в Афины. Но оказалось, что все просто. Как и 5 лет назад, когда я въезжала в Турцию из Аджарии, визу можно получить на границе: требуется только пройти в рядом стоящее здание и в окошке, заплатив уже 25 $ (а не 15, как в 2001 г.), вы получите приклеенную в паспорт визовую марку. И вот на 64-ый день моего путешествия я начинаю по шоссе №110 маршрут по Турции. Быстро стали вспоминаться слова и целые фразы на турецком, которые учила 5 лет тому. Весьма кстати, т.к. это способствует хорошему контакту с населением и проблем с ночлегом у меня нет. Перед городом Текирда (Tekirdağ) на подъеме топаю я, конечно, пешком и вдруг слышу сзади тяжелое дыхание. Оборачиваюсь – велотурист! Предлагаю ему слезть и пройти рядом, знакомимся. На мой вопрос, из какой страны – получаю ответ: Калифорния. А, ну правильно, по их американским понятиям: весь мир – это Америка, а свой штат – отдельная страна. Мелькнула мысль ответить ему, что я из Донбасса, да пожалела его мозги, а то еще свихнется, вспоминая скудные знания по географии. Так что сказала, что я с Украины. Очень мило мы поговорили с Томом, который показался мне даже своим, потому что тоже соло-мега-велопутешественник. Он из Штатов прилетел сначала в Каир, поездил по Египту немного, потом перелетел в Афины, а после почти по тому же маршруту, что и я, перебрался в Турцию. Теперь едет до Стамбула, затем на север в Болгарию, краешком по Румынии в Венгрию, а из Будапешта самолетом в Чикаго. На прощание мне пришлось опять проявить педагогические способности и написать ему на бумаге всякие полезные для общения с местным народом турецкие фразы латинскими буквами.

После Текирда шоссе вьется вдоль берега Мраморного моря, то приближаясь к нему, то удаляясь на некоторое расстояние. Но дорога не плоская, а всхолмленная. Так до самого Стамбула и докатила. Здесь устремляюсь сразу к Зейтин-порту, откуда отправлялась в 2001-ом г. Вижу несколько судов, из которых 4 идут в Украину. Только на одном, уходящем в Скадовск, оказалось свободное место. Из Стамбула выходила на корабле “Сармат”, который покинул свой порт приписки Батуми, чтобы его не реквизировали грузинские власти. Так что шли хотя и под грузинским флагом, но с украинской командой. Загнали нас в дыру Скадовск, лежащий к западу от п/о Крым, откуда автобусом 100 км добиралась до Херсона, потом поездом до Донецка и, наконец, поездом до Алчевска. Домой я вернулась 25 июля. Итак, за 72 дня путешествия проехала на велосипеде 4720 км. Мои затраты на поход, включая оплату всех расходов в гривнах и долларах, переведенную в евро, составили 471 €. Разнообразных впечатлений осталось очень много, но, главное, было безопасно и часто мне встречались добрые люди на всем пути.

Материалы любезно предоставлены Л.А.Русаковой. 


Количество показов: 7651
Автор:  Русакова Л.А.
Рейтинг:  3.59
ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Возврат к списку


Цитировать Имя
Deporte, 07.05.2012 18:06:00
Спасибо очень полезные и интересные отчёты :D
Перейти к обсуждению на форуме >>