Войти на сайт
График работы:
пн-пт: 10:00-20:00
сб-вс: 10:00-18:00

ЭЦ ТУРБАЗА

Украина, 40001, г. Сумы
ул. Герасима Кондратьева, 6  

+38 050 913-36-63

КАРПАТЫ-2017: Последние плотогоны Черемоша

КАРПАТЫ-2017: Последние плотогоны Черемоша

КАРПАТЫ-2017 
Последние плотогоны Черемоша


Участники:

Левитский Виктор
Литовченко Александр (Балаган)
Сухарев Сергей
Смолянинов Анатолий
Кныш Владимир
Люсин Станислав



Идею тряхнуть стариной и как в добрые 80-е совершить сплав по Черемошу на плоту давно лелеял Левитский, и подгадал это дело как раз к своему 70-летию. Такой себе юбилейный поход. Агитация и запись в команду начались еще в прошлом году. В число «активистов» записался и я: захотелось снова поупражняться в плотовой технике после почти 30-летнего перерыва, когда в 1988-м мы сплавились по Ка-Хему - истоку Енисея.


Виктор Васильевич Левитский – признанный всеми водник-инструктор, который прошел не один инструкторский сбор еще при Союзе, где как раз и специализировались на технике сплава на плотах. Участвовал он неоднократно и в водных соревнованиях на Черемоше, еще во времена развития профсоюзного туризма.




Итого в команду попало 6 человек: все бывалые, хотя водников только половина. Поскольку отправление нашего поезда было под утро, в 3-45, сделали хитрый ход и напросились на вечер к Снегиреву. Он живет совсем рядом с вокзалом, и от него совсем просто дойти на посадку пешком. Компоненты плота предусмотрительно тоже перевезли в подвал поблизости, чтобы ночью легче было переправить все это немалое по весу имущество к месту отбытия. 
 
11 апреля

Съехались к Снегиреву к 22-00, перепаковали рюкзаки, а затем коротали время за столом, чередуя коньяк с чайком. Хороший парень Снегирев: очень терпелив и сдержан. Ведь на подобные посиделки друзья к нему напрашиваются частенько.

Перед самым выходом в городе наконец-то прошел долгожданный дождик. Дождь в дорогу – это к удаче!

Таскать вещи начали в 2-30 и перенесли все на вокзал за две ходки. К этому времени присоединился и последний участник – Володя Кныш. Итого к моменту выезда в команде пятеро: Левитский, Сухарев, Смолянинов, Литовченко и Кныш. Шестой и последний «смельчак» присоединится к нам уже в Карпатах, и сплавляться будет только два дня. Это Стас Люсин. Он едет от Киева до Верховины автобусом.

Немного о сборах. Как всегда они были нервными, и множество нерешенных вопросов пришлось просто позабыть на ближайшие 10 дней. Главная для меня проблема: как организовать самостоятельную жизнь остающейся одной 15-летней дочке. Тем более что пасхальные праздники для нее пройдут без отца. Решил на два праздничных дня отправить ее к сестре в Путивль, заблаговременно купив билеты на автобус. Надеюсь, что она проявит самостоятельность и эти дни пройдут без эксцессов.

Поезд пришел без опозданий, и мы быстро переместили нашу объемную поклажу с перрона в вагон. Не обошлось и без ворчания уже сонных пассажиров, разбуженных звоном нашего «железа». Но нас это мало трогает: у каждого свои проблемы.

12 апреля

Утро сегодня солнечное и радостное. Немного отоспались, отдохнули и готовимся к Киеву. Здесь у нас пересадка. Придется несколько часов прогуляться по городу, поджидая следующий поезд. Часть свободного времени употребим также на закупку недостающего провианта.

Вспомнилось: сегодня же День Космонавтики. Хотя в Незалежной этот праздник уже, наверное, не празднуется. По поводу праздника отчитался Сухарев: он, оказывается, учился в Томске на ракетостроительном факультете.

13-20. Киев, Центральный вокзал. Мучительное 5-часовое ожидание следующего поезда скоротали походом в супермаркет за недостающими продуктами, а остальное время продремали возле нашей довольно внушительной груды вещей. После оценки объема заготовленных продуктов делаю предположение, что с ними у нас перебор.

Дополнительно совершил прогулку вокруг Южного вокзала, чтобы посмотреть и поснимать киевские новостройки. 





В следующем поезде едем уже в двух вагонах, да еще и на боковых местах. Но, что поделаешь, пасхальные праздники уже совсем близко и пассажиропоток значительно усилился.

