Войти на сайт
График работы:
пн-пт: 10:00-20:00
сб-вс: 10:00-18:00

ЭЦ ТУРБАЗА

Украина, 40001, г. Сумы
ул. Герасима Кондратьева, 6  

+38 050 913-36-63

Зимние Карпаты - 2016: Свидовец

Зимние Карпаты - 2016: Свидовец



Виктор Левитский

КАРПАТЫ-2016
Дневник лыжного похода в районе Свидовецкого хребта Карпат (07-14.02.2016)

Обработка и адаптация текста к интернету – Анатолий Смолянинов






Участники похода:
 
Сухарев Сергей (Степанович) - руководитель
Иванов Николай (Юрьевич)
Левитский Виктор
Турко Владимир
Листопад Николай (НикНик)
Майборода Алексей
Люсин Станислав


Карта-схема маршрута


Разрабатывая план маршрута, мы собирались в лыжный поход в район Пилипца. Дело в том, что в районе горнолыжного курорта Пилипец в последнее время получила большое развитие инфраструктура, способствующая притоку туристов. В этом районе можно, забронировав  номер  в "Гранд Отель" на сайте 
http://grandhotelpylypets.com/ru/gornolyzhnye-trassy и поселившись в нём, удобно воспользоваться логистикой и в течение дня кататься на горных лыжах или идти переходом по заснеженным вершинам хребтов. Нас устраивали вполне бюджетные расценки на поселение. Решающим фактором изменения нашего маршрута путешествия стала возможность посетить наших общих друзей на Западной Украине, которые регионально проживали в деервне, которая находилась по ходу маршрута в районе Свидовец. на том и порешили.


06.02.2016


Подъем был в 3:15, причем без будильника. Пробравшись на кухню и прикрыв дверь в зал и спальню, я поставил варить 8 штук картошек для нашей группы и чай. Хорошо, что вчера все сложил в рюкзак и продуктовую сумку. Осталось положить сваренную картошку и термос 2,5 литра, советских времен, который я всегда беру в дорогу. Часть готовой картошки почистил и завернул в плотную бумагу, готовясь к завтраку, на который мы спланировали остановиться где-то под Киевом. В чай положил последний кусочек "верблюжьего хвоста", оставшегося с лыжного похода по Восточному Саяну 2013 года, ложку заварки и 5 ложек сахара.

В 5-00 прозвучал звонок от Сухарева, что они уже выезжают с Алексеем - его зятем, чтобы собрать по городу участников команды. Алексей – водитель нашего микроавтобуса, хороший и надёжный участник походов, не говоря уже о его качествах виночерпия. Я ответил, что уже выхожу из дома, и буду ждать на своей остановке автотранспорта. Через 5-8 минут мы встретились и покатили на улицу Троицкую, где нас уже ждал Стас, но без печки, которою он в суматохе сборов забыл дома. Пришлось заехать к нему домой, чтобы забрать «пропажу». После этого поехали в Анновку к Иванову, где забрали остальных участников: Иванова, Листопада и Турко. Теперь вся команда из 7 человек в сборе и можно двигать в сторону Карпат.

Проезжая возле Киева позвонили Сергею Усенко, участнику многих наших лыжных походов, который на этот раз остался дома. Предварительно договорились о походах на весну и лето.



07.02.2016

В час ночи мы прибыли в город Рахов, и обосновались в одной из гостиниц. Теперь – отдых. Перекусив и приняв душ, мы уставшие заснули. Встал как дома - рано и быстро. Позавтракав и собрав рюкзаки, я с Сергеем Степановичем отправились в КСС (контрольно-спасательная служба), чтобы зарегистрироваться и поставить в маршрутной книжке печать о выходе на маршрут. У нас заявлен лыжный поход 2-й категории сложности по хребту Свидовец в Закарпатье. 

Переговоры с работниками КСС вел Степанович. Несмотря на воскресенье, они были на рабочем месте и без лишних слов поставили в маршрутке печать, тем самым благословив нас на «подвиги». Также появился дополнительный повод отметить это при ближайшем застолье. Если, конечно, завхоз не подведёт. За завтраком Юрьевич (Иванов) обещал на обед сварить борщ. И потому ждем приятных предложений.

В гостеприимных стенах отеля, с проживанием 100грн за сутки, нам все же было тягостно – хотелось в горы. А каким способом туда попасть: пешком или на лыжах - это уже не так важно. Всем более приятна затея изрядно попотеть, ибо за этим мы и приехали в Карпаты.

Домашняя дорожная еда была изобильная. Теперь вот думаем, как вкусные её остатки утащить в горы: выбросить-то жалко. А здесь и пироги, и пицца, и печёнка, не говоря уже о вареной картошке. Наутро, собравшись, мы покинули уютную гостиницу, и вышли во двор, куда наша машина доставила оставшееся снаряжение. С трудом перегрузили его в легковушку гида отеля, а сами пешком дошли вдоль р. Черная Тиса до нужного распадка, где начинается наш маршрут. Теперь вверх, в горы. Взвалив на плечи тяжеленные рюкзаки, и взяв в руки лыжи мы, где по камням, где по воде, снегу или льду медленно потащились вверх к вершине хребта. По плану на обед должен быть борщ. Но время для него еще не пришло, и мы, стиснув зубы, молча, продолжаем медленно брести, ведомые Сухаревым. Вскоре выяснилось, что те, кто шел впереди, отклонились вправо, и им пришлось возвращаться. По пути движения группы на очередной остановке мне навстречу вышел Стас, и забрав рюкзак, сказав при этом: «Что вы туда напихали». Но, думаю, он не тяжёлее, чем у остальных. 