В 14-40 загрузились в поезд Киев – Рахов со всем своим мотлохом. В вагоне одни гуцулы-гастарбайтеры, едущие посетить родные Карпаты в пасхальные дни. При посадке в вагон Левитский с Кнышом маленько переволновались не найдя информации на какой же путь двигаться со всем нашим «железом».

Ну а далее все пошло по давно налаженному походному укладу: сошлись в одном купе для обильного застолья, потом недолгая беседа и на боковую. Завтра непростой день заброски к месту старта.

13 апреля

Позавтракали овсянкой со сгущенным молоком и стали собираться. Мы уже почти в самом сердце Карпат. В Ворохту поезд прибыл на рассвете, часов в 8-00. Выгрузились и переместились на находящуюся рядом автостанцию. В ожидании автобуса сделали полуторачасовую прогулку по только еще просыпающемуся поселку, а так же перепаковали наши рюкзаки, чтобы уменьшить количество ручной поклажи. Тут я обнаружил, что взял совсем мало теплых вещей (как всегда понадеялся на «авось»). Решил поискать что-нибудь в местном магазине сэконд-хэнда. Но не тут-то было. В предпраздничные дни все закрыто, да и магазинчик такой здесь всего один и совсем маленький.








Попутно у меня получилась небольшая архитектурная фотосессия. Сначала отснял какой-то греко-католический храм, а потом двинул к арочному мосту, под которым в 1995 году мы собирали катамараны для сплава по Пруту. Тут же возле моста обнаружил какое-то священное место: обломанная ветвь дерева на берегу Прута образовала своим сломом нечто напоминающее крылья ангела. В общем, все это верующие оценили как чудо, украсили соответствующим образом и почитают как религиозную святыню.









Покуда мы с Кнышом гуляли, подошел автобус на Верховину и наши парни, нервно укладывая в него снаряжение, запустили одного бойца на поиски отстающих. 

В общем, где-то около 10-00 мы уже двигались в сторону Яблоницкого перевала, осматривая знакомые по предыдущим походам места. 

Примерно в 11-00 выгрузились в Ильцах на развилке дорог, недалеко от берега Черемоша. До Верховины отсюда 5км; до Буркута – 33км. Сумма в 500-600грн за заброску в Буркут, которую предлагали водилы-частники, нам показалась завышенной. Значит, будем ждать рейсовый автобус. 

Из разговоров с местными узнали, что ближайший рейсовый автобус будет около 12-00. Хотя сегодня перед Пасхой в Верховине базарный день, и с посадкой могут быть проблемы. Пока поджидали транспорт, соорудили на лавочке «дастархан», Сухарев принес из магазина бутылочку и жизнь наладилась. А я еще успел сбегать на осмотр местной деревянной церкви, находящейся метрах в 700-х от развилки. Добавил несколько снимков в свою фотоколлекцию гуцульской архитектуры.









Вскоре подошел уже переполненный автобус. И, тем не менее, понимающий водитель маленько уплотнил пассажиров, что позволило и нам переместиться в салон со всем нашим скарбом.

Ехали вдоль Черемоша и с нарастающей тревогой посматривали на его берега. Воды в этом году совсем мало, и на каждом повороте видны многочисленные отмели. Так что еще не понятно, как будет себя вести на таком мелководье наш немалый по размерам и весу плот. 

Я планировал забрасываться до Шибеного, но учитывая состояние воды, решили вставать в с. Зеленом, километров на 10 раньше намеченного. Тут же нашли на берегу удобную стоянку, и за 30 минут наш лагерь уже зажил обычной походной жизнью. Тут же набежала местная любопытная ребятня, интересующаяся, чем это занимаются на берегу седые мужики. К вечеру пошел дождь, мелкий, но противный. Но и он не помешал дежурному на ужин приготовить отличный борщ. 

Ну а остальные, не участвующие в кухонных делах, под руководством Левитского занялись постройкой плота. К сумеркам у нас уже был готов каркас. Осталось дело за малым: надуть и привязать баллоны, сделать подгребицы и собрать греби.

Левитский окунулся в свою стихию: активно руководит процессом сборки нашего судна, заготовкой необходимого леса и т.п.

Ужинали уже в сумерках при свете фонаря. После ужина я решил прогуляться уже по темноте к местной церкви. Но сделать фото уже не получилось. Поэтому поутру нужно будет сходить на вторую попытку.

Перед сном установили на берегу контрольные вешки, чтобы утром понять, добавил ли дождь воды в Черемоше. Лишние 5-10см нам были бы как раз впору. А так придется волочиться по камням да по галечнику.

Ночь прошла хорошо. Было не холодно, а небольшой моросящий дождик дает надежду на хоть и небольшой, но подъем воду.








14 апреля

Проснулись довольно рано. Первым делом Сухарев приготовил утренний кофе. На его запашок народ из палаток потянулся ближе к тенту и столу. Пока утреннее солнце прогревало промокшие от дождя склоны и разгоняло поднимающийся от них туман, приготовили скромный завтрак: по пару-тройке ложек вчерашнего борща, а на второе – макароны с тушенкой. Добавили к кофе немного коньячку, и жизнь наладилась.

После завтрака отправился отснять здешнюю церковь и немного карпатских пейзажей при солнечном освещении. Ну а парни продолжили постройку плота. Постепенно его каркас стал приобретать классические формы плота с подгребицами «саянского типа». На настил пошло все, что попалось под руку, найденное на берегу. В конце концов, собрали греби из алюминиевых труб и натянули сетку настила. Дело осталось за малым: надуть и привязать баллоны. Вот тут и проявились проблемы. Все оболочки баллонов у Левитского старые, лежавшие в подвале еще с советских времен, и трещат буквально по швам. А взятые «напрокат» в заводском клубе внутренние баллоны, дома тоже толком не проверили, понадеялись на «авось». Вот и оказалось, что два баллона имеют какие-то дефекты в клапанах и сильно травят воздух. Чувствую, судьбы "Титаника" нам не избежать. 










Где-то около полудня Сухарев связался со Стасом Люсиным и сообщил, что тот прибудет автобусом где-то к 14-15 часам. За решением баллонных проблем пришло время обеда. К столу по-быстрому приготовили овсянку с тушенкой.

Поджидая Стаса, понемногу доделали плот, привязав 4 продольных баллона: по два на каждую сторону. Ставить баллоны классически поперек каркаса отказались: уж слишком мало воды и поэтому практически нет возможности для плотового маневра. А при продольных - хоть камни будем пропускать между баллонов. 

Утренние замеры уровня воды показали небольшой 2-3-сантиметровый подъем, но уже к обеду все вернулось к первичным отметкам. Чтобы реально поднялась вода, нужен мощный дождь в верховьях Черемоша или активное таяние все еще лежащих в горах снегов. Но пока ни того, ни другого не наблюдается. 

Стас приехал в Верховину только в 14-00, с опозданием на 1,5-2 часа. У него сломался автобус, и была внеплановая пересадка. Далее до нашей «базы» доехал на попутке за 100грн.

К 17-00 наш плот был в основном собран. Но на вечер выходить на воду нет никакого смысла. Посему решили остаться ночевать в Зеленом. Тем более, что погода к вечеру ухудшилась, снова пошел небольшой дождик и заметно похолодало. А днем даже пару раз срывалась снежная «крупа». Об общем похолодании утром свидетельствовали и покрытые за ночь свежим снежком ближайшие горные вершины. После 18-00 с гор подул прохладный ветерок, и пришлось утеплиться. А как будет завтра с водой - покажет время. Не хотелось бы раз за разом выскакивать в воду и снимать плот с камней и мелей. Хоть у нас все имеют гидрокостюмы, но бродить по ледяной воде – занятие не из приятных. 







Ближе к вечеру сделали с Сухаревым небольшую вылазку в горы. Поднялись на ближайшую к Зелёному полонину, посмотрели на панорамы долины Черемоша и отправились обратно в лагерь. На спуске собрали к чаю немного листьев земляники и брусники.

Дальше все проходило по устоявшейся традиции: вкусный рассольник от Стаса на ужин и долгий разговор у костра с песнями от Левитского в придачу. А Сухарев в темное как джедай экспериментировал со своим дальнобойным фонариком.

P.S. О неприятном. Один баллон на плоту сильно травит воздух, а уровень воды продолжает понемногу снижаться. Но все равно завтра будем спускать плот на воду, и сплавляться сколько возможно. Авось прорвемся. Тем более что послезавтра Пасха и нам нужно доплыть до нормальной стоянки.







15 апреля

Мы все еще в Зелёном и готовимся спуску на воду. Видимо днем будет весело. А пока, чтобы взбодриться, Сухарев задумчиво варит кофе на своей газовой горелке, Балаган примеряем свои гидроштаны, а Левитский с Кнышом пошли мудрить со сдувшимся за ночь баллоном. Авось, найдут какое-нибудь положительное решение. 