После передышки группа снова медленно пошла вверх. Появился снег и чем выше, тем больше. На небольшом сухом пятачке я снял рюкзак, чтобы передохнуть, и обнаружил пропажу накидки на рюкзак, которую сшил дома за 2 дня перед походом. Вернулся поискать, но пропажи не нашёл. Досадно, первая потеря, и к тому же нужная в походе вещь. 

Вскоре вышли на дорогу и на повороте решили остановиться на обед. Разогрели на жаровне домашние сало, колбасу и вареную картошку с кровянкой. В котелке заварили чай. Задобрили духов каплей спирта, не забыв и о себе, ведь это наша первая трапеза в походе. Ну а с борщом на обед не сложилось: отложили его приготовление на вечер. Тем не менее, обед был вкусным и обильным.








Светило солнышко, было безветренно и тепло. Вид окружающей природы был прекрасен: вверху снег и местами лес, внизу овраги с несмелыми ручейками.
После отдыха продолжили путь по дороге. Пройдя километра два, на левом повороте дороги увидели под склоном наддув снега на небольшой окруженной лесом поляне. Идеальное место для палатки. Выровняв и утрамбовав с помощью лыж и ног площадку под палатку, занялись заготовкой дров. Сделать это было не просто: сухостоя не нашлось, а берёза была мокрая и гнилая. Пришлось пилить на дрова нижние сухие ветки толстых буков.

Костер гореть не хотел, и мы долго и упорно его раздували. Но здесь опять неудача: нечаянно залили костер водой из котла. Обалдеть! Я, чтобы не смотреть на это безобразие ушел в палатку и занялся разжиганием печки, что было тоже непросто. Но с помощью поролона, как это делал один мой товарищ на рыбалке, всё получилось быстро. Повесили в палатке фонарь и участники начали заносить свои вещи: коврики, спальники и нужные продукты.






Ужин был в палатке. Ели долгожданный борщ, с большим трудом сваренный на костре уже в темноте. Степанович сунул мне в руки мой песенник, подарок россиян в лыжном походе 2013 года. Значит парни хотят послушать песни. Это дело я люблю. Отложив миску с недоеденным борщом, я, выбирая более подходящие песни, пел минут 20-30. Заглядывая в песенник, Стас пытался мне подпевать. Дойдя до слов о дыме сигарет в тайге, Степанович со Стасом сказали, что пора перекурить и вышли наружу. Я остановился, сказав, что устал и что мне за хорошее исполнение полагается конфетка к чай. Но завхоз Иванов пропустил это мимо ушей: он тоже был уставший. Позже я узнал, что у него просто их не было, как и у остальных тоже. Конфеты были только у меня: очень вкусные клубничные карамельки.

«Причащение» мне уже не шло, и я полез отдыхать в свой спальник. А троица «сильнейших» продолжила некоторое время заседать под дружное сопение уснувших бойцов. Может быть, завтра уже станем на лыжи. 



08.02.2016

После долгой ночи наконец-то рассвело. Выключил палаточный свет, надел ботинки, бахилы и вышел наружу. О прошедшей ночи могу сказать, что она была наполовину теплая, а на половину холодная так, как заготовленных дров до утра не хватило. За мной вышел Стас. Немного размявшись после сна, я распалил костер (благо в кострище еще остались горящие искры) и повесил котелок с оставшимся борщом на разогрев. Воду для чая Алексей принёс из находящегося недалеко родника. Всё быстро нагрелось и закипело, а народ тем временем быстро забрал из палатки свои вещи, чтобы приготовить ее к укладке. Пока я упаковывал свой рюкзак, подарок дочки из Дании, ребята уже съели борщ и мне остались остатки. На мое возмущение Степанович ответил: если не хочешь не ешь, всё равно выбросим. Но я возразил и подставил свою миску раздатчику. Благо на дне ещё осталась печёнка и немного похлебки. Впредь рюкзак буду собирать быстрее, чтобы не загнуться без харчей. Как говорит пословица «Последнему достаются кости». Чаю тоже оказалось мало, всего по одной кружке. А хотелось ещё.

Собрали вещи, рюкзаки и основная группа ушла вперёд, оставив пакет с домашними пирожками, который забрал Степанович, да мешочек с овощами, доставшийся в нагрузку мне. Подумав, картошку и морковку мы выбросили, а лук я забрал в карман. Все ушли далеко вперёд, и мы поплелись по их следу, волоча лыжи на бечеве. Подойдя к отдыхающей группе, я вручил три луковицы завхозу Юрьевичу, сказав при этом, чтобы все слышали, - «Надо вечером разобраться среди участников, кто оставил свои овощи на стоянке, и виновника лишить спиртовой пайки». 





  



Дорога повернула резко вправо, а нам надо идти влево по засыпанной толстым слоем снега тропе. Кто-то шел пешком, а я и Володя Турко стали на лыжи и отлично заскользили вниз по склону. Но радость скольжения была недолгой. Пройдя еще около километра, Степанович изменил направление движения резко вправо и вверх. Пришлось спешиться, привязать к поясу верёвку от связанных лыж и идти след в след на подъём. Вышли на гребень. По нему шла засыпанная снегом тропа. Степанович показал мне, просматриваемые с этого места, снежные купола карпатских полонин и распадки между ними. И все они огибали лесную котловину, которую и мы должны обойти. Вид гор был прекрасен. Ну, дай бог нам сил осилить этот путь!

Далее с хребта мы спустились вниз и снова вышли на дорогу. Тут подоспело время обеда. Остановились, разожгли костер, который снова долго не хотел разгораться. Я подремонтировал разорвавшуюся бахилу, и предварительно одевшись, уселся за свою «зимопись». Пусть это звучит непривычно, но более точно в этих условиях трудно выразится. 







Погода и окружающий ландшафт вокруг прекрасны. Но еда все еще не готова, хотя дежурный неустанно машет над костром лавинной лопатой. Наконец-то обед дозрел. Ура! Это была гречневая каша с обилием мяса.

После обеда пошли пешком вверх к виднеющейся впереди ретрансляционной вышке. Не дойдя до нее, свернули по склону влево в сторону редких карпатских елей. Склон начал выполаживаться перед седловиной между двумя возвышенностями. Не дойдя до неё метров 100, мы на готовой площадке - снежном наддуве решили ставить палатку. К нашему счастью рядом, как подарок духов, стояли несколько сушин карпатской смерички. Закипела бивуачная работа. Выровняли идеально площадку под палатку, утрамбовав ее ногами. Свалили два сухостоя и стали требовать медовухи. Инициативу развести костер я взял на себя, и только с 3-го раза это удалось. Не пришлось даже махать лавинной лопатой. Вскоре Алексей приступил к приготовлению медовухи, а я тем временем успел зашить прохудившуюся капроновую сумку для продуктов. 









Медовуха была очень сладкой. Я ее разбавил комочками снега и талой водой из котелка - стало лучше. Палатка уже надёжно стояла укрытая тентом, внутри расстелены коврики и горела печка. Было тепло и уютно. Выбрав место для спальника поближе к печке, и оставив край для Стаса, у которого хорошая защита для спальника от влаги и снега, я расположился для ночлега. Палаточный фонарик после вчерашней ночи работал слабо, так что после ужина писать дневник у меня не получилось.

Улеглись спать без песен и печки. Степанович сказал, что топить не будем: и так тепло. Все согласились и быстро улеглись. Ночью пошел дождь с мокрым снегом, и по краям палатки потекла вода: где на коврики, а где на спальники. А снаружи мокли оставленные рюкзаки. 



09.02.2016

Больше всего от осадков досталось печке и сложенным за ней дровам. Перед рассветом Степанович проснулся и начал разводить огонь. На печке он приготовил чай, а я поставил на разогрев котелок с остатками супа. В него добавил оставшиеся гречневую кашу, жареную картошку, воды и заправил всё это большой банкой тушёнки. Получилось неплохо, самое главное – пища горячая и с зеленым луком. После завтрака и чаепития вышел с палатки. Время было 8-40. Погода сегодня скверная: туман, ветер с каплями дождя. Поэтому пока будем отсиживаться в палатке и ждать улучшения видимости.

В палатке большинство отдыхали лёжа на коврике, подложив под голову свёрнутый спальник. Как солдаты перед атакой. А я писал дневник. Время тянулось тягостно и медленно. На обед Володя на печке приготовил молочную рисовую кашу и компот из сухофруктов. Всем понравилось. Но вот прозвучала команда: собираемся и идем дальше! 




Вышли в сплошной туман. Видимость 10 метров, но дождя не было. Видно только очертание предыдущего участника. Пройдя мимо большого креста и полазив то вверх, то вниз по крутым склонам, дошли до первых больших елей и начали искать место под палатку на надувах снега. Хорошего места не нашлось, везде сильно дуло. Но, несмотря на это поставили палатку на наддуве, выровняв место и укрепив его еловыми ветками. Я с Юрьевичем пошёл искать чего-нибудь сухого. Нашли упавшую вершину сухой ели. Откопав её от снега, отпилили четыре небольших обрезка. И за то спасибо лесным духам. А ниже нашли сухие ветки бука. В общем счёте дров на ночёвку набрали: напилили, нарубили и занесли в палатку. Степанович разжег печку, и остальные участники вползли в палатку. Здесь тихо, тепло и уютно. К тому же из-под палатки приятно пахнет смолянистым запахом от еловых веток. Когда дежурный Володя Турко подал в палатку котелок с гречневой кашей, заправленной домашней тушенкой начался общий праздник - День рождения Сергея Степановича. Поздравления, тосты, речи звучали далеко за полночь. Я проснулся на рассвете и обнаружил, что сплю вне своего лежащего рядом спальника. Оказывается, что я в него просто не попал. Ночью снова не топили, и так было не холодно. 