Около 12-00 вышли на воду. Как обычно первые 100 метров - это сплошные нервы и выяснение, кто на плоту старший. Левитский в присущей ему манере отдал бразды правления Балагану, а сам разлегся на горке вещей посреди плота. Идти очень трудно, и не столько из-за сложности, сколько от постоянной мелкоты. При такой воде наше немалое по размерам судно практически готовый кандидат для посадки на мель или на облом на камнях. Сразу же дали знать древность и ветхость баллонов, которые раз за разом отрывались при напоре на камни, а один раз плот хорошо припечатало к прибрежной скальной стенке. Ну а на мелях - как обычно проводка до более глубокой воды. В одной из таких проводок я сильно ушиб большой палец ноги, который потом все время болел и к вечеру стал иссиня-черным от гематомы.








Все еще находясь в зоне Зеленого, остановились для починки задней греби, которая от наших усилий совсем разболталась. Усиливали по старинке проволочными скрутками из материала, найденного тут же по берегам. Пока Балаган мудрил над гребью, подошла пожилая общительная гуцулка Василина. Предложила нам купить вышиванку, а заодно принесла по случаю предстоящей Пасхи чекушку самогонки и угощение: местное блюдо под названием «кнеш» или «кныш». Это такой картофельный пирог с начинкой из брынзы. А у нас в команде есть свой Кныш по имени Володя. На этой теме завязался разговор, дальше последовало повторное предложение относительно покупки вышиванки. Сдался один Левитский и выбрал подарок из Карпат для внучки. Сторговался совсем не дорого, всего за 200 грн. Заливал, что он пенсионер и к тому же у него все упаковано, а у парней в наличии только такая сумма имеется на непредвиденные расходы.


  



Подремонтировались и тронули дальше. Но пройти удалось всего каких то 200-300 метров. При правом повороте реки нас прижало к камням и частично оторвало один из баллонов. Потребовалась очередная починка. Для этого переправили плот на противоположную сторону на чалке. Сами перешли на правый берег и перенесли вещи по подвесному мосту. Тут для ремонта потребовалось побольше времени. Поэтому ремонт совместили с обедом. Пока народ шил порвавшиеся оболочки и проверял спустившие баллоны в поисках дырок, Сухарев на газу приготовил макароны с тушенкой и чай. Вынужденной остановке сопутствовала теплая и солнечная погода.  

А мимо нас тем временем один за одним проходили  на суперсовременных рафтах и байдарках экипажи молодых туристов-водников. Сравнение плавсредств тут, конечно же, не в нашу пользу.
















Кто-то высказал идею разобрать плот уже здесь и дальше не мучиться на таком мелководье. Но ярый борец за идею выживаемости судна Левитский приказал: «Вяжем баллоны, подкачиваемся и идем дальше!». Что и сделали вскоре. При этом я стал на переднюю гребь с Володей Кнышом, а позднее – с Сухаревым. Далее шли более уверенно, хотя и не без поломок. На одном из камней оборвалось одно из креплений баллона, и пришлось срочно причаливать для ремонта. Тут вышла перепалка с каким-то местным, по-моему, не очень адекватным молодым гуцулом, который в вейдерсах перебежал по мели Черемош и начал качать права. Дескать, это частная земля, и мы должны срочно покинуть этот берег. Наши поломки и необходимость ремонта для него не оказались достаточно веским аргументом. Уходите! - и все тут, - а то я сейчас 50 человек приведу. Интересно, где бы он их тут нашел в таком количестве.

Но чтобы не связываться с таким «дерьмом», как ему и было высказано в лицо, мы быстро привязали оторвавшийся баллон и отчалили искать более приветливое место. 

Отрезок до впадения р. Дземброня прошли просто отлично. Правда и сложных участков здесь было не так уж много. Просто надоедает низкая вода и полное отсутствие возможности для маневра. Возле устья Дземброни на Черемоше начинаются настоящие пороги и участок коммерческого рафтинга. Здесь работают несколько рафт-лагерей, где катаются и тренируются на фирмовых плавсредствах и с инструкторами. Особенно развит рафт-лагерь клуба «Белый слон» из Тернополя.

Учитывая, что уже вечер, начали лихорадочно искать место для ночевки. К тому же, причалив берегу, обнаружили крупный порыв одной из оболочек. В связи с постоянными порывами баллонов и другими проблемами с плотом пришлось принимать радикальное решение: разбираем плот и переходим в категорию пешеходников. Наш "Титаник" все-таки пошел ко дну.