10.02.2016

Именинник встал раньше всех и, наколов в палатке щепок, разжёг печку. Добавив во вчерашнюю кашку кипятка, и чего-то ещё съестного, начали завтрак. Тосты зазвучали с новой силой и темпераментом друзей, привыкших отмечать дни рождения в походах. Так поступают настоящие мужчины. На завершение завтрака было подано какао с сыром и печеньем. Устав от еды, народ снова улёгся отдохнуть. Юрьевич рассказывал интересные походные истории, зачастую вызывавшие общий смех. Тепло от печки и общая атмосфера к этому располагали.

Далее – короткие сборы и снова в путь. Мы опять пошли по тропе, продолжая волочить лыжи за собой. Рядом - вышка ретранслятора. Блин, как она нам надоела. Повернули налево и по склону ушли через седловину на другую гору. Как только начали подъём, пошёл обильный мокрый снег. Пришлось остановиться и надеть плащ от дождя, взятый у Григория Назаренко, руководителя Сумского клуба путешественников, членом которого я являюсь. Я, как ремонтник, всегда шел последним. И вот проходя лавиноопасный склон, я увидел, что впереди идущий участник идет без лыж. Это был Стас. Я закричал ему несколько раз. Наконец-то он обернулся, и я его громко спросил: «А где твои лыжи?» Он оторопело посмотрел вокруг себя и лыж не увидел. Я ему прокричал «Они на тропе – вернись и забери их». А лыжи могли незаметно спокойно уйти вниз и привет. Но бог и духи добрых людей всегда берегут и охраняют от опасностей, и на этот раз пронесло.

Дальше команда вышла на очередную седловину и пошла опять в гору. Боже, как это тяжело, тем более, что рюкзаки от влаги становятся всё тяжелее и тяжелее. Преодолев гору, пошли вниз. Алексей, Володя и Степанович стали на лыжи, наконец-то на 4-й день похода, а остальные, проваливаясь в снег выше колен, добрели до виднеющихся внизу домиков. Это был приют «Перелесок». Нас облаяла большая мохнатая собака. Сняв лыжи, вошли в дом. Нас встретил молодой парень Николай и разрешил расположиться на ночлег. В доме имеются две большие комнаты с двумя ярусами длинных полок. Нас никто не ждал, и, конечно же, они были холодные. Нам видимо предстоит прохладная ночёвка, поскольку стоимость дров на 1-го человека у Николая составляет ни много ни мало 100гривен в сутки. Неслабые цены! А все были мокрые. Только я спасся одетым плащом да НикНик - удобной накидкой.

Хотелось есть, ведь днём мы ничего не ели: не до того было. Я порезал сало, достал сухари. Задобрили духов и причастились, чтобы немного согреться. Не забыли и Николая, который начал растапливать печь. Теперь всё будет прекрасно. Мы все перешли во вторую половину, где должно быть теплее. Так и оказалось. Окна растаяли, и температура начала повышаться. Блин, опять не получится холодной ночёвки, а честно говоря, хотелось бы. Зря, что ли я пуховку в рюкзаке таскаю? А в прошлом году в это же время и в этом же районе, погода была морозная и пуховка пригодилась. 



По приходу к приюту Володя Турко распрощался с нами и ушёл в эту непогоду в ближайший посёлок, до которого было около 6 километров. Ему срочно понадобилось свалить домой. Ведь дома молодая жена, и чего только не сделаешь ради любимой женщины. Теперь нас осталось шестеро.

Стали сушиться. На печь и растянутую возле неё верёвку накидали много мокрых вещей. На свободном месте в комнате развесили для просушки мокрую палатку и тент. Стас, которого я назвал «служителем культа», накинул на себя одеяло и так, напоминая священника, расхаживал по комнате. Но для накопления тепла этого оказалось недостаточно. Он поменял одеяло на тёплый бушлат Николая. Чуть позже, когда помещение нагрелось, он всё это снял, но остался в своих тонких носках и прыгал на холодном полу как козёл. Наконец после этих гастролей Стас залез в спальник и постепенно согрелся. При холодной ночёвке иногда бывают подобные ситуации, и участники к ним должны быть морально готовы.

На ужин приготовили на нашей газовой горелке вермишель с рыбными консервами. Между прочим, получилось довольно вкусно. Долгий вечер коротали задушевной беседой за столом. Когда запасы спиртного кончились, сторож Николай принёс попробовать закарпатское вино. НикНик и Алексей к этому времени уже отдыхали на нижней полке у печки, а остальные как в той песне про «Пять ребят..» при свете, поданном по звонку в поселок, еще долго гомонили за дружеским столом, завершая день рождения Сухарева. За окнами всё также валил мокрый снег, а нам благодаря Степановичу было хорошо и уютно. Святой Николай и духи гор милостивы к путешественникам. Среди общего выложенного барахла я никак не мог найти свой песенник, а момент для песен был самый подходящий.

Незаметно стемнело. Я тоже залез отдыхать на верхнюю полку у печки, но долго не мог заснуть. А четверо самых стойких ещё долго сидели и негромко переговаривались о всякой всячине. Ночь была долгая и звёздная. Надеюсь, что с утра будет хорошая погода. 





11.02. 2016

За окном обильный снегопад. Что-то духи нас не жалуют: наверное, ещё спят или их снегом засыпало, что нужно откапывать. Я встал раньше всех, попил со сторожем кофе, а затем пошел чистить снег во дворе. После работы зашел в нашу комнату, где ребята уже проснулись и тоже пили кофе. Поведал им о сегодняшней погоде, а потом решил, что нужно побриться. Ведь сегодня у нас днёвка и отдых после предыдущих дней пути. После бритья захотелось праздника. Тут Юрьевич достал из своего рюкзака «н.з.» спиртного, и предложил всем поправить здоровье. А у меня и повод для этого процесса вроде бы имеется, ведь сегодня у моего свата Виктора юбилей – 60-летие.

На завтрак на газовой горелке поставили варить суп, Степанович и Юрьевич хорошо одевшись, пошли на гору позвонить домой (связь возле домика нестабильная). Это у них получилось. Ну а мой телефон разрядился, и связь с домашними прервалась. Так, что сват на этот раз остался без поздравлений, а досадно.

За ночь все вещи в комнате просохли. Мои меховые рукавицы на печке от жары так ссохлись, что рука не входила. А ботинки свои я вовремя убрал, а то и с ними была бы та же история. Позавтракав приготовленным Стасом и НикНиком грибным супчиком, приступили к чаепитию. Спиртное кончилась и совершенно непьющий Листопад сказал такие слова: «Пусть по Карпатам передали штормовое предупреждение и за окном пурга, но за водкой в посёлок сходить надо!». Все дружно рассмеялись, ведь до села, как я уже говорил, было 6 километров по лесу и заснеженной дороге. Плюс сегодня пурга с видимостью не более 50 метров. Такая прогулка – удел смелых!

Снегопад не унимался. Вскоре Степанович быстро оделся, спросил ребят: кто хочет с ним прогуляться до посёлка, и, не услышав согласия, взял просохший рюкзак и двинулся в путь. Его пошел провести до горы Алексей. Надежные ребята. Стало тихо и немного тревожно. Два наши Николая улеглись снова отдыхать, Стас что-то искал среди своих вещей, а я, примостившись у почти занесенного снегом окна, пишу свой дневник. Только так, с максимальной пользой, можно заполнить это тягостное ожидание.




После писанины пошёл к сторожу приюта, и говорю: «Хозяин, давай работу, не могу сидеть без дела». Он как раз собирался на улицу, и я попросил достать мне лопату: буду чистить двор от снега. Надел свой красный капроновый костюм, пошитый собственноручно для лыжных походов, под низ пуховую безрукавку, бахилы, запасные рукавицы и вышел за дверь. Дуло сильно. А в голове у меня крутится неизменный вопрос - как там сейчас Степанович? 



Почистили с Николаем снег у крыльца, обмели залепленные снегом окна, откопали лыжи Иванова, которые потом я занёс в дом для оттаивания. Предложил сторожу чистить дальше до сарая и собачьей будки, но он сказал, что сделаем это позже, когда утихнет пурга. И то верно. Положив на остывающую печь увлажнившуюся одежду, я залез на свою полку отдохнуть. Но заснуть не удалось, и, повалявшись около часа, слез вниз. Остальные четверо спали. Пошатавшись по комнатам, стал перебирать свои вещи, и в одном из пакетов обнаружил свою пуховку, сильно стянутую стропой для уменьшения объёма. Ура! А я-то думал, что забыл ее в гостинице. Оценив свои одежки, решил, что на холодную ночёвку мне этого хватит. Благо на градуснике за окном уже -3 градуса. Это здорово: значит скоро встанем на лыжи. Лишь бы пурга закончилась, и не капало.

За завтраком выяснился один интересный факт. Сторож Николай сказал, что от Рахова до приюта один день пути, а нам потребовалось аж четыре дня. Вот это ходоки-полярники, все рекорды побили. А когда-то, вспомнил Иванов, за три недели проходили до 600 километров по сибирским Путоранам. Да, были люди в наше время, не то, что нынешнее племя – писал когда-то поэт.

После ухода Сухарева прошло более 3-х часов. Провожавший его Алексей сказал, что Степанович появится не раньше 16-00, и тут я начал наезжать на всех оставшихся, что нужно идти встречать его и тропить лыжню. Алексей объяснил мне, что это делать бесполезно, так как лыжню заметает за какие-то 10-15 минут. Пришлось согласиться - доводы существенные. Надо ждать, а ждать это тяжелее всего, почитайте книги о полярниках, и Вы убедитесь в этом. Я одетый, в бахилах и с рюкзаком за спиной, в который положил ремнабор и верёвки, сидел напряжённо на лавке. Сидел на ней и Юрьевич, не зная, что дальше предпринять. За окном, накатывая снежными волнами, пурга полностью закрывала находящийся всего в 50-и метрах лес.