Попытки найти место для лагеря возле берега успехом не увенчались. Все здесь уже частное и пускать внеплановых гостей, да еще перед Пасхой никто не  захотел. Единственное место для ночлега нашлось на высоком холме над слиянием Черемоша и Дземброни. Вообще-то здесь на ровной возвышенной площадке находится питомник лесничества. Но перед Пасхой в питомнике никого не оказалось, что нам на руку. Устроили лагерь с самого края территории с отличным видом на Черемош. Неудобство тут одно: далеко ходить вниз за водой. В остальном все отлично. Правда могут еще согнать с места хозяева, но пока нам бог помогает. 

Вещи и детали разобранного плота перенесли наверх уже в сумерках. Далее ставили лагерь, готовили ужин и много выпивали, то ли от тоски, что водная часть оказалась такой короткой, то ли с радости, что мучение с плотом уже закончилось. Как поступать дальше – решать будем уже завтра. Но сначала нужно отдать дань Пасхе Господней. Правда, мы к ней плохо приготовились: паску не купили, яйца – не покрасили. Все это мы собирались сделать в Верховине, да видно не судьба.







16 апреля

Сегодня Пасха. Около 9-00 зазвонил колокол, и к находящейся совсем рядом под холмом часовне стал стекаться разношерстый люд. Местные в вышиванках и полностью гуцульской одежде; туристы – больше одетые по-спортивному. Послушали немного службу и мы.

После завтрака туристская жизнь на Черемоше оживилась. На воде появилась масса хорошо экипированных экипажей, на которые мы смотрели с тоской, осознавая, что это уже прошло мимо нас.






Вроде бы пасхальный день должен быть радостным, а по факту получилось все как то серо и неинтересно. Да и занимались мы больше не праздничными делами, а постантистапельной работой. Доразобрали и упаковали «железо» от плота, высушили на временами появляющемся солнце мокрые баллоны, палубную сеть и веревки, сделали ревизию оставшихся продуктов. Работали в основном я, Левитский и Кныш. А оставшаяся троица, после утренней опохмелки подалась гулять вдоль Черемоша в поисках приключений. Ходили долго, и вернулись порядком на веселе. У них праздник явно состоялся.

К вечеру сформировали дальнейший план похода. Поскольку с водой у нас не получилось, пойдем прогуляться на пару дней в горы. Направление на с. Дземброня, а дальше - по маркированной тропе в сторону г. Пип Иван, сколько получится.

Чтобы облегчить выход Володя навел контакты с живущим рядом с часовней гуцулом, и договорился оставить у него ненужные нам в горах вещи. На ужин Левитский сделал шикарную жареную картошку. У нас избыток овощей, и нужно максимально облегчить наши рюкзаки.






17 апреля

Встали рано и тут же начали собираться. Пока переносили вещи вниз в «камеру хранения», проспавшийся Стас приготовил не завтрак вкуснейшую солянку. Он вообще на поварские дела мастак, по молодости учился на кулинара. Правда, психологическое состояние у него сегодня близко к ступору. Стас взял обратный билет на один день раньше нашего отъезда, и его поход в горы проблематичен. Вот он и мается в раздумьях: уезжать, или плюнуть на все и идти с нами в горы. Правда, он и рюкзака в поход не брал: думал, что будет водный поход и приехал с двумя гермоупаковками.

Позавтракав и снеся вниз оставшиеся вещи, привели лагерь в порядок, сложили плотовые составляющие под навесом на гуцульском подворье и стали прощаться. Стас все-таки решил уезжать. Билет у него на завтра, а его палатка остается у нас. Поэтому мы ему посоветовали договориться о ночевке с рафтерами из «Белого слона», а поутру еще и сплавиться на их плоту по ближайшим и самым мощным водным препятствиям в районе порога Гук. 

Ну а сами направились вдоль русла Дземброни в сторону одноименного села. Вдоль реки есть несколько мест, где размещаются команды некоммерческих водников. От устья Дземброни до села около 5 км, а само оно отдельными хозяйствами широко раскинулось на окрестных полонинах. При этом усадьба от усадьбы порой отстоит на 0,5-1,0км, размещаясь на удобных вершинах холмов. С первых построек видно, что в Дземброне оживился «зеленый туризм», отстраиваются и реконструируются под вкусы приезжих отдыхающих многие усадьбы и целые туристические комплексы. Появилась в центре села и новая деревянная церковь. В 2012 году, когда мы финишировали в Дземброне после лыжного похода по Черногорскому хребту, ее еще не было. И вот, по словам местного парня, в этом году будет ее открытие и освящение. 














От центра села начинается несложный, но тягучий подъем вверх к самым верхним находящимся на полонинах усадьбам и далее по лесной дороге к началу маркированной тропы, ведущей в сторону горы Пип Иван. 

Вел команду Сухарев, пару лет назад водивший по этому же маршруту лыжную команду. Где-то около 15-00 дошли до первых снежников и остановились на ночевку. Погода к вечеру ухудшилась: пошла снежная крупа. 

Стоянка находится в отличном месте на открытой седловине горного отрога. Здесь же стоит за металлической оградой памятный крест в честь явления в этом месте Божьей Матери. Это знаменательное событие, судя по табличке на кресте, произошло еще в середине прошлого столетия. 

Чтобы установить палатки под идущим снежком очистили две площадки на опушке среди густых еловых зарослей. Рядом нашли старое кострище от зимнего похода Сухарева. Ходы к палаткам очистили от сухих веток, чтобы не поцарапаться и не повредить глаза. Поставив палатки, решили пройтись налегке в сторону Пип Ивана. А Левитский остался в лагере куховарить.















К вечеру снежок закончился, но все равно была дымка и слабая видимость. От стоянки по маркированной тропе обошли вершинку и перед глазами открылась широкая долина истока р. Дземброни и покрытые снегом вершины Черногорского хребта. Панорамы здесь конечно монументальные и для фотографа – широкое поле деятельности. А на только что оттаявших полянах уже начали расцветать крокусы.

По снежникам и открытым лужайкам дошли с Сухаревым до полного снега, отсняли панорамы во все стороны. Но с тропы увидать Пип Иван со старой обсерваторией на вершине так и не удалось. К этому времени Литовченко с Кнышом уже решили повернуть назад. Около 19-00 повернули и мы со Степановичем. В лагерь возвратились уже в сумерках, до этого немного заблудившись, пойдя по другой тропе. Пришлось кричать своим в лагерь, чтобы сориентироваться, затем возвращаться к развилке и идти уже в правильном направлении.



  





Во время ужина под макароны от Левитского немного обсудили сегодняшние события, а затем уставшие разошлись по палаткам восстанавливать утраченные силы.
Спать было прохладно и не совсем удобно, ввиду того, что площадка оказалась с большим уклоном. Ну а ночью было где-то от 3 до 5 градусов мороза, так, что чай в котелке к утру замерз.

P.S. Володя Кныш решил завтра в одиночку идти на Пип Иван. Приготовил себе сухой паек и попросил времени до 15-00. А выходить решил часов в 6-00. 

18 апреля

Утро выдалось просто чудесное. Взошло солнышко при абсолютно чистом голубом небе и стало прогревать промерзшую за ночь землю. Володя собрался и в 7-00 ушел в горы. Не знаю, как там у него получится с восхождением на Пип Иван, ведь мы не готовились к прогулке по снегам, а он ушел туда в простых кроссовках. Поутру по замерзшему насту идти ему будет неплохо, но днем солнце может разрыхлить снега, и ему вряд ли придется вернуться с сухими ногами.





Мы же разогрели вчерашний чай, попробовали куплено вчера водки под бутерброды и решили еще раз сходить в горы. Но без далеко идущих планов. Главное посмотреть и поснимать горные пейзажи при солнечном освещении и хорошей видимости. Пошли на этот раз втроем: Сухарев, Левитский и я. А Балаган остался в лагере за дежурного. 

Перевалив в долину истока Дземброни, решили не идти по тропе, а поднялись по очистившемуся от снега склону правого борта в его верховье, чтобы оттуда получше рассмотреть панораму хребта. Дошли как раз до высоты, откуда открывается вершина Пип Ивана с бывшей польской обсерваторией «Белый слон».

На снежниках видели много следов разной живности: какой-то кошки типа рыси, оленьи и заячьи следы, порытый кабанами в поисках корешков грунт. По рассказам местных есть здесь и волки, и медведи.












Отсняв во все стороны карпатские дали, поели немного на склоне прошлогодней брусники и подались потихоньку обратно в лагерь. Здесь отдыхали, загорали, готовили обед и дожидались Кныша, который вернулся к 14-30 довольный, но с промокшими ногами. Дошел до самой вершины и обсерватории к 11-00, отметился у располагающихся в здании спасателей и побрел назад в лагерь.