Потихоньку начало смеркатьсяи, то ли от пурги, то ли от времени. Иванов быстро оделся и мы втроем с Алексеем вышли на улицу. Мело очень сильно. Я надел лыжи, а остальные шли пешком. Преодолевая наметённые сугробы и наледи, где просматривались наши вчерашние следы, мы вышли на ближайшую возвышенность. Отсюда, как сказал Алексей, Степанович пошел через лес по заснеженной дороге, ведущей в посёлок. Но он мог возвращаться и по верхней дороге через открытую вершину.

Покричав довольно много в пустоту, я выдохся, да и звук относило ветром в другую сторону. Ребята сказали, что надо уходить обратно, а то можем и сами потеряться. Я настаивал, что надо подождать здесь, ведь в доме находиться невозможно, тягостно. Но пришлось вернуться. Вечерело. Юрьевич с Алексеем попросили сторожа пойти с ними снова навстречу, и взяв собаку на длинный поводок, они ушли в снегопад. Опять пошли тягостные минуты. И вот через 30-40 минут дверь открылась, и в теплую комнату вошли Иванов с рюкзаком Степановича, Алексей и сам очень уставший Сухарев. Я сказал: «Слава Богу – Степанович с нами. Он вышел победителем в этом трудном переходе с ценным грузом от магазина до приюта «Перелесок» в свирепую метель».

Присев на лавку, и отдышавшись, Степанович ответил на все наши вопросы. В посёлок он дошёл за 1 час, а обратная дорога заняла почти 4-е плюс с полчаса на покупки и контакт с аборигенами. Итого ушло почти 6 часов. Он так и рассчитывал, и потому шел спокойно, без волнения или какого-то страха. На Степановича это похоже - ведь он бывалый «полярный волк». Недаром я ему кличку придумал в былые годы - «Серый». На обратном пути при подъёме он услышал, что залаяла собака, и подумал: а откуда она здесь? Ведь посёлок он давно прошёл. А уже затем увидел почти в темноте фигуры идущих людей и собаку. Это была наша «спасательная команда».

Еще днём Стас приготовил кулеш, и мы начали ужин. Степанович сказал, что есть ему не хочется и медленно извлёк из рюкзака большой батон мягкого порезанного хлеба, печенье в шоколаде и то зачем он ходил - 8 бутылок «огненной воды». Это вызвало бурные овации присутствующих. Дальше командир сказал следующее: «Ну, две мы употребим сегодня, а остальные оставим на оставшиеся 3 дня похода. Такая вот простая арифметика и походная раскладка. Ребята долго засиделись за ужином, а я, попив чая с шоколадным печеньем, залез спать на вторую полку у остывшей печки.

12.02.2016

Проснувшись утром раньше всех, я обнаружил откупоренными и опорожненными аж 5 стоящих в ряд у стены бутылок. Значит праздник удался! "Пургование", сиречь вынужденный простой из-за непогоды - дело тонкое.

Подъём и сборы были медленными. Разбавив кулеш кипячёной водой и подогрев его, позавтракали. Завхоз, сделал ревизию продуктам, отделил нужные для похода, а излишки я отнёс сторожу. В придачу к продуктам была и пачка сигарет. Я думаю, он остался доволен этим небольшим подарком.

Собрав рюкзаки, вышли наружу. Погода стояла отличная: 3 градуса мороза, солнечно и почти безветренно. Но белые облака все же гуляли над нами. Попрощавшись со сторожем приюта и надев наконец-то на 6-й день похода лыжи, покатились вниз по открытому склону. После суточного снегопада встречные деревья были обильно облеплены снегом и выглядели очень красиво и необычно. «Как невесты», - подумалось мне. 

По склонам и вершинам заснеженных полонин мы пошли дальше в северном направлении, постепенно удаляясь от порядком надоевшей вышки связи. Дойдя до лавиноопасного сброса, сняли лыжи и след в след спустились до леса, а дальше вдоль его кромки вышли на более пологую поляну, где выбрали место для палатки и костра. Елового сухостоя поблизости не было, но мы с Юрьевичем нашли отличный буковый сухостой, и, напилив норму, подняли всё к устанавливаемой палатке. Алексей под палатку приволок нарубленного елового лапника. Уже и палатка была установлена, и дрова нарублены, только вот с ужином получилась задержка. Я решил взять на себы инициативу, и от одной спички и полтаблетки сухого спирта развёл огонь, подкладывая в костёр только сухие без снега дрова. Теперь дело за дежурным. На ужин НикНик приготовил пшеничную кашу с тушёнкой и котелок кипятка для чая. Воду топили из снега. 











 









После выполненных обязанностей кострового, поднял голову и увидел высоко тёмную тучу. Она удивила меня своим видом. Сказал рядом стоящему Иванову: «Какая тёмная туча», на что он ответил: «Так это же та гора, по которой мы ходили»... 

Тем временем котелки с костра подали в палатку, и мы приступили к ужину. Для сна я выбрал себе укромное место с краю, подложив под коврик плащ и полиэтиленовый мешок от спальника. Рядом осталось место для Степановича, который видимо, решил дежурить у печки первым. Все уже лежали в спальниках, и только он, усевшись на мешке дров, подбрасывал их в печку и изрядно кунял. Я обнаружил что снег под горячей печкой подтаял, и она опасно наклонилась, грозя завалиться. Пришлось встать и выровнять печь, подложив полено под лавинную лопату на которой она была закреплена. Подойдя к Степановичу, я настойчиво сказал, что я хочу подежурить первым и просушить свои вещи: бахилы, носки. Наконец-то он согласился и, покурив за палаткой, улёгся спать. Я успел спросить его, надо ли топить печь, и кого будить следующего, на что он ответил чётко - не надо. Значит – все под контролем!