К середине дня набежали тучи, солнечного тепла стало поменьше, и пришло время собираться вниз. Перед отходом Левитский накопал мне несколько луковиц крокусов, чтобы попробовать приживить их в Сумах. Для сохранения я их упаковал в заранее оставленные для такого случая полиэтиленовые бутылки. А еще хочу из Карпат привезти домой парочку елочек и смеричек, чтобы посадить их в сквере напротив, или во дворе нашего дома.

Связи МТС в лагере нет, и меня беспокоит отсутствие возможности пообщаться с дочкой. Как она там? Надеюсь, что не обижается на батю за временное отсутствие. Было, правда на пригорке одно местечко, где связь немножко прорвалась, но удалось только получить пару СМС-ок о пропущенных звонках.






Спуск начали в 15-00. Дался он намного проще, чем подъем, хотя наши ноги от утренней прогулки уже порядком подустали. По дороге нарыли с Левитским по несколько ростков смерички и карпатской ели. Авось не засохнут и приживутся на Сумщине.

На верхах села команда разделилась. Сухарев повел большинство по основной дороге к магазину, а я решил уйти немного в сторону и заглянуть в Василианский монастырь, виднеющийся на противоположной стороне спадающего с гор ручья. Дойти туда оказалось не так просто. Все здесь вокруг загорожено заборами, и не всегда можно понять, где проход. Помог местный парень, с которым я день назад разговорился возле новой церкви. Он вызвался проводить меня до кладки (мостка) через ручей. 

Пока шли, парень рассказал, что он потомок одного из 3-х здешних газд (хозяев), и что у него 36га земли, которая числилась за его предками еще с польских времен. После войны предков выселили в Сибирь, и только в 56 году они смогли вернуться на родные земли.

В советские времена в Дземброне жило много новоселов, и село получило новое название Берестечко. А решение вернуть селу старое название Дземброня (от польского «дзембр» - зубр) было принято только 3 года назад. Парень уверяет что зубры в давние времена во множестве водились в здешних местах.







Немного полазив по крутым склонам вдоль ручья, вышел на крутой серпантин, ведущий до монастыря. Я в нем уже был зимой 2012-го. За прошедшие годы монастырь немного расстроился: появилось ограждение, угловые башни, несколько хозпостроек. А перед входом на территорию в целом уже возведен деревянный 2-этажный домик для гостей или паломников. Заходить внутрь монастыря из-за дефицита времени я  не стал. Ограничился его фотофиксацией и осмотром еще одной интересной постройки – деревянного жилого дома, отличающегося замысловатыми ажурными деревянными конструкциями.










Возвращаясь от монастыря быстро пошел вниз до мостика через речушку и пересечения с главной сельской улицей. Здесь встретил идущих в сторону Черемоша Сухарева, Литовченко и Левитского. А Кныш к этому времени уже ушел вперед в своих затрудняющих движение сапогах ОЗК. А мокрые кроссовки он привязал для сушки к рюкзаку. 

По дороге к Черемошу подыскивали место для стоянки. Наконец, поставить лагерь решили возле недостроенного сооружения малой электростанции на р. Дземброне, строительство которой остановили местные жители. Стоянка оказалась в 300-400 метрах от места хранения наших вещей и остановки автобуса.





Пока я ходил докапывать свои смерички, Сухарев из остатков овощей и зелени соорудил сытное рагу, которое уже в сумерках пошло на «ура». После кормежки, уже в потемках и при свете фонаря Левитский дал свой прощальный концерт. В программе – как туристические, так и сексуально-озорные песенки из его старого рукописного песенника. Особенно тепло была встречена песня о реке Лене с таким вот финалом:

Скажешь реке: «Здорово! Готова ли к схватке ты?» 
Ответит река: «Готова! Вяжите свои плоты».

Эти слова тронули и меня и Саню Литовченко, не раз ходившего в 80-е с Левитским в плотовые походы по рекам Карпат и Сибири.

Наслушавшись песенной романтики, разошлись по палаткам спать. А вставать договорились в 5-30, чтобы успеть собраться, забрать оставленные вещи и сесть в утренний автобус на Коломыю.

Ночью было не холодно, хотя Левитский утром обнаружил лед в кружках с остатками чая. 










19 апреля

Сегодня день выезда. Встали по уговору в 5-30. Быстро собрали палатки, уложили рюкзаки, и, сварив крепкий кофе, вышли в направлении к Черемошу. Уже в 7-30 забрали и перепаковали вещи и снаряжение, ориентируясь на то, что в Коломые часть из них отправим в Сумы «Новой почтой».