Просушив свои бахилы, и загрузив печку дровами, я вскоре тоже улёгся спать. Застегивая спальник, обнаружил, что вверху на полметра разошлась змейка. Что делать? В темноте её не отремонтировать. Пришлось локтем прижать обе разошедшиеся стороны спальника и так держать, чтобы холод не проникал внутрь. Так и коротал всю ночь, то засыпая, то ворочаясь в попытках согреться.

13.02.2016

Сухарев встал раньше всех и разжёг печку. Я попросил подогреть вчерашний чай, чтобы немного согреться. От дежурного Стаса получил выговор за невымытый после вчерашней каши котелок. На эти упреки я ему ответил, что он ведь сам вчера сказал, что в неё будет добавлять что-то съестное. Поэтому котелок и не был помыт. Потом на меня наехал и Степанович, спросив, почему я не разжёг костёр и не поставил вариться молочную кашу. Я возразил, что не было чёткого указания и не выдан сухой спирт для разжигания. Его ответ мне был следующим: «Виктор Васильевич, ложись на место и отдыхай. Я кашу сам сварю». Ну ничего, я не обиделся. Нервы у меня в порядке - это мне врач психиатр сказал. Возможно, кто-то не с той ноги встал, как говорят в народе, или мы к концу похода немножко надоели друг другу. Такое часто бывает . 

До завтрака Юрьевич помог мне поправить змейку на спальнике, а тут уже Степанович принёс рисовую молочную кашку с изюмом. Кулинар-волшебник и только. Я бы такую вкуснятину не сварил. Алексей разложил по мискам порции, а остаток Стас выложил в пластмассовую банку на обед. Попив чайку, быстро стали собираться к выходу.

Через полчаса лагерь свернули и надев рюкзаки пошли снова вверх по нашей вчерашней тропе. Поднявшись до начала вчерашнего крутого сброса, прошли по кромке леса до распадка и преодолели наддув кто как мог. Стас съехал на пятой точке, волоча за собой рюкзак и лыжи. Как говорится: «Рождённый ползать - …». Переступив ручеек, снова пошли на короткий крутой подъём. Поднялись по-разному: Степанович, надев лыжи, поднимался лесенкой по наледи, а остальные - опираясь на палки и волоча лыжи за собой. Выйдя на более пологий склон, и в 100 метрах от нас увидели занесенные снегом старые загоны для скота. Наконец-то на 7-й день похода мы второй раз надели лыжи, и заскользили вниз. Какое счастье! Вначале скольжение было хорошим, затем неожиданно начался подлип, и испортил всю картину. Не скользили даже пластиковые лыжи, не говоря уже о деревянных, на которых шёл Стас. Для разнообразия расскажу интересную историю этих лыж. Лет 25 назад, будучи в Закарпатье на зимнем лечении я на лыжной базе в Ясинях купил их у инструктора всего лишь за 2 миллиона купоно-карбованцев. Правда, лыжи были разные по цвету: красная и синяя, но это даже интереснее, чем одинаковые. И вот они снова дома, потому и не едут, а хотят, чтобы их носили. Думаю, Стас в следующем году их уже не возьмёт, а купит себе пластиковые.












Мы выбрались на заснеженную лесную дорогу, долго шли, переступая залепленными лыжами, как вдруг снова пошло скольжение. Удивительно, в чём здесь причина? Я так этого и не понял, и никто мне не смог этого объяснить. Дальше пошёл спуск, и я заскользил с поворотами вниз. На нижней площадке у маленьких деревьев я остановился, оглянулся и обнаружил, что за мной никто не едет. Оказывается, незаметно я всех обогнал и был первым. Минут через 10 ко мне подъехал Алексей и, пожав руку, поздравил с отличным спуском. Вот, тебе и старый конь, который, как говорит народная пословица, борозды не испортит.

Вскоре на лыжне показались и остальные участники. Собрались, обменялись впечатлениями от пройденного спуска. Дальше пришлось снимать лыжи, так как снег был со старой коркой и проваливался иногда до колена. Вышли на развилку дороги и остановились, чтобы сходить на разведку. Роль разведчика выполнил Степанович, без рюкзака ушедший на поиски дальнейшего пути. Окружающий пейзаж мне очень понравился. Слева, справа и чуть ниже пейзаж украшают высокие ели, оставшиеся на краях вырубки. Внизу просматривается дорога и река, а ещё дальше какие-то строения. Это уже конец нашего маршрута. 