Прибывший в 8-00 автобус оказался почти заполненным, и мы еле-еле в него втиснулись со всем нашим скарбом. До Верховины и чуть дальше ехали под прибаутки подвыпившего молодого гуцула, бывавшего на заработках в том числе и в Сумской области. В конце концов, где то в районе Косова он пропал из автобуса и больше не появлялся. А мы благополучно закончили свою 3,5-часовую поездку, заплатив за проезд по 100грн с человека, включая надбавку за багаж. Правда, устали порядком от толкотни и давки в салоне старого автобуса-ПАЗа. С таким как у нас объемным снаряжением ехать всегда довольно неудобно и хлопотно. 





В Коломые первым делом перебазировались на автобусе на железнодорожный вокзал. Здесь навели справки, где находится отделение «Новой почты» и сформировали пакеты для отправки снаряжения почтой. Но, в связи с тем, что почтовое отделение находится довольно далеко от вокзала, и суммарные переноски вещей к нему будут почти такими же, как и переноска их на вокзале в Киеве, решили, что идея использования почты в нашем случае не рациональна. Носить вещи на довольно приличное расстояние, и платить еще немалую сумму за их пересылку – это уж слишком! 

Только Сухарев, ушедший первым на разведку с частью снаряжения, умудрился все-таки отправить два мешка из наших походных вещей, заплатив за это 80грн. Остальные вещи будем перемещать обычным способом из поезда в поезд, а во время простоя на вокзале в Киеве организуем дежурство по 1,5-2 часа.




Остаток времени в Коломые я потратил на знакомство с историческим центром города и его достопримечательностями. Многое здесь понравилось и порадовало несвойственным для райцентра уровнем архитектуры и благоустройства. Побывал и возле знаменитого музея «Пысанка», перед которым на площади развернута экспозиция присланных из областей на конкурс пасхальных яиц. Все это приурочено к продолжающейся пасхальной неделе.

После 15-00 стали готовить вещи к погрузке в поезд Рахов-Киев. Поезд пришел без задержки в 16-05. Заняв свои места и разложив вещи, по традиции устроили вечернее застолье. К ужину у Володи обнаружилась ранее утаенная спиртная заначка, которая оказалась как раз кстати к закупленным в городе яствам. Потом было чаепитие, и уже после 19-00 закончив чайный церемониал народ начал расходиться по своим верхним полкам. Будем отдыхать и отсыпаться после трудностей и напряжения предыдущих дней. Завтра у нас будет долгая пауза в Киеве: примерно с 6-40 до 17-30. Часть свободного времени хочу потратить на встречу и общение с сестрой.




























20 апреля

Второй день дороги домой. Прибыли в 6-30 и до 10-00 тусовались в зале ожидания перехода между Центральным и Южным вокзалами в поисках местечка, где нет сквозняка, и где можно спрятаться от холодного воздуха. Уже второй день как на Украину пришла холодная погода, и согреться очень сложно. Сухарев с Балаганом по своим делам ушли в город сразу. Мы же с Левитским и Кнышом соорудили завтрак из оставшихся продуктов, после чего и я отчалил проведывать родственников.

С сестрой встретился у нее на работе. Это совсем рядом с Южным вокзалом. На общение и прогулкам по магазинам за подарками ушло часа 4. Остаток времени до посадки отсиживались на вещах в ожидании поезда на Сумы…








Дальше было все по устоявшейся порядку: перенос и погрузка вещей в вагон, застолье, небольшая дрёма и психологическая настройка на уже другую, совсем не туристическую жизнь. В конце поездки добавила позитива своими зажигательным песнями команда школьников из клуба авторской песни, едущая в Сумы на бардовский фестиваль. Мы тоже поддались общему веселому настроению и даже пытались им подпевать…




Хорошее завершение похода, если бы не одно «но». В Киеве у Сухарева дала сбой жизненная «программа», и он умудрился опоздать на поезд. Так, что возвратились мы в уже сокращенном составе.

Подводя итоги можно сделать вывод, что поход все-таки состоялся, невзирая на все его проблемные моменты. Главное, Карпаты оказались достаточно приветливыми и насыщенными неподдельными эмоциями, как на стадии сплава, так и при хождении в горы. А это дорогого стоит! 

Правда, старый потрепанный плот Левитскому все-таки придется отправить на утилизацию. А раз так, мы видимо и есть последние плотогоны Черемоша, ибо плот на реках Карпат уже стал анахронизмом. 

Хотя как знать! История идет по спирали...


"За покорение Черемоша"



фото и текст: Анатолий Смолянинов


Количество показов: 302
Автор:  Анатолий Смолянинов
Рейтинг:  2.93
ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Возврат к списку