Когда Степанович вернулся, я сказал: «Ребята, давайте останемся здесь, на дороге. Здесь отличный пейзаж, дрова недалеко имеются, да и снег под нами есть». Алексей громко засмеялся и подначил: «Так магазина, Васильевич, нет!» Все дружно рассмеялись. Довод был существенный, хотя я им возразил, что у меня такой головной боли нет. Но против большинства не попрёшь. Пришлось идти вниз. Вскоре вышли на дорогу вдоль небольшой речушки. Увидели 2-х лесорубов у тягача и машины. Попросились, чтобы нас подвезли, ведь уже вечерело, но мужики ответили, что нет бензина. Делать нечего. Сняв бахилы, мы пошли по дороге, волоча за собой лыжи. Шли почти час, и наконец вышли к посёлку Билын и реке Черная Тиса. Зимой она мелкая, а весной, при таянии снега полноводна и порожиста.







Связав лыжи, мы подошли к остановке транспорта и стали ловить попутку. Ждать пришлось долго, и только минут через 40 к остановке наконец-то подъехала легковая машина. Услышав, что она едет в Рахов, Алексей быстро взял из рюкзака документы, ключи от нашей машины и деньги, сел в неё и уехал. 

Погода испортилась. Вот уже час идет дождь средней интенсивности. Наверное, наш походный «босс» Степанович правильно рассчитал, что пора уходить с маршрута. Алексей вернулся на нашем микроавтобусе минут через 20 , и мы быстро загрузив лыжи и рюкзаки, тронулись. Ура, дело идет к финишу! Уже вскоре подъехали к знакомой гостинице и под дождём занесли рюкзаки в коридор. Оформив проживание и поднявшись на 2-й этаж, заняли уже знакомые номера, где отдыхали перед походом. Прекрасно! Теперь отдых, а на завтра - чествование очередного нашего именинника - Николая Иванова. Инициативу быстрого перекуса, ведь мы не ели целый день, взял на себя Юрьевич. А Стас и Степанович в это время успели сходить в душ. 

Заморили, как говорят червячка, и занялись подготовкой обстоятельного ужина. Стас на газовой горелке готовил рассольник, это его хобби. После перекуса уставший Степанович завалился спать, а я сходил в душ и чувствовал себя почти нормальным человеком. К рассольнику понадобились специи, и мы громко начали выяснять, где они могут быть? Возможно, потерялись, хотя я уходил последним с места стоянки и ничего оставленного не видел. И тут, заснувший уже Степанович поднялся и принёс пропавший пакет со специями. Обалдеть! Оказывается, он спит так чутко, как спят на границе пограничники. Рассольник с гороховой приправой и колбаской оказался на удивление вкусным. Попив напоследок чаю, улеглись спать. Юрьевич предупредил, что через 4 часа он должен родиться. Посему, спим чутко и ждём «роды».

14.02.2016

Еще темной ночью все проснулись и по очереди стали поздравлять именинника. Заседали недолго: хотелось доспать остаток ночи. Улеглись, и, заснув я даже посмотрел какой-то сон про животных.

За окном рассвело. Степанович поднялся первым, нагрел чайник и с ним ушёл в другую комнату к Юрьевичу. Я тоже поднялся, оделся и начал собирать в рюкзак просохшие вещи. Всё влезло кроме пилы и коврика, которые я пристёгиваю снаружи.

Пошли завтракать. Первый тост подняли за здравие Юрьевича, а на втором я напомнил, что сегодня еще и День Святого Валентина, и нужно вспомнить о своих близких. После завтрака появился работник гостиницы, который подвозил нас к месту старта, и, улыбаясь, сделал мне комплимент, похвалив за то, что при моем возрасте участвую в таком непростом походе. Сказал также о штормовом предупреждении, оглашенном по Закарпатской области, в период, когда мы были на маршруте. Эта встреча и насыщенный эмоциями разговор был приятен всем. Степанович приготовил большой термос чая в дорогу, после сего мы забрали облегчённые рюкзаки и спустились во двор, где стоял наш готовый к обратной дороге микроавтобус. Уложили лыжи, рюкзаки, уселись по местам и отчалили. 




Сначала ехали вдоль Черной Тисы. На перевале на границе Закарпатской и Ивано-Франковской областей остановились у большого рынка. Я фотографировал, а Стас купил  себе колпак для бани, чтобы и память была, и польза. По дороге два раза останавливались на перекус, благо запасы остались. Ели холодный густой суп с фасолью, горохом и огурцами, к тому же одной ложкой. Пили горячий чай и крепкий компот - кому чего душа желала. Остальное время много разговаривали, спорили и вспоминали былые походы. А еще мысленно готовились к возвращению в повседневную жизнь.








Задремав от езды и усталости, я проснулся уже в Сумах. Наконец-то мы дома. Завезли домой Юрьевича с НикНиком, затем меня. На часах было 2-32 - глубокая ночь. Мы четко вписались в график похода. Вот что значит многолетний походный опыт и руководителя и участников. Будем и впредь дружить и вместе ходить в походы: дальние и ближние. Старая пословица говорит: «Не имей сто рублей, а имей сто друзей». Мои годы и жизненный опыт этот тезис полностью подтверждают. А жизнь должна быть интересной и насыщенной только хорошими делами. Как там писал Николай Островский про бесцельно прожитые годы?… Так будем жить и мечтать! И побольше путешествовать…


Фото: Левитский Виктор и Майборода Алексей



Количество показов: 748
Автор:  Анатолий Смолянинов
ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Возврат к списку